Ваш Ореол

Ваш Ореол

12 октября 2015 13.16Статьи

«Здравствуй, Паваня!» - закричал Лёнька радостно

Он даже и не знал, где так долго пропадал отец.

«Здравствуй, Паваня!» - закричал Лёнька радостно

Коллаж Галины Серебряковой

Лёнька упал летом. Сколько раз потом, днями и ночами сидя у кровати сына, Аня винила и корила во всём одну себя - и не сказать. У Лёньки тогда были первые длинные, как он их называл, каникулы после первого же класса. Они жили, как и сейчас, на омской окраине, в новом микрорайоне, где ещё ничего толком не устроилось. На пустыре за их девятиэтажкой энтузиасты местного масштаба соорудили детскую площадку, где и высилась металлическая горка да копалась малышня в просторной песочнице. Чуть подальше мальчишки вытоптали себе футбольное поле, где днём гоняли мячик «малолетки», а вечером выходили игроки постарше. Лёнька по утрам просто трясся от нетерпения, стараясь побыстрее позавтракать и мчаться на это поле.

Ну вот и тогда всё было обычно. Иван - он работал и по субботам - приобнял Аню на прощание в прихожей и отбыл в автомастерскую, Лёньку тоже как ветром сдуло. Аня, протёрла полы в квартире, смахнула с мебели пыль, полила цветы и принялась за готовку обеда. Когда суп был готов и котлеты в сковороде покрылись вкусной корочкой, Аня хватилась, что совсем забыла про хлеб, за завтраком доели последний.

Она выключила плиту, ополоснула руки, переоделась, причесалась и вышла на балкон. По полю, отчаянно вопя, метались мальчишеские фигурки, среди которых как угорелый носился и Лёнька в шортиках и футболке. Звать его сейчас домой было сущим наказанием для обоих, но обед в семье Юрченко - святое дело. Да и Иван всегда строго говорил сыну: «Что мама скажет - для тебя закон». Аня, правда, решила позвать Лёньку, чтобы он сходил с ней вместе в магазин. В универсаме было много разных отделов, и ей захотелось купить ему какой-нибудь подарочек по его выбору, ну там диск с фильмом, журнал, недорогой игрушечный автомобильчик. А сама бы заодно набрала кой-каких продуктов.

«Лёня! - что было сил крикнула Аня с балкона. - Лё-ня!».

Он услышал, остановился на бегу, видимо, слегка расстроился, но всё-таки послушно потрусил к дому через детскую площадку. Аня махала ему рукой и улыбалась загадочно, предвкушая радость Лёньки от предстоящего похода за подарком «без всякого повода», а Лёнька, наверное, захотел показать маме, какой он ловкий и спортивный, - он не обежал эту чёртову горку, а взлетел по ступенькам наверх, откуда намеревался лихо проскользить вниз по горячей от солнца поверхности спуска, и уже заскользил, но вдруг потерял равновесие и рухнул на спину. Аня вскрикнула, как вскрикнула бы любая мать, и стала ждать, когда Лёнька подымется. Однако он не смог этого сделать. Аня ринулась из квартиры, потом вниз по лестнице, не дожидаясь лифта...

Долгие месяцы в больнице, бесконечные обследования, профессора, хмурящие лбы, и лечащий врач, разводящий огорчённо руками, - и слёзы, нервы, бессонница. «Вряд ли ваш сын когда-нибудь будет ходить», - сказал Ане и Ивану доктор. - К этому надо быть готовыми, потому что изменится и жизнь мальчика, и ваша». Когда Лёнька стал сидеть, привалившись к высоким подушкам за спиной, его выписали домой. Ане пришлось оставить работу, но человечная начальница Альбина Сергеевна пообещала принять её снова, как только она сможет вернуться. С трудом удалось купить с рук детскую инвалидную коляску, чтобы Лёнька мог передвигаться в ней сначала хотя бы по квартире. Аня поражалась, как ребёнок стоически переносит свою неподвижность. Или уже научился скрывать чувства? Бывало, конечно, когда он с тоской говорил: «Мам, так хочется в футбол поиграть... или просто погулять по улице».

С утра почти каждый день к Юрченко приходил массажист Игорь, весёлый, симпатичный парень. «Ну, Леонид, как у нас обстановочка? Давай-ка ляжем на живот...». Лёнька радовался ему и, хотя процедура была не из приятных, терпел, прикрыв глаза. Игорь шутил, рассказывал всякие забавные истории, и Лёнька смеялся. Но однажды серьёзно спросил: «Дядя Игорь, а я когда-нибудь встану?». Игорь прикусил нижнюю губу и ответил: «Если мы будем стараться вместе...». Потом приезжала школьная учительница Нина Семёновна. Она занималась с Лёнькой с интересом, правда, ей не сразу удалось согнать с лица скорбно-соболезнующее выражение. Но Аня ей прямо заявила: «Вы, Нина Семёновна, поймите: Лёнька не должен чувствовать себя калекой! Это вредно, так врач сказал. Он просто временно болен».

Но сильнее всех Лёнька ждал отца. Иван прибегал, по-мужски пожимал ему руку, легко усаживал в коляску, и они ехали на кухню, чтобы вместе поужинать. Аня с удовольствием наблюдала, как вспыхивал на бледном личике Лёньки румянец, как смотрел он на Паваню (ещё малышом так называл Ивана) счастливыми глазами. Если была хорошая погода, Иван спускал коляску с сыном во двор. Прогулка порой затягивалась часа на два - и возвращались оба бодрые и оживлённые. У Ани, понятно, тяжёлых хлопот было куда больше, но она ни разу не пожаловалась мужу.

Иван устал довольно быстро. Как-то скис, потух, даже спросил у Ани: «Ты там с врачами общаешься. Лёнька что, теперь навсегда такой?». Аня пожала плечами: «Не знаю. Разное говорят. Бывает, что и вылечиваются детки. А что?». Иван промолчал. Он всё реже выносил Лёньку во двор, объясняя: мол, вымотался на работе, разговаривал с ним короче и как-то вымученно, старался сунуть журнал или паззл. Потом стал приезжать из мастерской позднее и обязательно брать заказы на выходные дни, хотя сам же говорил, что мастер старается освобождать его на субботу и воскресенье «по семейным обстоятельствам», такой вот чуткий мужик попался.

А месяца два назад Иван ушёл совсем. И не тайком, открыто. По крайней мере, для жены. Сухо сказал, что такая жизнь не для него. Ему нужен здоровый сын, товарищ и помощник, а Лёнька едва ли поправится. Вот ты мать, заявил, у тебя судьба волочь его на своих плечах. У Ани хлынули слёзы, и она тут же бросилась в ванную мыть лицо холодной водой и успокаиваться - Лёнька не должен был услышать, что в доме происходит что-то неладное. Она успокоилась, как ни странно, быстро. Видимо, после несчастья с сыном ничто другое не могло потрясти сильнее. Иван поручил ей и самое тяжёлое: как угодно объяснить Лёньке, куда делся папа. Дождался, пока мальчик уснёт, собрал вещи и был таков. Уже от дверей обнадёжил, что деньги будет отправлять почтой.

От депрессии Аню уберегла, скорее всего, именно изнуряющая, никогда не прекращающаяся забота о Лёньке, ведь даже ночью она вставала несколько раз, помогая ему хоть чуть-чуть изменить позу.

Она наняла няню, бывшую воспитательницу детского сада — добродушную, невозмутимую Валю, которая очень быстро подружилась с Лёнькой и даже покрикивала на него несердито. Аня вышла на работу на гибкий график, в общем, внешне всё как-то поутряслось. Насчёт отца... тут Аня фантазией не блеснула. Сказала только, что уехал в длительную командировку, показывала бланки почтовых переводов, которые действительно приходили каждый месяц. Соседка-пенсионерка как-то остановила Аню на лестнице, поджав губы, осудила «этого предателя», потом прошептала, что удрал-то он к молоденькой бабе чуть ли не в дом поблизости. Видели, мол, люди, как пробирается он туда, наверно, тебя, Анюта, боится случайно встретить. Аня поулыбалась ей, де, её все эти сплетни мало интересуют, есть дела поважнее. Однако Лёнькин вопрос перед сном: «А папа завтра приедет?» - доводил иногда до слёз.

Иван не звонил и тем более не заходил. Искать его и взывать к совести Аня не собиралась. И была крайне удивлена, когда он возник на пороге всё с той же спортивной сумкой. Она не хотела его впускать, но Иван о чём-то заговорил, Аня не вслушивалась, и голос его услыхал Лёнечка. Она отступила в сторону, Иван бросил сумку на пол у двери, скинул ботинки и быстро прошагал в комнату. «Папа приехал! - кричал Лёнька. - Я так соскучился по тебе! Мы гулять будем?».

Уже позже, когда Лёнька, с трудом, выпустив руку отца, наконец уснул, Иван с виноватым видом явился на кухню. «Выперли тебя или ещё что случилось?» - равнодушно спросила Аня. Он нервно дёрнулся, но отвечать не стал. «Живи здесь, - продолжала она. - Из-за Лёньки. Ты ему нужен. А спать будешь здесь. Сейчас диванчик перенесём. Хорошо, кухня просторная, да?». Иван вздохнул: «Чаем-то напоишь хоть?». Аня усмехнулась: «Да пожалуйста. Воды не жалко. Вот чайник, вот заварка. Квартирантов я не обслуживаю...».

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» №45 (565) от 11 ноября 2009 г.

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.