Юрий Корниенко: «Кто-то отдал Бергу миллион долларов, кто-то три, и этих денег нет»

«Новый Омск» встретился с бывшим арбитражным управляющим Юрием Корниенко, который банкротил «Компанию «ОмСтрой-2001» Виктора Берга и был хорошо знаком с его делами. Поэтому мы задали ему вопросы, которые сейчас интересуют многих.

Юрий Корниенко: «Кто-то отдал Бергу миллион долларов, кто-то три, и этих денег нет»

Алексей Пантелеев

- Когда вы познакомились с Виктором Бергом?

В конце 2009 года я пришел к нему как член «Единой России» и член рабочей группы при политсовете партии по обманутым дольщикам. Дольщики жаловались Александру Хинштейну, что компанию «ОмСтрой-2001» хотят подвести к конкурсному производству, а это означало распродажу имущества. Мы судорожно стали искать пути выхода, нужно было перейти во внешнее управление и как-то спасать ситуацию. Берг в то время активно сотрудничал с рабочей группой и сначала произвел на меня неплохое впечатление. Мы начали активно работать, план был такой, чтобы передать дома дольщикам, а потом при помощи правительства и инвесторов их достраивать.

Но по мере общения с Бергом открывались новые обстоятельства. О покойных плохо не говорят, но это человек, который просто не исполнял своих обязательств ни перед кем — ни перед сотрудниками по зарплате, ни перед контрагентами, ни перед дольщиками. Уже в конце работы у нас с ним были натянутые отношения. Последним камнем было то, что мы отвоевали производственную базу у рейдеров, Берг нам активно помогал. Но в итоге оказалось, что все имущество на базе принадлежало другой компании Берга и было сдано в аренду «ОмСтрою-2001». Как так можно делать? Ведь мы последние крохи собирали для дольщиков, отдавали деньги работникам, перед которыми была самая большая в области задолженность по зарплате в 22 млн рублей.

- Потом приходилось ли с ним общаться?

В 2012 году я ушел с должности арбитражного управляющего «ОмСтроя» и уехал работать в другой город. Но если честно, меня удивило, что при таких статьях УК человек не находился в СИЗО до суда. Берг, несмотря на то, что был слишком одиозной фигурой, находился на свободе, успевал делать еще какие-то дела. Может быть, уже какие-то новые планы привели к такому трагическому концу или его старые долги. В «ОмСтрое-2001» он был должен буквально всем. Не знаю, у кого уже просто нервы не выдержали.

- Но у компании была и огромная дебиторская задолженность, кто должен был ему эти деньги и пытался ли Берг их как-то взыскать?

Прежний арбитражный управляющий Никита Уточенко не смог забрать ни одного документа компании. Они были или изъяты прокуратурой, или находились на базе, которая была в то время захвачена рейдерами. То есть до конца банкротства у меня также не было документов, по которым я бы мог взыскать эти деньги. Самое интересное, что там растворилось порядка 500-600 млн рублей. Куда они делись, никто не знает. Может, они были за что-то проплачены или куда-то вложены, неизвестно.

- А куда «растворилось» современное строительное производство?

Берг часть своего имущества на себя не оформлял. И база тоже не была оформлена. Нам достался только газопровод, который был задекларирован на «ОмСтрой». Бетонно-растворный узел, оконный цех никак не были юридически закреплены за этой компанией. У него работала часть родственников, часть знакомых. Когда мы кинулись все выяснять — там такая чехарда, документы пропали или их вообще не было.

- Вы упомянули про борьбу с рейдерами, а конфликтовал ли при этом Берг с какими-то криминальными личностями?

Есть две версии. Первая, что этот конфликт был расписан заранее, и все это было игрой. Вторая — Берг действительно пострадал. Но узнав его в работе, могу склониться и к первой.

Явно «криминальных» людей не было. Но приходили его контрагенты, с которыми работал Берг, — кто-то вложил миллион долларов, кто-то три миллиона, и денег нет. При мне приходил один знакомый, которому Берг продал квартиру за 3 млн рублей якобы площадью в 100 кв. метров в районе Спортивного проезда. Но там было пустое поле — не был ни оформлен участок земли, ни готов проект, а человек уже отдал деньги. И таких случаев была масса.

Есть еще другая версия — конспирологическая. Мол, Берг что-то делал для власти, кто-то его прикрывал. Но эта часть для меня была закрытой.

- Кто-нибудь из этих контрагентов или дольщиков, на ваш взгляд, мог бы ему отомстить?

Не думаю, что дольщики способны на подобное. Как правило, это забитые люди, к тому же большая часть из них получили свои квартиры. А дома там были неэлитные. Сколько дольщиков ко мне приходило — не думаю, что там был такой отморозок. Скорее, здесь замешаны его старые дела, где были большие деньги или уже новые. Человек в глаза говорил одно, делал другое. Долгов у него было очень много. Но он не прятался, спокойно жил, ездил на «Лексусе», хоть и старом.

- Кстати, говорят, что ездил Берг только с водителем, это правда?

В основном да. Но по каким-то особым делам он выезжал сам. Это было очень редко.

Виктор Владимирович заслуживал суда и следствия. Как руководитель он «нагрел» столько дольщиков, столько юрлиц и этих несчастных контрагентов, столько своих же работников... Теперь Бог ему судья.

Добавить комментарий
«Новый Омск» собрал лучших маркетологов на StandUp-конференции #Чистый_маркетинг

«Новый Омск» собрал лучших маркетологов на StandUp-конференции #Чистый_маркетинг

Информационный портал «Новый Омск» собрал сильнейших омских маркетологов для соревнований в создании рекламных кампаний. 

Омский ИнстаЗвонок: модные «бантики»-2017

Омский ИнстаЗвонок: модные «бантики»-2017

Белые рубашки, накрученные хвосты, губки «пю», мужские стрижки в стиле «гранж» и сотни селфи.

Пушкину не снилось: самая полная программа омской «Библионочи»

Пушкину не снилось: самая полная программа омской «Библионочи»

Десятки мастер-классов, выставок, театральных постановок, экскурсий и фотозон. Что, где, когда — в нашем путеводителе по библиотеке. И да, все бесплатно.

О букетах без глянца, модных «рубашках» и цветочных трендах

О букетах без глянца, модных «рубашках» и цветочных трендах

Флористы из «Алой розы» раскрыли секреты выбора самого трогательного подарка.

ВЕС_ИМЕЕМ: Cемь дней!

ВЕС_ИМЕЕМ: Cемь дней!

В нашем предпоследнем материале — о динамике веса и народного голосования, способе похудеть быстро и о том, чем займутся участники после окончания проекта.

«С этими детьми нужно делать не журнал, а революцию»: стартовал проект «Школа и журналистика»

«С этими детьми нужно делать не журнал, а революцию»: стартовал проект «Школа и журналистика»

«Новый Омск» запускает совместный проект с Российским движением школьников «Школа и журналистика». Будем учить ребят делать подростковый журнал. Что из этого получится — кто ж его ...

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Турист с 20-летним стажем Анна Статва рассказала, какими маршрутами омичи могут пройти без посторонней помощи и что стоит взять с собой в мини-приключение.

Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.