Ваш Ореол

Ваш Ореол

05 октября 2015 14.03Спецпроекты

Андрей Трушин: «Африка - это другая планета»

В небольшом доме на краю села Берёзовка Азовского района Андрей пьёт чай у настоящей русской печи. Приглашает меня. Как будто извиняясь, объясняет:

Андрей Трушин: «Африка - это другая планета»

Фото из газеты «Ваш ОРЕОЛ»

- В командировках бываю по полгода, дома - месяц, от силы два. Три дня как вернулся, отъедаюсь...

Командировки у него дальние: где только не бывает... В последнее время это Африка. Там Андрей - авиатор компании «ЮТэйр-Инжиниринг», занимающейся оказанием вертолётных услуг, - провёл уже более двух лет.

- Работаем на ООН. Наша задача - миротворческая деятельность. Перевозим пассажиров, грузы, питание. Доставляем африканским племенам продукты и медикаменты, перевозим больных, раненых, бывает - губернаторов, сенаторов. Воду бутилированную развозим - на континенте питьевой воды попросту нет.

Международный отряд авиационного сектора ООН, в состав которого и входит наш представитель, состоит из русских, украинцев, болгар, американцев. Все рядом, бок о бок. Базируются в населённых пунктах покрупнее.

- А значит, более-менее цивилизованнее, - рассказывает Трушин. - Наш отряд расположен в специально оборудованном городке, живём в вагончиках. Он обособлен, охраняется, на территории своя жизнь. После 17.00 - комендантский час, за ограждение лагеря выходить нельзя - небезопасно.

- А в чём конкретно опасность?

- На африканском континенте, как сто лет назад, так и сейчас, местные мужчины не выпускают оружие из рук. Природа требует - уж слишком много там агрессивных животных. Плюс постоянные затяжные военные конфликты, набеги племён друг на друга. Только теперь на вооружении у африканцев не копья, а настоящие боевые автоматы, ружья. Ими пользуются даже дети. Сейчас горячая точка - Южный Судан, где враждуют два племени: нуэры и динка. Наша задача как представителей ООН поддерживать порядок, оказывать необходимую помощь мирным жителям. Не будь нас, количество жертв среди мирного населения возросло бы в несколько раз.

Да и нравы африканцев всё те же - всегда есть риск быть съеден-ным. Любое общение с местными может быть понято ими как угроза, провокация с целью взять в плен, поэтому реакция на твои самые благие намерения бывает непредсказуема. Недаром кодекс компании запрещает любое общение с населением. Хотя на рынке всё же приходится...

- Другой континент, другая жизнь… Какой она вам увиделась?

- Для меня Африка - это другая планета. Местные жители чаще всего не работают. Взрослые с утра встали, вынесли под пальму пластиковый стул, стол, накипятили чаю и целый день сидят. Многочисленное семейство бегает рядом. Есть захотели, сбили по банану и дальше тянут день до вечера. Туалетов они не строят: где присел - там и ладно. Где увидели воду - там и ополоснулись, а есть ли кто вокруг, смотрит ли на них - не заморачиваются. Лечатся по-прежнему - чаще у шаманов «нганга»: каждому такому «специалисту» в голову вживлён рог.

Вместо собак используют бабуинов - хитрых и сильных обезьян, способных наносить серьёзный вред посадкам, нападать на отары овец, коров, на людей. Зубы у них пострашнее, чем у самой сильной овчарки. Довелось видеть, как в качестве домашних животных разводят львов: подбирают больных, выхаживают и получают потомство, которое приручают. Плавают по кишащему крокодилами Нилу на самодельных пирогах...

- Но, наверное, и вы им кажетесь чем-то вроде инопланетян?

- Действительно, светлокожий человек для них - ни с чем не сравнимая экзотика. Когда садимся в очередном населённом пункте с гуманитарной помощью, один из членов экипажа охраняет машину, чтобы из интереса или любопытства не разобрали, а когда поднимаемся в воздух, отгоняет местное население, иначе могут и под лопасти попасть.

На месте сидеть не хочу и не привык. Вижу, что людям крайне необходима наша помощь. Надеюсь стать зачинателем династии авиаторов - шестилетний сын Владик авиацией интересуется, на вертолёте уже летал. И главное: ему снится небо, как мне.

- Банальный вопрос: тяжело привыкнуть к тамошнему климату?

- Практически невозможно. Особенно если ты родился и вырос в Сибири. Если в командировку отправляешься зимой, то перепад температуры за сутки путешествия к месту работы может составить 60 градусов: от сибирских минус 30 до африканских плюс 30. Воздух жаркий, тяжёлый. Прилетая домой, не могу надышаться. Когда-то, впервые увидев наступление песчаной бури хабуб, был шокирован: природа затихает, на горизонте появляется маленькое облачко, которое быстро растёт и превращается в чёрно-багровую тучу.

Поднимается ветер, который очень быстро достигает скорости 150-200 километров в час, что может быть смертельно опасным. А ещё местные бабочки размерами с наших воробьёв. А в сезон дождей - тьма малярийных комаров: спасаемся от них репеллентами, носим закрытую одежду, но всё равно риск заболеть сохраняется.

- Что, кроме достойного вознаграждения, держит на такой трудной работе?

- Не сочтите за высокие слова, но, работая в ООН, осознаю, что я - часть чего-то очень важного. Вместе с ребятами мы делаем большое и крайне нужное дело, которое даёт мне чувство причастности ко всему, что происходит в мире. Вообще, считаю, что сегодня человечество может и должно сделать всё, чтобы избежать войн и столкновений, чтобы сохранить мир. Это единственное, что имеет значение.

Досье

Андрей Трушин окончил Омское лётное училище, позже заочно - Московский государственный университет гражданской авиации. Работал в авиакомпании «Хабаровские самолёты», летал по стране. Сейчас трудится техником в международном авиационном отряде ООН: проводит тесты на годность воздушного судна к полёту, контролирует исправность всех систем и постоянно летает на борту в составе экипажа.

 

Справка

 

Российский вертолёт Ми-26, на котором работает Андрей, изобретён почти 40 лет назад. Его называют «небесным атлантом» - это самая большая винтокрылая машина в мире. Конструкция великана настолько опередила время, что он и поныне остаётся современным. Ми-26 приходилось рассекать радиоактивный воздух Чернобыля, под огнём вывозить беженцев из пылающего Нагорного Карабаха, плыть в раскалённом афганском небе.

 

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 35(868) от 2 сентября 2015 г.

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.