Деловой Омск

Деловой Омск

03 декабря 2015 17.50Интервью

Досье

Алексей Давыдов родился 26 июля 1977 года. Окончил Омский государственный технический университет по специальности «Экономика и управление на предприятии». С 1999 по 2010 год работал в различных сферах деятельности: топливо-энергетической, строительной, транспортной. В 2010 году принят в Группу «Продо», где на сегодня занимает должность директора по закупкам предприятия «Омский бекон».

Алексей Давыдов: «Такие условия по оплате, как в «Омском беконе», не может предложить даже государство»

Компания «Омский бекон» (входит в агропромышленную Группу «Продо») хочет минимизировать закупки зерна у трейдеров и планирует переориентироваться на поставки областных фермеров. Директор по закупкам АО «Омский бекон» Алексей Давыдов рассказал «ДО», как предприятие улучшает свой сервис, чтобы привлечь внимание региональных производителей.

Алексей Давыдов: «Такие условия по оплате, как в «Омском беконе», не может предложить даже государство»

Александр Румянцев

Алексей Михайлович, «Омский бекон» в последнее время налаживает активный диалог с областными поставщиками зерна. Чем это обусловлено?

— Производственный комплекс «Омский бекон» — крупнейший потребитель зерна в Омской области. Нам необходимо примерно 190 тысяч тонн фуража в год. То есть порядка 500 тонн в день. Чтобы было нагляднее, представьте себе девять железнодорожных вагонов. Каждый день!

У нас есть своя земля — 43,5 тысяч гектаров. Но этого недостаточно, чтобы удовлетворить все наши потребности.

Сколько выращиваете собственными силами?

— Выращиваем 30% пшеницы и 50-60% ячменя. Остальное закупаем у сторонних поставщиков. Перед нами стоит задача — обеспечить безопасность ведения бизнеса, поэтому холдинг «Продо» принял решение создать пятимесячный запас зерна. То есть порядка 70 тысяч тонн. Эту задачу мы и решаем уже несколько месяцев с начала уборочной кампании. Закупили половину. Это серьезные объемы. Под эту задачу мы разработали специальную программу повышения лояльности омских производителей.

Омские фермеры жаловались на бюрократические сложности в оформлении договоров.

— Именно об этом я и говорю. У нас был очень сложный договор на поставку — на 7-10 страницах. Он пугал потенциальных партнеров. Мы его значительно упростили. Теперь этот документ занимает всего два листа. Хорошо поработали наши юристы. Поставщики, которые уже увидели новый вариант договора, остались довольны. Там все прозрачно, все четко.

Кроме того, партнеров пугал и большой пакет документов, который необходимо было собирать для заключения договора с «Омским беконом». С одной стороны, это нормальная практика: все крупные компании делают это в интересах безопасности, чтобы устранить налоговые риски. Однако и здесь мы пошли навстречу поставщикам. Пакет документов, который еще вчера был большим и громоздким, сегодня значительно упрощен.

Кстати, все эти изменения — как раз результат диалога. Перед уборочной кампанией мы провели конференцию с поставщиками зерна. Присутствовал министр сельского хозяйства региона, выступал наш руководитель Александр Кивич.

Поставщики откликнулись на эти упрощения?

— Да, лед тронулся, как говорится. Однако нам хотелось бы наращивать темп. Увы, не все еще знают о тех возможностях, которые мы предоставляем. У некоторых остались не очень позитивные впечатления от взаимодействия в прошлые годы. В свое время были сложности с финансированием и, соответственно, с выплатами. Отсрочка доходила до 30 дней.

Эту проблему вы решили?

— Да. Группа «Продо» выделила дополнительные средства, и в настоящее время отсрочка по платежу составляет всего 5 дней. Как только зерно попало к нам на склад, меньше чем через неделю деньги уже на счетах поставщика. Многие в это не верят, но кто попробовал — уже убедились в справедливости моих слов. Такие условия по оплате, как в «Омском беконе», не может предложить даже государство.

Устранение бюрократических препон — это важная характеристика, но краеугольный камень — все-таки цена. Что вы можете предложить фермерам по цене?

— Наши цены вполне рыночные. Скажем, в настоящее время государство производит интервенционные закупки зерна по 8,8 тысячи рублей за тонну пшеницы, и по 7,5 тысяч рублей за ячмень. Полмесяца назад мы установили свои цены под эти же параметры. Какие цены у государства, такие у нас. Конечно, многое зависит от объемов поставок. Если объем существенный, мы даем очень интересную цену. Здесь все индивидуально, нужно встречаться за столом переговоров и договариваться. Для фермеров-производителей в любом случае всегда будет дана самая лучшая цена. При этом мы не собираемся спекулировать.

Чем обусловлена такая ориентация «Омского бекона» на фермеров-производителей — желанием сократить поставки от трейдеров?

— В наших приоритетах, действительно, стоит задача минимизировать число закупок у трейдеров. Перекупщик он и есть перекупщик. Есть налоговые риски, периодически возникают и другие сложные вопросы.

Мы сами — компания-производитель, давно работаем на рынке. Понимаем свои потребности. Нам нужен гарантированный ежедневный объем фуража. Поэтому хотелось, чтобы фермеры откликнулись на наш призыв и вошли в число партнеров.

Есть какие-то улучшения в плане логистики? Самостоятельная транспортировка зерна — проблема для многих фермеров.

— Опять же, реагируя на потребности поставщиков, мы сделали очень полезную для них вещь. Заключили договоры хранения с элеваторами по всему периметру области. Восемь крупнейших из них будут работать с фермерами. Не нужно ехать Лузино за сотни километров, достаточно привезти зерно на ближайший элеватор, там мы его купим.

Предприниматели также жалуются на очереди при сдаче зерна.

— Чтобы избежать очередей на нашем Лузинском комбикормовом заводе, мы также ввели новшества — сформировали монодни. Принимаем одну культуру в один день. Скажем, пшеница — это понедельник, вторник, среда. Ячмень — четверг, пятница. Суббота — овес.

Как было раньше? Чтобы принимать разные виды зерна, нужно было каждый раз перенастраивать оборудование. Вроде бы процесс недолгий — минут 10-15. А за день набегают часы простоя. Теперь же очереди реально сократились. Некоторые поставщики, как у нас принято, не сразу положительно приняли эту идею, но со временем убедились в ее эффективности.

Кроме «Омского бекона», какие еще есть крупные игроки на омском зерновом рынке? Реально ли договориться об общей цене?

— Зерновой рынок очень жесткий. Здесь вряд ли удастся договориться. Есть компании, которые очень быстро закупились и на время ушли с рынка. Они взяли ценой.

В связи с тем, что у нас большие объемы закупок зерна, мы будем закупать фураж до нового урожая. Отсюда и разная стратегия поведения на рынке.

Трейдеры-перекупщики кредитуют фермеров, а также порой сами вывозят зерно с полей. «Омский бекон» может предложить что-то подобное?

— Это следующий возможный этап нашей программы. Самовывоз — сложный организационный процесс. Часто на участке, где выращивается зерно, нет ни весов, ни транспорта. Мы сейчас внимательно прорабатываем этот вопрос.

Что касается кредитования, в следующем году рассматриваем возможность начать кредитовать фермеров под уборочную кампанию. Вопрос требует тщательной проработки. На наш взгляд, это привлечет дополнительных партнеров.

Сколько примерно поставщиков сегодня работает с «Омским беконом»?

— Если говорить о производителях, фермерах, КФХ — около сорока. Я постоянно посещаю районы Омской области, встречаюсь с главами хозяйств, руководителями сельхозуправлений районов… Благодаря этому мы наработали базу — порядка двухсот производителей. Большие, малые… Казалось бы, стоит ли связываться с малым поставщиком из-за одной машины? Но мы никому не отказываем — работаем с каждым.

Наша близость к Казахстану в контексте зернового рынка, на ваш взгляд, — проблема или же, скорее, преимущество для крупного закупщика?

— Партнеры из Казахстана предлагают нам свою продукцию. Мы прорабатываем возможности сотрудничества с южным соседом. В целом цена в Казахстане примерно на полторы-две тысячи рублей ниже, чем в нашем регионе, что на сегодня для нас является преимуществом.

Если появится возможность покупать казахское зерно, как на это отреагирует местный фермер?

— Без сомнения начнется определенная нервозность. Омичам ведь нужно продавать свое зерно. Но это способствует тому, чтобы омский сельхозпроизводитель повернулся лицом к крупным компаниям, таким как «Омский бекон».

Информационная поддержка

Добавить комментарий
Душевный старый новый: Лицейский театр предсказал омичам светлое будущееВидео

Душевный старый новый: Лицейский театр предсказал омичам светлое будущее

В канун старого Нового года в Лицейском напоили и обогрели. Репортаж с доброго и даже семейного капустника.

Показали «Срамоту»: выставка 18+ открылась в Омске

Показали «Срамоту»: выставка 18+ открылась в Омске

«Ошибочно думать, что искусство направленно занимается только возвышенным. В прошлом достаточно примеров, когда гений творчества обретал сокрушительную силу и возвышенность духа через низменное и ...

Преображение 3.0: медвежий коготь для Александра Стрельникова и яблочные часы для Светланы Машковой

Преображение 3.0: медвежий коготь для Александра Стрельникова и яблочные часы для Светланы Машковой

О поющих чашах, посуде, очищающей алкоголь, и самых невероятных подарках.

А  вы пробовали жареных жуков?

А вы пробовали жареных жуков?

Дизайнер и модель Ирина Бумагина побывала в гостях у владельцев бренда «Эко-домик» Юлии и Андрея Перминовых.

Что ждет омичей в 2018 году: Live с астрологом Наталией Талисман

Что ждет омичей в 2018 году: Live с астрологом Наталией Талисман

О Буркове, Фадиной, «Авангарде», ЧМ по футболу и многом другом. Внимание! Зрители смогут получить личный экспресс-прогноз во время стрима.

Евгений Тонких, омский художник: «Намажут краску погуще, чтоб было эффектнее, и все»

Евгений Тонких, омский художник: «Намажут краску погуще, чтоб было эффектнее, и все»

В музее «Либеров-центр» открылась выставка «Волшебные сны».

Антон Руднев: «Омский «Авангард», похоже, потерял этот сезон»

Антон Руднев: «Омский «Авангард», похоже, потерял этот сезон»

Наш колумнист рассуждает о том, что происходит в стане «ястребов».

Преображение 3.0: пока Светлана Машкова познавала счастье, Александр Стрельников полез в бочку

Преображение 3.0: пока Светлана Машкова познавала счастье, Александр Стрельников полез в бочку

Дружная компания пришла в уже полюбившийся нам салон «Мадам Ву». Что из этого вышло — в нашем новом выпуске.

Самые чудесные и добрые поступки омичей в 2017 году

Самые чудесные и добрые поступки омичей в 2017 году

В самый волшебный праздник «Новый Омск» вспомнил самые #добрые дела 2017 года.

Собака лает — корпоратив идет: как прошли вечеринки омских компаний в честь года псаФото

Собака лает — корпоратив идет: как прошли вечеринки омских компаний в честь года пса

С кем фотографировался Стас Костюшкин? Кого веселили Артем Муратов и «РУДН»? «Новый Омск» вспоминает, как прошли новогодние корпоративы в местных компаниях.

Креативный класс: топ-10 модных мест и событий с хештегом #Омск2017

Креативный класс: топ-10 модных мест и событий с хештегом #Омск2017

Второй год подряд «Класс» выбирает десять самых ярких ивентов и заведений, за которые рублем, временем и лайком голосовали хипстеры в 2017 году.

Слова 2017 года: что узнали омичиИнфографика

Слова 2017 года: что узнали омичи

Вашему вниманию — 15 слов, о существовании или значении которых омичи не догадывались до 2017 года. Сегодня все они прописались в нашем лексиконе. Просим ознакомиться, чтобы не оставаться за бортом корабля ...

Самые живые омские фотографии 2017 года: кадры, которые стоит увидеть снова

Самые живые омские фотографии 2017 года: кадры, которые стоит увидеть снова

«Новый Омск» пересмотрел все свои (и не только свои) снимки за год и собрал альбом из самых любопытных, эмоциональных и красноречивых фотографий.

Горы, коты, Gucci: как встретили Новый год успешные и известные омичи

Горы, коты, Gucci: как встретили Новый год успешные и известные омичи

В какой части земного шара входили в 18-ый год представители местного бизнеса, культуры и сферы моды?

Омский календарь на прошлый год: главные события последних 12 месяцев

Омский календарь на прошлый год: главные события последних 12 месяцев

«Новый Омск» заново пережил 2017-ый и выбрал самое важное. Если бы у региона была кожа, в подборке оказались бы следы рваных ран, шрамы от операций и любимые татуировки.