Юлий Макаров: «Журналист может перестать быть собакой, на которой блохи путешествуют»

 Уже завтра, 22 сентября, в Омске стартует образовательный консилиум Media.Lab. Одним из первых спикеров курса «Авторская журналистика» заявлен руководитель направления спецпроектов портала «Новый Омск» Юлий Макаров. Его лекция состоится в ближайшее воскресенье (см. полное расписание).

Юлий Макаров: «Журналист может перестать быть собакой, на которой блохи путешествуют»

Вадим Харламов

Юлий, твоя лекция называется «Сторибилдинг вместо сторителлинга». Участников Media.Lab ждут какие-то прорывные технологии журналистики?

— Ага, как прорвет, так и начну рассказывать без остановки. Под сторибилдингом я всего лишь понимаю работу, которой десятилетиями осознанно занимаются политтехнологи, пиарщики и прочие пропагандисты. Вот банально: есть условный Вася. В одних жизненных историях он проявлял себя альтруистом, в других — эгоистом, в одних крал, в других был неподкупен. В общем, как любой из нас, этот Вася за жизнь успел разным побывать. А сторибилдер берет и делает селекцию, складывая из избранных жизненных кусочков историю, в которую мы верим тем охотнее, чем она непротиворечивее. Приходит журналист. Берет комментарии у тех, кто поверил в историю хорошего Васи. Начинает «сторителлить» — пишет якобы неангажированный текст, мол, за что купил, за то и продаю… Так вот моя лекция будет об осознанности. О том, как самим поскорее перебраться на уровень «билдинга», чтобы перестать быть собаками, на которых блохи путешествуют.

Предлагаешь всем журналистам перейти в пиарщики и политтехнологи?

— Не совсем. Если уж тебе по вкусу журналистский хлеб, то хотя бы ешь его не под тем барским столом, за которым икру едят и не делятся. Если внутри ничего не екает, можешь, конечно, и дальше «в темную» транслировать чужие мифы, за которые их авторы деньги получают. А можешь, например, уйти в некоммерческий сторибилдинг. Ведь вокруг куча саморазвивающихся общественных историй, которые некому корректировать и направлять. Например, мы с тобой прямо сейчас на вражеской территории. По крайней мере, она так многими осознается. Кому выгодны все эти «Не пытайтесь покинуть Омск» или «Город-болото»? Да никому. И что это тогда, как не щупальца мифа, который самовоспроизводится и сам подсказывает нам, какими новыми фактами его питать? Случись какое дерьмо, мы тут же вздыхаем саркастично: «Да, это Омск, детка». Но про яркий солнечный день мы так не скажем. Проехав по идеально ровной дороге, промолчим. Потому что никто нам не выстроил миф, который хотелось бы инкрустировать всеми этими ровными дорогами и солнечными днями.

Ну почему, за последние годы вон сколько патриотизма и гордости за державу — скрепы на любой вкус и цвет…

— Не на любой, раз многим хочется об этом язвить. Опять же под сторибилдингом я понимаю не только мифотворчество, но и способ дать людям понятную навигацию по сложным проблемам. Например, так написать про схему работы ЖКХ, так расставить акценты, так использовать привычные ассоциации, чтобы даже у маразматичной бабушки случилось «Бинго!» Да, это не халявное занятие. Но никто и не говорил, что, если хочешь быть обществу действительно полезным, будет легко.

Возвращаясь к твоему «условному Васе»: разве работа журналиста — в идеале — как раз не в том, чтобы собирать противоположные точки зрения, давая читателю объективную картину за счет конкуренции мнений?

— Ты клонишь к тому, что мой журналист должен был сходить и к тем, кому знаком Вася-вор и Вася-эгоист? Часто бывает и так. Но журналист все равно подсознательно проголосует за один из вариантов, а затем столь же неосознанно даст эту подсказку читателю. Истина, при которой наш условный Вася и честен, и лжив, — она ведь никому не нужна по самой природе нашего восприятия. Нам не нужен Чикатило, который однажды спас двух детей на пожаре. Не нужна и мать Тереза, которая участвовала по молодости в лесбийском сексе…

Погоди, а разве есть такие факты?

— Это пример мифотворчества. Ведь я бы мог сейчас сказать, что факты такие есть, большинству было бы их лень искать, и пока меньшинство бы меня уличало тут во лжи, другие ушли б с откорректированным мифом об этих людях-брендах. Но если принятие противоположностей в человеке — это еще куда ни шло, то с политикой все страшнее — там посередине не истина, а пустота зияет. Приезжаю как-то в феврале 2014-го из Киева весь такой славаукраинский, а тут Киселев долбит в нас пулеметными очередями. И меня швыряет от баррикады к баррикаде. И уже через полгода я весь из себя «крымнаш». Но через это «швыряние» я хоть успел понять, что мифы — это наша неизбежность там, где истины вовсе нет, и поэтому надо просто выбрать себе ту историю, которая более выгодна. И очень плохо, когда этих историй всего две, и любой твой выбор втягивает во вражду со сторонниками другого мифа. Поэтому следующий шаг — учиться самому эти мифы дорабатывать, изменять, а то и с нуля создавать. Заодно делать здоровую конкуренцию, например, тому же Николаю Старикову, у которого Станислав Жоглик недавно интервью брал.

Да, и, кстати, проявил нейтральность, хотя позже высказался в соцсетях, что более чем не разделяет взгляды этого публициста…

— Ну лично мне из сочетания вопросов-ответов уже было видно, что не разделяет. Опять же журналист оставил свое короткое мнение о нем, которое тут же потонуло в информационном хаосе. А у Старикова — серия книг, он уже хорошо в сознаниях пропечатан, со всеми его добрыми Чикатилами и развратными Терезами. Как ни крути, а он классический сторибилдер в моем понимании. Причем ведь жил себе человек, творил на ощупь без ангажемента миф, в котором сам испытывал острую потребность, а потом раз — и нашелся этому мифу рынок, и стал товарищ востребованным. Виктор Пелевин в романе «S.N.U.F.F.» называет таких людей дискурс-менеджерами. А я назвал сторибилдерами, чтобы более явно отстроиться от модного нынче слова «сторителлинг». Как ни называй, но явление это есть. И совершенно неплохо, если самые способные журналисты научатся технично работать на элитном уровне сочинения общественной реальности, а потом будут наблюдать, как их менее способные коллеги пишут новости, питающие эти мифы.

Досье

Юлий Макаров родился в Перми 13 апреля 1980 года. Закончил ОмГУ имени Достоевского по специальности «Филология».

В 2003-2004 годах работал корреспондентом и ведущим новостей на ГТРК «Омск» - 12 канал и продюсировал работу частной видеостудии. В 2005 году пришел на должность креативного директора медиагруппы «Премьер», однако уже через год вернулся в журналистику и разработал концепцию первого в Омске мужского журнала «Икс-Игрек», редактором которого являлся первые месяцы.

В 2006-2008 годах уже в Москве был редактором поочередно нескольких федеральных отраслевых порталов, а в 2008-2009 годах — бренд-менеджером издательства «Эксмо».

В последние годы работал в Алтайском крае, издавая предвыборные газеты, и занимался продвижением бренда курорта Яровое.

В настоящее время разрабатывает для портала «Новый Омск» концепцию городской энциклопедии.

Сфера профессиональных интересов: расследовательская журналистика, журналистика данных (data driven journalism), идеологические концепции и IT-технологии.

Добавить комментарий
Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»Фото

Пореченков, Гинсбург и Крюков — о фильме «Вурдалаки»

Лента, снятая по мотивам рассказа Алексея Толстого, выйдет в прокат 22 февраля.

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Константин Румянцев, фронтмен «Тролль Гнет Ель»: «В год мы даем по 90 концертов»

Об отношениях группы с лейблом, разношерстной публике и «Оркестре Тролля» — в интервью с питерским коллективом «ТГЕ».

В Омске открылась уникальная фотовыставка

В Омске открылась уникальная фотовыставка

Горожане могут увидеть более 100 снимков Гималаев.

Люди и рыбаФото

Люди и рыба

«Новый Омск» запускает новый фотопроект. В рамках него мы планируем показывать серии фотографий известных омичей, объединенные каким-либо общим элементом, идеей, деталью.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Первый раз в первый класс: все о документах в омских школах, поборах и т. д.

Рассказываем, как подать заявление и сколько денег нужно сдавать.

Театр четырнадцати особенных актеров

Театр четырнадцати особенных актеров

В Омске уже пять лет успешно работает и развивается необычный театр «Параллельный мир», актеры которого в основном люди с синдромом Дауна. Кто придумал такой проект и зачем он нужен, разбирался ...

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Любви нет: 10 героев живописи, которые не будут отмечать 14 февраля

Если вы устали от розовых соплей, наша фантазия на тему «Мне плевать на День всех Влюбленных» — к вашим услугам.

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

Пять историй любви от участников «АнтиЗАГС»

«Новый Омск» раздал свидетельства о влюбленности пяти омским парам и узнал, как начинались их романтические отношения.

Тест: какой из вас тролль?

Тест: какой из вас тролль?

Интернет дал нам многое, включая возможность высказывать свое мнение, когда об этом не просят, безнаказанно хамить и «с ученым видом знатока» давать советы космического масштаба специалистам всех ...

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

Омичка выиграла в конкурсе от Союза художников России

В интервью «Вашему ОРЕОЛУ» Зоя Минеева рассказала о своем творчестве.

Какие мировые достопримечательности могли украсить Омск

Какие мировые достопримечательности могли украсить Омск

На «Новом Омске» стартует околоархитектурный и глубоко фотошопный арт-проект.

День влюбленных по-омски: 14 цифр о 14 февраляИнфографика

День влюбленных по-омски: 14 цифр о 14 февраля

Даем подсказку: любви покорны не только все возрасты, но и национальности.

Омич-Ждун: 10 самых ожидаемых переменФото

Омич-Ждун: 10 самых ожидаемых перемен

«Класс» пригласил в Омск Ждуна, посмотрел, куда он отправится в первую очередь, и нашел место для памятника знаменитому Homunculus Loxodontus. 10 теплящихся надежд, 11 картинок и смех сквозь слезы ...

Лайфхак для белоснежки: как выбрать тату-мастераФото

Лайфхак для белоснежки: как выбрать тату-мастера

Все, что необходимо знать, если на вашем теле скоро появится первая татуировка.

Мужчина, бойся, тебя ждут дома: беседы о героиновой любви

Мужчина, бойся, тебя ждут дома: беседы о героиновой любви

Открытый показ спектакля «Равнодушный красавец» перетек в обсуждение пьесы с омскими психологами, психиатрами и актерами.