Класс

Класс

04 декабря 2015 12.43Интервью

Борис Грим: «Через творчество всю боль можно трансформировать в любовь»

Поэт, композитор и исполнитель Борис Бурдаев рассказал «Классу» о том, как глупо вставлять палки в колеса, когда речь идет об искусстве.

Борис Грим: «Через творчество всю боль можно трансформировать в любовь»

Александр Румянцев

Второго декабря в Омск приехал солист группы «Братья Грим» Борис Бурдаев. После предательства брата-близнеца Константина и пяти лет тишины музыкант снова вышел на большую сцену. Поэт, композитор и исполнитель готовит для поклонников не только новую пластинку, но и множество проектов. Однако Константин забрал у брата и группу, и права на нее, и все еще продолжает свои нападки. Борис Грим рассказал «Классу» о том, как глупо вставлять палки в колеса, когда речь идет об искусстве.

На сегодняшний день вы работаете в двух параллельных проектах: «Братья Грим» и Octopus Maiden. При этом состав команды одинаков. В чем тогда принципиальные различия?

— В «Братьях Грим» я пою свои старые и новые песни. Octopus Maiden — это недавно возникший на московской почве коллектив. И поскольку по всему миру расцвел буйным цветом психоделик-рок, мы не смогли остаться в стороне. Это бесформенное направление, сгусток мыслящего тумана, всегда было мне близко. И вот мы решили поэкспериментировать в этом духе. Это вылилось в проект, который сейчас гастролирует с группой «Братья Грим» по России. И в Омск мы приехали вместе.

У себя на стене в соцсети «ВКонтакте» вы анонсировали самарский фестиваль подобной направленности. Имеете отношение к его организации?

— Да, это наш импровизированный психоделик-фест, в котором приняли участие несколько диджеев. Думаю, в ближайшем времени будем развивать эту тему. Вообще, если говорить о планах, 18 числа у нас грядет совместный концерт с Найком Борзовым и его «сайд проджектом» Killer Honda. Мы часто выступаем не в одиночку, а с молодыми коллективами, которые тоже в этом направлении работают.

В Омск команда приехала как «Братья Грим»?

— В Омске прошло два мероприятия — одно состоялось 2 декабря, мы выступили как «Братья Грим» в OLDMAN PUB, а 9 декабря в Street Bar будет концерт группы Octopus Maiden, которая больше подходит к формату этого места.

Мне кажется, направления проектов смежные. Вы видите смысл разделять их?

— Конечно, «Братья Грим» сейчас тоже приобрели психоделическое звучание, но не настолько. Все-таки музыка Octopus Maiden плавится в различных эффектах, да и звучание более драйвовое. А «Братья Грим», скорее, психоделик-поп, нежели психоделик-рок.

К какому из проектов относятся два новых сингла «Ловец снов» и «Питер Пен», выложенные в «Айтюнс»?

— Они относятся к исполнителю Борис Грим, и так звучит наше официальное название. Мы решили убрать приставку «братья». Только наша группа «ВКонтакте» и аккаунт в «Инстаграме» называются «Братья Грим и Борис Грим».

Это сделано для того, чтобы людям стало понятнее, что происходит?

— Чтобы не путались и чтобы создать некий мост между прошлым и настоящим.

В 2014 году ты вернулся на большую сцену после пяти лет тишины.

— Около пяти лет я находился в творческом вакууме, и это пошло мне на пользу. У меня было много времени, для того чтобы что-то сделать новое, интересное. Творчество — очень праздная вещь, и оно не получается, когда ты пытаешься поставить какие-то рамки или обязан работать в условиях постоянного дедлайна. Необходимо какое-то расслабленное состояние неважности происходящего, тогда и возникает это волшебство. И оно было достигнуто.

Наработал материал?

— Конечно, и материал не только для одного проекта. Я думаю, проектов будет даже не два, а больше.

О каких проектах мы говорим?

 — И акустические проекты, и более электронные. В этом году мы, наверное, уже не успеем их выпустить, а в следующем вы сможете их услышать. Есть еще англоязычный вариант группы «Братья Грим» Grim Brothers. Мы создали его для прикола, и, может быть, из этого тоже что-то получится.

С этим проектом в Америку и ездили?

— С этим и со всеми другими проектами, которые у нас есть. И выступали мы заведениях, где до этого не играла ни одна русская группа.

Успешно?

— Да. Был очень неплохой концерт в Манхэттэне, куда пришли не только русскоязычные, но и иноязычные слушатели. И они очень нас хвалили, даже как-то было неудобно.

Если говорить о менталитете, чувствуешь разницу восприятии себя, своего творчества русскими и американцами?

— После концерта вышел покурить, а зрители набросились: «Ребята, у вас в этой песне такая гармония классная». Просто почему-то люди на Западе любят говорить о гармонии в мелодии, а в Европе и России — про текст, смысл и тому подобное. Каждому свое, это хорошо, что искусство воспринимается по-разному. Русские люди любят, когда слышно голос, различается текст. Западные меломаны, как правило, не так концентрируются на этом, композиция слушается, как одна луковица, из которой все произрастает.

Видела, что были какие-то проблемы с выкладкой вашей работы в «Айтюнс», сингл удалили.

— Это очень неприятная для нас история. Поскольку, к сожалению, со стороны наших партнеров случаются всяческие нападки и саботаж (со стороны брата Бориса. — Прим. ред.). Причем мы идем навстречу и пытаемся как-то договориться, но не получается и в итоге случаются такие ситуации. Например, я выкладываю свой сингл под именем, которым я назывался еще с прошлого века, а его просто «выпиливают» из «Айтюнса» по жалобе. Так релиз был сорван, правда, мы все-равно потом залили сингл. Конечно, нас это не сильно расстроило, потому что у нас ждет еще много всяческих релизов, но все равно это было неприятно. Думаю, что в наших партнерах все-таки возобладает здравый смысл, и они перестанут заниматься этой ерундой. Я считаю, что музыка — это большой-большой пирог, который делить можно бесконечно. А можно вообще не делить.

Жалоба об авторских правах?

— Видимо, этому содействовала компания-издатель, (поддержавшая в конфликте братьев Константина. — Прим. ред.) у которой гораздо больше возможностей в юридическом плане. Мы можем ходить по судам и так далее, но не будем этого делать, поскольку мы музыканты, и у нас нет ни времени, ни моральных сил этим заниматься. Спорить с кем-то — это вообще грязное дело. Нам больше нравится музыку играть и дарить людям хорошие эмоции.

Какое тебя сейчас внутреннее состояние после конфликта, ты гармоничен?

— Я абсолютно гармоничен. Я уже научился создавать вокруг себя некий кокон, который меня ограждает от плохих эмоций. Я понимаю, что у меня есть свой музыкальный мир, поклонники, друзья. Меня это очень поддерживает. И я просто иногда думаю, а зачем я буду обращать внимание на негатив. Дело в том, что проблемы в жизни можно превратить во что-то позитивное посредством творчества. Я так и делаю, и вместо того чтобы придумывать себе новые проблемы, всю боль, которая возникает при таких ситуациях, головную или сердечную, я трансформирую в любовь. Думаю, это довольно благородное занятие.

К вышедшим синглам прекрасные иллюстрации. Расскажи, как ты нашел именно то, что нужно.

— Я случайно познакомился с одной девушкой через свою страницу «ВКонтакте». Это была Надежда Михайлова, художница, которая очень круто рисует акварелью. Мне очень понравилась ее стилистика. Работы выглядят, как иллюстрации с каких-то старых советских детских книжек. Это меня настолько тронуло, что мы решили, а почему бы нам не сделать к каждому синглу такую иллюстрацию, а затем и обложку к альбому в этой стилистике. Собственно так сейчас и происходит.

Ты выражаешь свои предпочтения, цветовые, например или просто говоришь «есть такой материал, изобрази что чувствуешь»?

— Чаще всего я скидываю песню, затем Надежда уточняет, как я сам это вижу. Например, «Ловушка снов» — это что-то ночное холодное. И какими-то пространными терминами пытаюсь объяснить свои эмоции. И она меня хорошо понимает. И это круто, когда творческое взаимодействие складывается таким образом.

Вы не думали потом клип сделать из этих картин?

— Клип — это, конечно, сложнее, поскольку это серьезная работа не только с художником, но и с мультипликатором. На это нужны время, силы и средства, но почему бы и нет. Думаю, еще в пару туров съездим и сделаем такой клип.

По выходу альбома ставите какие-то сроки?

— Думаю, что в следующем году, после череды синглов, мы увидим две пластинки. Альбом точно грядет, и, я думаю, что мы как-нибудь очень это феерично отметим, может, даже туром. Предположительно весной или летом. Классно, наверное, летом в Сибири.

Очень жарко.

— Отлично, будем купаться в Иртыше.

Нас ждет винил или диски?

— Я думаю, что мы издадим винил, и этого будет достаточно. Не знаю, есть ли смысл в компакт-дисках, мне кажется, винил круче. Сейчас многие покупают винил, даже не имея дома подходящих проигрывателей, просто как сувенир, поэтому почему бы и нет.

Судя по реакции людей в соцсетях, поклонники ждут дисков.

— Нет, диски будут. Мы найдем какую-то компанию-издателя, которая поможет нам, или издадим сами. Мы начали заниматься издательской деятельностью. Думаю, у нас будет даже собственный лейбл или что-то вроде того. Поскольку сегодня мы можем совершенно независимо заниматься творчеством. Этому способствует и интернет.

Спокойно относишься к тому, что композиции могут появиться в Сети до релиза альбома?

— Конечно, мы препятствуем этому всячески, но не всегда получается, даже живое исполнение выкладывается в Сеть фанатами. Нам это, конечно, не нравится, но что поделаешь, это реальность сегодняшнего мира.

Омск стал седьмым городом в вашем туре. Трудно давать по два концерта?

— Знаешь, я уже привык раздваиваться, для меня это нормально. Какая-то история с раздвоением все время меня преследует. У меня, кстати, много двойников, которые исполняют мои песни, и я не против. Если людям нравится их петь, почему бы и нет. Есть даже очень похожие на меня двойники...

Вы знакомы?

— Ну как-то в последнее время не общаемся, и вообще это случалось редко. Я чаще общаюсь с ребятами, с которыми мы играли раньше, а с кем-то еще — смысла нет.

Ты общаешься с людьми в социальных сетях. Что нужно написать тебе, чтобы ты ответил?

— Писать сразу по существу, по делу: я рисую, я танцую, я играю. И если мне нравится то, чем занимается человек, я начинаю с ним общаться. Вообще, на личной странице видно альтер эго человека или то, каким он себя видит или хочет себя показать. Скрывать можно много чего, но остается какой-то процент, по которому можно понять, кто перед тобой. Например, это видно по фотографиям, по эстетике страницы. Я с большим количеством людей общаюсь в Сети. Ну с тем, кто этого стоит, по крайней мере. Просто «привет» для меня ничего не значит. А если говорить о сотрудничестве с людьми, то соцсети — отличный рычаг.

А просто поговорить?

— Ну и поговорить, конечно. Но надо на моем языке говорить, на эльфийском, а это не все могут.

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.