Ваш Ореол

Ваш Ореол

12 ноября 2015 11.42Колумнисты

Земля и воля

Самая насущная нынче проблема, стоящая перед сельским хозяйством нашей страны, - это импортозамещение. Внешнеполитическая ситуация в мире: санкции западных стран и контрмеры России привели к тому, что ввоз продовольствия из многих стран резко сокращён или полностью прекращён.

В результате все взоры обратились в сторону наших производителей сельхозпродуктов: а сможет ли отечественный крестьянин возместить то количество еды, которое ранее поставлялось из-за рубежа? Вопрос для России, казалось бы, неуместный: нигде на планете Земля нет страны, которая бы располагала такими необъятными сельскохозяйственными ресурсами. По площади чернозёма нам нет равных на глобусе. Площадь сенокосов, то есть кормовая база для животноводства, у нас тоже необъятная. В связи с этим для развитого рыночного крестьянского хозяйства единственным препятствием к росту производства продуктов должна была выступать только ёмкость внутреннего рынка. Иначе говоря, наш отечественный селянин ответил бы нам на поставленный выше вопрос однозначно: было бы достаточно потребителей, а произвести потребное количество продуктов - не проблема.

Но вот эти санкции и контрсанкции и предоставили для отечественного сельхозпроизводителя дополнительные ёмкости внутреннего рынка: увеличивайте выпуск продуктов, заполняйте освободившиеся ниши - ваши конкуренты исчезли. Однако, несмотря на отдельные бодрые рапорты с мест, взрывного роста производства сельхозпродукции не наблюдается. На это влияет несколько факторов. Рассмотрим хотя бы один из них. Земли у нас много, это верно. А есть ли у нас достаточное число тех, кто может успешно трудиться на ней? Тоже, казалось бы, нелепый вопрос: ведь большую часть своей истории Россия была известна именно как крестьянская, земледельческая страна. Когда-то она обеспечивала хлебом собственного урожая не только всё население империи, но и была крупнейшим экспортёром зерна. И если спросить до Первой мировой войны какого-нибудь европейского двоечника, что за государство Россия, то он, наверное, немногое смог бы вспомнить, но обязательно сказал бы, что это та страна, которая снабжает всю Европу хлебом и маслом. Это знали все.

Но почему же тогда встаёт вот такой вопрос: а есть ли у нас достаточно потомков тех легендарных русских крестьян, кормивших всю огромную страну и всю Европу?

А ответ на этот вопрос будет точно такой же, как у гениального Шекспира: «Прервалась связь времён». Не передали эстафетную палочку своим потомкам те славные трудолюбивые русские крестьяне, на которых и держалась русская земля.

Первый тяжелейший принципиальный удар по крестьянству нанесла Гражданская война и вызванная ею чрезвычайная мера правительства - продразвёрстка. Я не собираюсь здесь рассуждать о политических моментах этой темы, возьмём только социально-психологический аспект и экономические последствия этой кампании. В ходе реализации данной политики государство изымало у крестьянина весь «излишний» хлеб. В хозяйстве оставлялось только то количество, которое было потребно для минимального пропитания семьи. И какой урок вынес каждый крестьянин уже после сбора урожая 1918 года? А урок очень простой и, увы, вполне логичный и естественный: а зачем я буду производить эти самые «излишки», если их у меня всё равно отберут. Зачем я буду засевать ещё пару десятин, расходовать на них драгоценное семенное зерно, тратить своё время и трудовые ресурсы, гробить на тяжёлой работе своих лошадок и детей? Ответ понятен и однозначен. Вся крестьянская Русь впервые во многовековой истории стала сознательно сокращать посевные площади под зерном. До этого периода мы видели только, что эти площади постоянно расширялись: и в 19 веке, и в 18-м и в 17-м.

А тут история повернулась вспять. Крестьянин потерял вековечные стимулы для расширения производства. Осенью 1919 года продотряды при-шли снова. Деревня ответила дальнейшим сокращением площадей посевов и снижением количества собранного хлеба. И в 1920 году, чтобы выполнить план по изъятию хлеба, продотряды вели себя более чем сурово: изымался уже и семенной фонд и даже потребительский минимум. И грянул страшный голод с огромной смертностью, полным вымиранием целых деревень, людоедством и массами беспризорных детей.

Если в 1913 году в России было собрано 90,2 миллиона центнеров зерна, то в 1921 году - 37,6 миллиона. Это была катастрофа. Этого количества было явно недостаточно. Надо было срочно что-то делать. И сделали - отменили продразвёрстку. Заменили её продналогом в два раза меньшим. Но не количество тут было главным, главное - это то, что, сдав продналог, крестьянин мог остальное зерно свободно продавать на рынке. Больше ничего государство не могло сделать для деревни. Но и этого было достаточно. И произошло чудо, чудо возрождения русского села и крестьянина. В сельском хозяйстве снова появился Его Величество Стимул. Как жадно накинулись на работу, на пашню крестьяне! У них, правда, для моментального подъёма хозяйств отчаянно не хватало семенного зерна, но они теперь голодали сознательно, питаясь лебедой и оставляя для посева оставшиеся горсточки семян. И уже в 1925 году было собрано 72,5 миллиона центнеров, а в 1926-м - 76,8 миллиона. Таких темпов восстановления производства не знало русское сельское хозяйство.

Ещё до этого максимально поучительного исторического эксперимента существовала аксиома: «Если правительству нечего дать крестьянину - пусть оно даст ему землю и волю!». Наверное, этот постулат и вспомнили большевики в 1921 году. По их примеру аналогично поступили и реформаторы в России в 1990-е годы. Однако они не получили того же эффекта, как в 1922-1926 годах. Что-то почти никто не ломанулся на предоставленные угодья. А почему? Да потому, что практически полностью исчез тот самый социальный слой самостоятельных сельских хозяев, готовых пахать, сеять и торговать выгодно для себя и государства. Пропал бесследно тот многовековой опыт, который накопило русское крестьянство. Коллективизация окончательно вытравила ту породу людей, которая долгое время путём селекционного отбора вызревала в России. Вот и получается, что зарастают бурьяном миллионы гектаров пахотной земли, а цены на рынке растут. Земля есть, есть и воля, а вот людей на земле нет.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» №44 (877) от 4 ноября 2015 г.

Добавить комментарий
Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Календарь

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Потому что столбы посреди дороги и снег, который кочует с дорог на тротуары и обратно, — это не работа спустя рукава, это нововведения.

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

О красе ногтей, ветре в волосах, мужских руках и омской Монро.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов сменили имидж

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов сменили имидж

Как красили Маслова, в чем новая фишка Хариби и где в Омске дом, в котором меняют имидж.

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

О профессиональном уровне оркестров в России, гастролях по миру, и о нелегкой жизни музыкантов — в нашем интервью с человеком, который успевает все.

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

Театры из из России и Беларуси, Армении и Болгарии, Ирана и Израиля, Казахстана, Китая, Польши, Словении, Финляндии, Франции и Японии прибыли в Омск. Фестиваль открылся традиционным шествием.

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Тест для автолюбителей, велосипедистов и пешеходов, крайне недолюбливающих друг друга.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.