Ваш Ореол

Ваш Ореол

14 сентября 2015 15.10Статьи

Хорошо, что хоть жив остался...

Конечно, они очень обрадовались, узнав о завещании московской тётушки, только вот реальность оказалась не такой уж счастливой.

Хорошо, что хоть жив остался...

Коллаж Юлии Сердюк

Осень нынче выдалась на редкость сухая и солнечная, и Лидия Тимофеевна собралась в Москву. Впрочем, нельзя сказать, что она вот так взяла и внезапно решила: еду! Чуть не полгода откладывала деньги из пенсии, чтоб хватило и на дорогу туда и обратно, и на подарок единственному родному человеку - сыну Саше.

Ах, Саша, Саша... Лидия Тимофеевна всё вздыхала горестно, глядя на его фотопортрет, висящий над комодом в комнате. Такой красивый удался мальчик - и такой невезучий. «Мальчику» уже тридцать пять, самой Лидии Тимофеевне хорошо под семьдесят - и остались они вдвоём на белом свете.

Николай Андреевич, отец Саши и в своё время не последний в Омске человек, умер семнадцать лет назад. Раньше ведь как - «горели» на работе, вот и Коля с утра до ночи, а иногда и до следующего утра пропадал на стройке. Там-то, в кабинете, среди папиросного чада и ругани, сердце у него прихватило. И уже не откачали. Сказали, что поздно… Да, Коля, бывало, вернётся домой по темноте, злой, охрипший, голодный, еле поужинает и - в кровать. Что с тобой, милый? Пробурчит что-то вроде «в боку колет». Вот тебе и «колет»... Похоронили с почётом, речи говорили, мужчины солидные при галстуках у гроба сокрушённо качали головами: эх, Николай Андреич, молодым ушёл, а дел ещё невпроворот, как без тебя-то теперь?

Пришёл час - и Лидия Тимофеевна с Сашей очнулись от своего горя: она снова стала перед работой тщательно красить губы и пудриться, а сын вывел во двор велосипед, к которому совсем было потерял интерес. Лидия Тимофеевна сидела в приёмной достаточно большого начальника, и ей, понятно, надо было выглядеть соответственно. Начальник был другом Николая Андреевича и вдову в беде не бросил. Повысил зарплату, потом бригада маляров-штукатуров, присланная неизвестно кем, сделала ремонт в их трёхкомнатной квартире в центре, а ещё шеф помог приобрести новую мебель, которая тогда была в страшном дефиците. Он справедливо думал, что все эти хозяйственные хлопоты отвлекут Лидию Тимофеевну от мрачных мыслей, и не ошибся. Уже без тоски входила она вечером домой, с радостью вдыхая не сразу выветрившиеся запахи краски и лака от свежего паркета, окликала Сашу, вручала ему тяжёлую сумку с продуктами из спецбуфета.

Кстати, начальник пообещал побыть и в роли отца, если Сашка, дескать, начнёт вытворять что-нибудь в своём переходном возрасте. Лидия Тимофеевна только рассмеялась: сынок-то к хулиганству ну никак не приспособлен, ему, тихому и вежливому, всё бы дома сидеть. Ещё к соседу-старику ходит - тот всю жизнь парусники делает, изумительно красивые модели. Саша однажды случайно увидел и захотел научиться. А дед что? Дед только рад.

Давненько всё это было. И дед уже на кладбище, и Саша из Омска уехал, а кораблики с тряпочными парусами на книжной полке стоят в ряд. Всё у сына складывалось как-то ладно. Школа, потом политехнический институт, пошёл инженерить на стройку - говорил: «Как папа». Женился. Танечка была хороша необыкновенно, работала маникюршей в престижной парикмахерской. Жили то у Лидии Тимофеевны, то у Танечкиных родителей - людей простых и буквально дрожащих перед всеми, кто чином выше. С Лидией Тимофеевной разговаривали, едва не заикаясь, чем сначала смешили, а потом стали раздражать. В общем, встречались редко и неохотно. Танечка же относилась к свекрови, наоборот, свысока - могла и надерзить в ответ на невинное замечание по поводу сваленной в раковину грязной посуды или беспорядка в комнате: «Не лезьте в чужую жизнь!». Саша в таких случаях бледнел и молчал, взгляд у него становился испуганным и беспомощным. Лидия Тимофеевна его понимала: ну как воевать с женщинами, брать чью-то сторону, если он любил их обеих?

Рожать Танечка не хотела - будто предчувствовала, что брак этот ненадолго. И не прошло и двух лет, как собрала вещички. Саша страдал и опять молчал, зато уж Танечка на прощание высказала всё и про этого «мямлю», и про его «мамашу-зануду». Ну, ушла и ушла! Куда, к кому, может, другой отыскался - об этом Лидия Тимофеевна и думать не хотела.

Саша, как когда-то его отец, стал буквально пропадать на своей стройке, где его, видимо, ценили. Во всяком случае - судя по премиям, которые он, все до копеечки, приносил матери. Он уже поговаривал о том, что хотел бы всерьёз заняться архитектурой, может быть, получить ещё одно образование, уже специальное, как на них свалилось московское наследство. Лидию Тимофеевну официально известили, что она после кончины Маргариты Семёновны Тишиной является владелицей квартиры на Ленинском проспекте. Это была дальняя родственница матери Лидии Тимофеевны, они и виделись-то всего несколько раз - и вдруг такое...

Они с Сашей, конечно, съездили в Москву, оформили все бумаги. Лидия Тимофеевна отыскала там свою бывшую однокурсницу Ольгу, которая уже давно туда перебралась. Ольга обрадовалась, целый вечер сидели у неё, попивали винцо, вспоминали. Она посоветовала Саше бросить наконец эту Сибирь и искать своё счастье в столице, тем более если он умеет работать и руками, и головой. «И невесту подберём», - смеялась она.

Лидия Тимофеевна возражать не стала, хотя одиночество несколько пугало её. Но, в конце концов, привыкают и к нему. Она привыкла. Саша звонил каждую неделю, радостно рассказывал, что нашёл отличную работу, что собирается обновить квартиру, и звал к себе. Да уж, доставшаяся от тётушки квартира была старая и крайне запущенная. И Лидия Тимофеевна принялась готовиться к отъезду, чтобы помочь Саше выбрать подходящие обои, шторы, возможно, мебель, если хватит денег.

Вот уже и билеты на поезд куплены. Лидия Тимофеевна предвкушала, как изумится Саша, увидев её в квартире - она решила приехать без предупреждения, как обнимет её, и они будут пить чай и разговаривать. До отъезда оставалось два дня, когда поздно вечером у Лидии Тимофеевны зазвонил телефон. Сын никогда не беспокоил её в такое время.

- Саша, - крикнула она в трубку, - что случилось?

Но ответил незнакомый мужской голос:

- Вы - мать Александра? Срочно приезжайте. Он в больнице. - И связь оборвалась.

У Лидии Тимофеевны упало сердце, она набрал номер Ольги:

- Найди его, узнай!

Подруга позвонила на следующий вечер:

- Не волнуйся. Состояние удовлетворительное. Через неделю выпишут. Лидуша, он с кем-то поссорился и вроде как подрался, вот и ...

Лидия Тимофеевна ахнула:

- Саша подрался?! Да быть того не может! А мне-то кто звонил?

Она измучилась, пока дождалась прибытия скорого поезда на московский вокзал и буквально выпала из вагона в руки Ольги.

На такси сначала помчались на Ленинский, оставили вещи и сразу же отправились в больницу. Саша вышел в холл мрачный, левая рука была на перевязи. Он рассказал, что пришли трое мужчин, он впустил их, они представились какой-то комиссией. А требовать стали, чтобы переписал на них квартиру. Узнав, что он лишь прописан в ней, а владелец - Лидия Тимофеевна, посовещались и потребовали, чтобы он срочно вызвал её из Омска. Саша наотрез отказался - вот они и избили его, сломали руку и ушли. «…И позвонили мне, чтобы я приехала», - продолжила Лидия Тимофеевна.

- Мам, ты поживи у Ольги Юрьевны. Я не хочу, чтобы ты рисковала, - попросил Саша.

Да, рисковать не стоило, но за-ехать за сумкой с вещами всё равно было надо. В дверях торчала записка. Лидия Тимофеевна развернула её и прочитала: «Завтра в 12 часов ждём тебя в сквере напротив дома. Мы привезём нотариуса. Подпишешь бумаги. Тогда не тронем больше твоего сына. И тебя тоже». Ночевать решили у Ольги. Лидия Тимофеевна плакала и хотела отправиться на завтрашнюю встречу, чтобы объяснить этим гадам...

- Да ты с ума сошла, старая? - шёпотом кричала на неё Ольга. - Надо срочно продавать квартиру, пока вы оба живы. У меня есть знакомый юрист, утром разыщу его. Лида, без паники!

Лидия Тимофеевна выпила валерьянки и с трудом уснула.

Конечно, она никуда не поехала и вообще не покидала квартиру Ольги. Знакомый юрист, Олег Сергеевич, толстый мужчина с портфелем, взялся всё уладить быстро, но гонорар назначил высокий, согласившись получить его позже, когда уже состоится сделка. На всякий случай поменяли замки в двери, а на вокзал отправились с Сашей прямо из больницы. Когда поезд тронулся, он наконец расслабился, откинулся на стенку в купе и сказал:

- Я думал, такое только в кино бывает, мам!

Лидия Тимофеевна смотрела на сына счастливыми глазами:

- В кино-то убивают, сынок...

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 42(562) от 21 октября 2009 г.

Добавить комментарий
Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

О том, чем похожи Огурцов и Якубович, почему актер — это не про «звездность», и немного про Омск — в нашем мини-интервью.

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»Фото

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»

Рецензия на спектакль петербургского режиссера по пьесе Ивана Вырыпаева.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.