Деловой Омск

Деловой Омск

10 октября 2015 12.12Спецпроекты

Свое дело: байки и краски

Первый мотоцикл аэрографу Алексею Чередову принесли на роспись прямо в квартиру — так сильно было его желание творить. Сейчас он живет и работает в собственной студии, дорогу к которой знает каждый уважающий себя байкер.

Свое дело: байки и краски

Александр Румянцев

Алексей Чередов, чье имя уже стало знаком качества в этой сфере, начал заниматься аэрографией пять лет назад, когда учился на втором курсе по специальности «Информационные технологии в дизайне». По сложившейся в России традиции выбранная профессия с надписью в дипломе не совпала.

«Да, я самоучка. Рисовал с детства, но все мои аэрографические институты — это видео в интернете и опыт», — рассказывает Алексей.

Аэрография за 300

Только спустя три года после того как Чередов взял в руки кисть, началась его профессиональная деятельность. Он связывает ее с финансовой устойчивостью, то есть не приработком, а заработком.

Сначала художник работал на простых поверхностях, таких как бумага или панели телефонов одногруппников. Тогда и пошли первые заказы. Совесть не позволяла брать за них больше 200-300 рублей. Все вырученные деньги Алексей тратил на расходные материалы и оборудование. Только аэрограф (художественный инструмент) стоит 5 тыс. рублей, а за последние пять лет цена на него выросла в два раза. Плюс расходы на краску. За 120 граммов платишь 300 рублей.

Студия — первый дом

Изначально Алексей Чередов работал дома, а это значит, что запах краски сопровождал его семью постоянно. Первые детали мотоцикла для росписи заказчики также принесли в квартиру, предварительно разобрав по частям. В какой-то момент терпению родных пришел конец.

«Главное было — где-то приткнуться, потому что из квартиры уже выгоняли открытым текстом», — вспоминает Алексей.

Так у художника появилась собственная мастерская. Впрочем, само слово «художник» Алексея Чередова смешит.

«Я считаю себя мастером аэрографии, аэрографистом, аэрографом, как угодно. Правда, порой во мне просыпается тот самый «художник», который начинает именно творить, генерировать идеи».

Стиль жизни

Мастерская стала для Алексея домом. Подлатав запущенное помещение, аэрографист переехал в него, несмотря на то что строение было не утеплено. Обогреватель не спасал ситуацию, но художник продолжал выполнять заказы. День за окном или ночь, для Алексея было неважно. Впрочем, окон в студии нет. Зато есть байк, оборудование и атмосфера.

Уже год бизнес приносит прибыль. Но на вопрос о цифрах Чередов смеется. Считать деньги, когда аэрография уже не бизнес, а стиль жизни, не получается.

«Не знаю, сколько я зарабатываю, потому что в один месяц могут очень плотно идти заказы, в другой месяц — один и тот вялотекущий.

Так вышло, что увлечение мотоциклами и аэрографией пришли в мою жизнь одновременно. Как следствие, все чаще за росписью стали обращаться байкеры. Я не старался специально захватить эту нишу.

Байкер с аэрографом

Практически одновременно с работой над первым мотоциклом Алексей сам заболел байкерской темой. И в этот момент круг зам-кнулся. Фамилия Чередова стала плотно ассоциироваться с графикой на баках и шлемах. При условии, что аэрографистов в Омске немного, рынок удалось разделить. Пересекаются мастера порой только в работе с интерьерными росписями. Конкуренции Алексей не чувствует еще и потому, что единственный в городе использует краски флейк и кэнди. Впрочем, известных всем сложностей работы с заказчиками это не отменяет.

Так вышло, что увлечение мотоциклами и аэрографией пришли в мою жизнь одновременно. Как следствие, все чаще за росписью стали обращаться байкеры. Я не старался специально захватить эту нишу.

«Я с каждым клиентом воюю. Ну не развито у нашего человека еще чувство прекрасного, чувство стиля. Я пытаюсь привносить что-то новое — люди же не хотят, не готовы к этому новому, оригинальному. Здесь нужно подавать шаблоны».

Оторваться от шаблонов аэрографисту помог собственный байк, в который вложена вся эксцентричность автора. Да и от заказчиков, с которыми не удается договориться, Алексей стал отказываться. Несмотря на то, что это бьет по карману, репутация для художника дороже.

Чтобы не было скучно

Не так давно у Алексея Чередова появился помощник, однако продержался он полгода. Аэрография оказалась непростым трудом.

«Многие говорят, аэрография — здорово! Я бы тоже хотел ей заняться. Я думаю: «Ой, как хорошо! Сейчас человека обучу, и он будет со мной работать». А потом оказывается, что у него непереносимость запахов, аллергия на краску и прочее, — делится художник. — Бытует мнение, что раз аэрография — это очень дорого, то и заработок соответствующий. Но далеко не все понимают, что в стоимость работы заложена аренда помещения, амортизация оборудования, материалы. Все это превращает шокирующую сумму в скромный заработок».

Алексей не любит простых заказов и именно в сложностях видит развитие. Ведь иначе может стать скучно. Именно поэтому к аэрографисту обращаются с нестандартными заказами. Например, просят разрисовать самовар или матрешку, есть в его послужном списке и арт-объекты. «Впрочем, несмотря на это, мотоциклов мне хватает. Я слышу порой, что, указывая на работу, человек говорит «Чередов», а окружающие одобрительно кивают. Этого я и добивался. Да, я хочу быть известным, да, я хочу оставить след в истории. У меня глобальные планы. А еще я люблю запах краски».

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 38 (091) 6 октября

Добавить комментарий

Календарь

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...