Ваш Ореол

Ваш Ореол

13 декабря 2015 10.00Статьи

Баба Катя, что ли, нагадала...

Нина очень не хотела ехать в деревню, но поддалась на уговоры.

Баба Катя, что ли, нагадала...

Коллаж Галины Серебряковой

Серёга сидел за рулём важный и, казалось, прямо-таки изнемогал от этой своей значимости, вздёргивая длинный нос и солидно хмуря брови. Иногда он переводил взгляд с дороги и с противной покровительственностью подмигивал притулившейся на заднем сиденье Нине, которую просто распирало от желания на ходу рвануть дверцу и выскочить (была не была!) и невозможности это сделать, потому что дверца эта самая так легко бы не открылась. Да и весь Серёгин «жигуль», доставшийся ему не то от отца, не то даже и от деда, скрипел, побрякивал неизвестно чем и держался явно на честном слове, но хозяин был горд: а чё ему перед бабами не покрасоваться? - не мадамы какие-нибудь, чтоб на «поршаках» по жизни рассекать. В другое время Нина бы не удержалась, чтобы не пошутить на предмет Серёгиного драндулета, но рядом с Серёгой сидела его жена Лилька, как бы подруга Нины, у которой с чувством юмора всегда была напряжёнка.

«Как бы» в этом конкретном случае вполне уместно, потому что какие они подруги? Ну, работают вместе в не самом лучшем магазине, торгуют кто чем, прилавки по соседству. Но Лилька - мужняя жена, мальчишка у них с Серёгой растёт, вечный ремонт дома, никогда, кажется, не сходят с повестки дня вопросы, чем кормить, во что одеть мальца, где достать денег до получки, поскольку муженёк последние на бензин потратил. А у Нины таких проблем нет - и ей, если уж откровенно, невыносимо тоскливо и скучно слушать Лилькину ежедневную трескотню об одном и том же. Наверное, иной раз ей не удаётся состроить на лице соответствующее выражение, и тогда Лилька обрывает себя на полуслове и жалостливо говорит:

- Ой, Нинок, какая же я эгоистка... Ведь тебе уже почти тридцать, а ты одинокая. Каково ж тебе слушать про моё счастье! Серёжа, он хоть и дурак дураком, но всё-таки мужское плечо рядом, а для женщины - это главное. Что ж мне с тобой делать? Ты бы хоть молодым парням-покупателям как-то так вот улыбалась, может, кто и клюнул бы.

- Я не на рыбалке, а на работе, - прохладно отвечала ей Нина, а Лилька обиженно отворачивалась, однако минут через десять не выдерживала и возбуждённо шептала ей:

- Ты только не горюй сильно-то, придумаем что-нибудь.

Не сказать, чтобы Нина как-то особенно страдала без этого «мужского плеча», лила по ночам слёзы в песенную героиню - подушку и проклинала своё существование. Небольшая, но своя квартирка у неё была, специальное торговое, пусть и не высшее, образование тоже, владелица магазина хвалила за аккуратность и честность. А в свободные дни Нина часами занималась художественной вышивкой, тратя на исходные материалы чуть не всю зарплату, дарила свои работы, побывали они уже и на городской выставке. Но семьи, конечно, не хватало, особенно ребёночка. Однако она не относилась к женщинам, которые рожали «дитя для себя», спарившись с любым подвернувшимся мужичком. Нина, что называется, покорилась судьбе и терпеливо ждала, что же будет дальше.

Зато Лилька была не из тех, кто покорно сидит на бережку. И дня три назад жарким шёпотом сообщила как уже решённое:

- Едем к бабе Кате! Серёга увезёт.

- Куда-куда?

- Тут за городом, близко, деревня. Баба Катя - ясновидящая... Она тебе всё скажет. Мне её одна знакомая посоветовала. Говорит, не бабка, а прямо... этот... оракул.

- Лиля, какой ещё оракул? Да, может, я и не хочу ничего знать!

- Всё, хватит! - даже и прикрикнула слегка Лилька. - Не хочу... К ней очередь, дурища ты такая! Я еле уговорила принять тебя, мол, редко выходные бывают.

Нине стало неудобно, что вот Лилька старалась, хлопотала, а она теперь кобенится, - и согласилась, послушно кивнула.

Деревня была полузасыпана снегом, и Серёга завертел головой, пытаясь увидеть название улицы.

- Туда вон рули, где машины стоят, - уверенно сказала Лилька.

И не ошиблась. Городские валили к бабе Кате, и им пришлось ещё часа полтора сидеть в «жигулях», дожидаясь своей минуты. Наконец Лилька, сбегав на разведку, отчаянно замахала от калитки. С похолодевшим сердцем Нина, как агнец на жертвенный костёр, поплелась к дому. Баба Катя, оказавшаяся совсем не старой, а вполне моложавой и суровой женщиной, встретила их в просторной комнате и сразу же рявкнула на сунувшуюся следом за Ниной Лильку:

- А ты выйди! Чего надо-то?

Нине жестом показала на стул у двери, сама села на диван у окна, пристально всмотрелась на сжавшуюся от страха «пациентку» или «клиентку» (как они там называют своих посетителей?) и сказала:

- Чего трясёшься? Ты - сирота, ничего особо хорошего у тебя в жизни нет, плохого тоже. Болячек серьёзных не вижу. Зачем приехала?

- За... замуж не получается, - охрипшим голосом пробормотала Нина.

- Сильно хочешь? - засмеялась баба Катя. - Ну, ненормальная. Дам тебе заговорённой водички. Будешь пить утром и вечером. Иди. Деньги положишь в кухне на стол. Сколько не жалко.

- И это всё? - удивилась невольно Нина.

- Иди, я сказала! - рассердилась баба Катя.

Нина испуганно вскочила, юркнула в дверь, дрожащими руками положила на стол тысячную купюру и выбежала на улицу.

- Ну, что, что? - буквально схватила её за пуховик Лилька прямо на крыльце.

- Да ничего, - пожала плечами Нина. - За каким надо было сюда мотаться?

И прикусила язык: дверь открылась, баба Катя не глядя, молча сунула ей банку с водой и исчезла.

- Нагадали женишка? - весело спросил Серёга, заводя колымагу.

- Не твоё дело, - оборвала его Лилька. - Ты езжай давай да на дорогу смотри.

- Фу-фу, какие мы таинственные, - Серёга обиделся и до самого города не проронил ни слова.

Нина воду пила и смеялась над собой. Над тем, что вкус её казался не совсем обычным, будто и впрямь заколдованным. Лилька, встречая утром в магазине, смотрела жадно-вопросительным взглядом, однако помалкивала, чтоб, наверное, не спугнуть события.

А потом Нину окликнула на улице грузная, тяжело дышащая женщина с пакетом в руках:

- Ниночка, здравствуй, ты не помнишь меня?

Нина всмотрелась и покачала головой.

- Ну да... - грустно согласилась женщина. - Я как заболела... так сама себя уже не узнаю в зеркале. Я Вити Ковалёва мама, в одном классе вы с Витей учились.

Витя... Был такой мальчик в классе, не очень заметный, после школы уехал вроде на Дальний Восток, поступил в мореходку, а больше Нина ничего о нём не слышала, да и забыла, признаться.

- Вернулся Витя, - женщина достала из кармана пальто скомканный платок и поднесла к глазам. - Списали его с корабля подчистую.

- А что случилось? - вежливо поинтересовалась Нина.

- По нездоровью... Полгода пролежал в госпитале. И всё... Я ведь к тебе за помощью, Нина. Хотела домой зайти, но Бог дал - встретила. Витя-то приехал не один, с девочкой...

- С девочкой? А я...

- Ты послушай... Мне трудно говорить - задыхаюсь прямо. Он женат там был, в Находке, и как заболел, а может и раньше, жена его с другим сошлась, с капитаном вроде, Витя-то штурманом был. Вот... Его выписали, она ему билет на поезд купила, вещи собрала и дочку Машу с ним же отправила.

- И сколько же Маше лет?

- Четыре годика... - женщина уже не могла удержать слёз. - Тяжело мне с ней, не справляюсь одна. В детский садик устроить невозможно - нет мест. И Витя, боюсь, запьёт, мрачный такой, всё работу ищет. По морю тоскует. Водки купит, сидит на кухне и плачет. Ему женщина рядом нужна. Хорошая, как ты. Я ж тебя помню. Знаю, что ты одна. Соседки твои сказали...

- Вы, что же, хотите, чтобы я с вашим Витей... Ну, нельзя же так! Я ведь даже не представляю, какой он сейчас. И вообще...

- Ниночка, а ты зайди к нам, зайди, мы же рядом живём. Помоги мне с Машей, с ней ведь и гулять надо, и постирать когда, и приготовить повкуснее, и поиграть. Я ведь и платить тебе согласна. Присмотритесь с Витей друг к другу...

Нина совсем растерялась. И вот так взять и отказать этой плачущей женщине она не могла, и сразу сказать «да» - тоже.

- Знаете, что, - сказала, - дайте мне ваш номер телефона. Я позвоню сегодня же.

- Позвони, Ниночка! - обрадовалась женщина. - Меня Наталья Ивановна зовут. Очень ждать буду, очень.

Дома Нина привычно взяла со стола банку с «бабкатиной» водой, подумала и медленно вылила в раковину...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 2 (574) от 13 января 2010 г.

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.