Ваш Ореол

Ваш Ореол

07 декабря 2015 15.08Статьи

«А я иду вон в тот лесок...»

Так объяснила плачущая женщина Юлии, но до леска ей не суждено было добраться.

«А я иду вон в тот лесок...»

Коллаж Галины Серебряковой

Хлеба-то свежего нет! - спохватилась Юлия. - И Анна Григорьевна забыла. - Ладно, не барыня, сама схожу». Она надела тёплые брючки, куртку-пуховичок, красивые новые зимние ботинки и вышла в темноту. Хотя был ещё ранний вечер, мгла стояла настоящая. Только над крыльцом особняка, где жили Медниковы - Юлия и её муж Павел, горел фонарь. Из своей «избушки», которую Павел сколотил собственноручно, подал голос сенбернар Султан: ты куда это, мол?

- Лежи, Султан, - ласково сказала Юлия, - я через десять минут прибегу.

Дом стоял в окружении халуп частного сектора с подслеповатыми или закрытыми ставнями окнами, за высоким забором недовольно побрехивали псы. До ближайшей улицы, где был довольно большой магазин, было метров сто по ухабам и колдобинам, и Юлия зашагала прямо по проезжей части. Тротуары здесь были едва обозначены и почищены лишь у дворов. Она покачала головой: все-то у нас так...Морозец прихватывал не на шутку, и Юлия прибавила скорости, но тут же и приостановилась. Из переулка, как-то нелепо спотыкаясь, выбрела женщина, которая явно плакала и даже как-то подвывала. В руках у неё болтался шуршащий пакет, другой она вытирала слёзы. Конечно, можно было побежать мимо - мало ли у кого какие неприятности, но Юлия встала перед женщиной и напрямик спросила:

- Почему вы плачете? Может, я могу вам помочь?

Та глянула на неё и махнула рукой, еле выговорив:

- Никто не поможет...

- Да что такое страшное случилось-то? - Юлия отступать не хотела. - Вы успокойтесь. Мир ещё не рухнул.

Женщина повсхлипывала и слабым голосом произнесла:

- Шли бы вы себе... А мне вон туда, в лесок, - она подбородком показала куда-то вдаль улицы.

- И что там, в леске? - с интересом спросила Юлия.

- А там деревце, а у меня в пакете верёвка, в сараюшке нашла. Ну и... - она пожала плечами. - Вам, дамочка, дела нет. Вы, наверное, из этого дворца? А меня сестра домой не пускает, - и она опять залилась слезами.

- Хватит! - рассердилась Юлия. - Вам что, пятнадцать лет, чтобы вас кто-то мог не пустить домой?!

Она вдруг решилась:

- Пойдёмте ко мне домой, расскажете всё, может, я или мой муж, он очень хороший человек, что-нибудь для вас сделаем. А в лесу сейчас темно, страшно и холодно.

Юлия взяла женщину под локоть и потихоньку повела к своим ажурным металлическим воротам, уже не чувствуя сопротивления, зато вблизи отчётливо проявился тошнотворный запах, исходивший от этой застывшей в лёгком пальто фигуры: какой-то гнили вперемешку с перегаром - и отчаянной безысходности.

Султан заворчал с недоумением: кто с тобой, хозяйка?

- Свои, Султан, свои, - сказала ему Юлия и сама же усмехнулась: ничего себе свои. Ладно, сейчас поговорит с новой знакомой, а там уж по обстоятельствам. Нельзя же вот так взять и бессовестно позволить человеку залезть в петлю.

В просторной прихожей, а скорее целом холле, гостья растерялась, отказываясь даже шаг сделать на блестящий паркет с припорожного весёленького коврика. Да уж, при ярком свете она выглядела ещё более жалко, чем на улице. Юлия и сама на пару секунд остолбенела, но взяла себя в руки.

- Значит, так, - строго распорядилась, вроде бы и не замечая растерянности женщины, - снимайте здесь пальто и... что это у вас? - ага, шапку тоже бросьте тут, сапоги. И, пожалуйста, побыстрее. Сюда, налево, здесь у нас гостевая с ванной. Вам надо обязательно помыться.

- Вы не бойтесь, - вдруг сказала женщина, - я не больная ничем.

- Я не боюсь, в конце концов, есть хорошие дезинфицирующие средства, - спокойно бросила Юлия. - Сейчас я научу вас пользоваться кранами и подберу вам одежду. Не новую, конечно, извините. А как вас зовут-то? Даже не познакомились, ну я башка стоеросовая...

- Галя, - сказала женщина, оглядывая блестящий голубой кафель, белоснежную ванну, сверкающие заморские краны. Потом наткнулась на своё отражение в огромном зеркале: давно немытое лицо, косматые волосы, руки с грубыми кистями - и попятилась назад.

- Не, пойду я. Не моё это. Вы мне рублей пятьдесят дайте - у вас же куры не клюют. А я самогоночки куплю, к Таньке Ершовой завалюсь, с выпивкой она меня не выгонит. А сестра что? Сестра - сволочь...

- Стесняться не надо, - строго сказала Юлия под шум пущенной воды, вспенивающей шампунь. - Вот этим помоете голову, вот мочалка, - она достала из шкафчика на стене нераспечатанный хрустящий пакетик. - А вот полотенце. И не торопитесь, прогрейтесь в воде как следует. Потом постучите в дверь погромче, я дам одежду.

Потом она собрала в мешок для мусора тряпьё, брошенное Галей у порога, сунула туда же сапоги, разношенные до последней степени, выкинула узел в холодные сени и присела на кухне, подперев голову руками: «Хлеб так и не купила... И что скажет Паша, когда вернётся с работы? Ладно бы котёнка в дом притащила, а это ведь человек... Ну да чего раньше времени паниковать? Может, и обойдётся всё».

Галя заколотила в дверь минут через пятнадцать, взяла стопку белья и махровый халатик, Юлия подтолкнула ей тёплые меховые тапочки. Включила чайник, подогрела на отдельной сковороде пару котлет и пюре, приготовленные ещё днём домработницей Анной Григорьевной, достала оставшийся подсохший батон, нарезала колбаски. Галя нерешительно вошла в кухню, просторную и чистую, как на картинке в журнале, и сказала:

- Спасибо. Живут же люди...

Юлия повернулась к ней от стола и не сразу отвела взгляд:

- Да вы, Галя, оказывается, ещё молодая, а...

- А... - Галя засмеялась, - отмылась, вот и помолодела. Мне тридцать два. Можете на «ты» называть, не обижусь. Да и не звал меня никто на «вы» никогда.

- Хорошо. Я даже и моложе ещё. Садись ужинать, я Павла подожду.

Галя села за стол, потянула носом вкусный аромат, взяла вилку и вдруг заискивающе спросила:

- А выпить не найдётся? Хоть немного поправить.

Юлия растерялась, потому что никак не ожидала, что гостья захочет «рюмочку». Однако... Но что было делать?

- Я сама не пью вообще. У мужа есть вино. Может, не стоит?

- Я же не пить собираюсь, - помрачнела Галя. - А так только... И чего-нибудь покрепче.

Юлия вздохнула, ушла в комнату, где стоял бар, налила в стопку водки и принесла Гале.

- Вот это разговор! - обрадовалась Галя, махом опрокидывая стопку.

- Ешь, потом разговор-то будет...

Когда приехал Павел, в доме было тихо. Юлия сидела в кресле под торшером и читала Бунина. Он ворвался радостный, соскучившийся, громко закричал от порога:

- Юлька, я голодный! Чем кормить будешь?

- Паша, пожалуйста, не шуми. У нас человек спит!

- Вот как? - шёпотом спросил Павел. - И кто же это?

- Умывайся, будем ужинать, я тебе всё расскажу, только ты не ругайся, ладно?

- Галя, - чуть позже сказала Юлия, не дожидаясь конца ужина. - Молодая ещё, но ты бы видел её... В семье мать, она и её старшая сестра. Жили в нищете, в доме пьянки. Но как-то умудрилась выучиться на швею. Говорит, что хорошо шьёт. Мать год назад умерла. Цирроз печени. А у сестры своя жизнь, она эту Галю в дом не пускает. Теперь и вовсе, потому что мужа завела.

Павел нахмурил лоб:

- Как я понял, Галя твоя - тоже конченая алкашка, и мы должны её спасать, правильно?

- Паша, она сначала человек, а потом уже алкашка. Будет лучше, если она на себя наложит руки?

- Гуманистка ты моя... - он улыбнулся. - Значит, так, если без эмоций. Полдома ей положены по наследству, надо подать в суд и искать хорошего адвоката. Можно позвонить Николаеву. Знаю, - Павел поднял руку, - ей нечем платить, но это решено.

- Паш, это отлично, но с сестрой они всё равно под одной крышей не уживутся. Да и пить она там не бросит...

- И что? - насторожился муж.

- Давай оставим её у себя. Анне Григорьевне всё-таки трудно весь дом на себе держать, пусть она только готовит и с Вадиком занимается, когда он от бабушки из Москвы вернётся. А Гале - всю уборку поручим. И я смогу, наконец, выйти на работу.

- Но только денег мы ей платить не будем.

- То есть почему это? - возмутилась Юлия.

- Сначала съезди с ней к наркологу. Ты поняла?

- Поняла. Золотой ты у меня, Пашка!

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» №53 (573) от 6 января 2010 г.

Добавить комментарий
Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

О профессиональном уровне оркестров в России, гастролях по миру, и о нелегкой жизни музыкантов — в нашем интервью с человеком, который успевает все.

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

Театры из из России и Беларуси, Армении и Болгарии, Ирана и Израиля, Казахстана, Китая, Польши, Словении, Финляндии, Франции и Японии прибыли в Омск. Фестиваль открылся традиционным шествием.

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Тест для автолюбителей, велосипедистов и пешеходов, крайне недолюбливающих друг друга.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»