Ваш Ореол

Ваш Ореол

13 декабря 2015 10.00Статьи

Баба Катя, что ли, нагадала...

Нина очень не хотела ехать в деревню, но поддалась на уговоры.

Баба Катя, что ли, нагадала...

Коллаж Галины Серебряковой

Серёга сидел за рулём важный и, казалось, прямо-таки изнемогал от этой своей значимости, вздёргивая длинный нос и солидно хмуря брови. Иногда он переводил взгляд с дороги и с противной покровительственностью подмигивал притулившейся на заднем сиденье Нине, которую просто распирало от желания на ходу рвануть дверцу и выскочить (была не была!) и невозможности это сделать, потому что дверца эта самая так легко бы не открылась. Да и весь Серёгин «жигуль», доставшийся ему не то от отца, не то даже и от деда, скрипел, побрякивал неизвестно чем и держался явно на честном слове, но хозяин был горд: а чё ему перед бабами не покрасоваться? - не мадамы какие-нибудь, чтоб на «поршаках» по жизни рассекать. В другое время Нина бы не удержалась, чтобы не пошутить на предмет Серёгиного драндулета, но рядом с Серёгой сидела его жена Лилька, как бы подруга Нины, у которой с чувством юмора всегда была напряжёнка.

«Как бы» в этом конкретном случае вполне уместно, потому что какие они подруги? Ну, работают вместе в не самом лучшем магазине, торгуют кто чем, прилавки по соседству. Но Лилька - мужняя жена, мальчишка у них с Серёгой растёт, вечный ремонт дома, никогда, кажется, не сходят с повестки дня вопросы, чем кормить, во что одеть мальца, где достать денег до получки, поскольку муженёк последние на бензин потратил. А у Нины таких проблем нет - и ей, если уж откровенно, невыносимо тоскливо и скучно слушать Лилькину ежедневную трескотню об одном и том же. Наверное, иной раз ей не удаётся состроить на лице соответствующее выражение, и тогда Лилька обрывает себя на полуслове и жалостливо говорит:

- Ой, Нинок, какая же я эгоистка... Ведь тебе уже почти тридцать, а ты одинокая. Каково ж тебе слушать про моё счастье! Серёжа, он хоть и дурак дураком, но всё-таки мужское плечо рядом, а для женщины - это главное. Что ж мне с тобой делать? Ты бы хоть молодым парням-покупателям как-то так вот улыбалась, может, кто и клюнул бы.

- Я не на рыбалке, а на работе, - прохладно отвечала ей Нина, а Лилька обиженно отворачивалась, однако минут через десять не выдерживала и возбуждённо шептала ей:

- Ты только не горюй сильно-то, придумаем что-нибудь.

Не сказать, чтобы Нина как-то особенно страдала без этого «мужского плеча», лила по ночам слёзы в песенную героиню - подушку и проклинала своё существование. Небольшая, но своя квартирка у неё была, специальное торговое, пусть и не высшее, образование тоже, владелица магазина хвалила за аккуратность и честность. А в свободные дни Нина часами занималась художественной вышивкой, тратя на исходные материалы чуть не всю зарплату, дарила свои работы, побывали они уже и на городской выставке. Но семьи, конечно, не хватало, особенно ребёночка. Однако она не относилась к женщинам, которые рожали «дитя для себя», спарившись с любым подвернувшимся мужичком. Нина, что называется, покорилась судьбе и терпеливо ждала, что же будет дальше.

Зато Лилька была не из тех, кто покорно сидит на бережку. И дня три назад жарким шёпотом сообщила как уже решённое:

- Едем к бабе Кате! Серёга увезёт.

- Куда-куда?

- Тут за городом, близко, деревня. Баба Катя - ясновидящая... Она тебе всё скажет. Мне её одна знакомая посоветовала. Говорит, не бабка, а прямо... этот... оракул.

- Лиля, какой ещё оракул? Да, может, я и не хочу ничего знать!

- Всё, хватит! - даже и прикрикнула слегка Лилька. - Не хочу... К ней очередь, дурища ты такая! Я еле уговорила принять тебя, мол, редко выходные бывают.

Нине стало неудобно, что вот Лилька старалась, хлопотала, а она теперь кобенится, - и согласилась, послушно кивнула.

Деревня была полузасыпана снегом, и Серёга завертел головой, пытаясь увидеть название улицы.

- Туда вон рули, где машины стоят, - уверенно сказала Лилька.

И не ошиблась. Городские валили к бабе Кате, и им пришлось ещё часа полтора сидеть в «жигулях», дожидаясь своей минуты. Наконец Лилька, сбегав на разведку, отчаянно замахала от калитки. С похолодевшим сердцем Нина, как агнец на жертвенный костёр, поплелась к дому. Баба Катя, оказавшаяся совсем не старой, а вполне моложавой и суровой женщиной, встретила их в просторной комнате и сразу же рявкнула на сунувшуюся следом за Ниной Лильку:

- А ты выйди! Чего надо-то?

Нине жестом показала на стул у двери, сама села на диван у окна, пристально всмотрелась на сжавшуюся от страха «пациентку» или «клиентку» (как они там называют своих посетителей?) и сказала:

- Чего трясёшься? Ты - сирота, ничего особо хорошего у тебя в жизни нет, плохого тоже. Болячек серьёзных не вижу. Зачем приехала?

- За... замуж не получается, - охрипшим голосом пробормотала Нина.

- Сильно хочешь? - засмеялась баба Катя. - Ну, ненормальная. Дам тебе заговорённой водички. Будешь пить утром и вечером. Иди. Деньги положишь в кухне на стол. Сколько не жалко.

- И это всё? - удивилась невольно Нина.

- Иди, я сказала! - рассердилась баба Катя.

Нина испуганно вскочила, юркнула в дверь, дрожащими руками положила на стол тысячную купюру и выбежала на улицу.

- Ну, что, что? - буквально схватила её за пуховик Лилька прямо на крыльце.

- Да ничего, - пожала плечами Нина. - За каким надо было сюда мотаться?

И прикусила язык: дверь открылась, баба Катя не глядя, молча сунула ей банку с водой и исчезла.

- Нагадали женишка? - весело спросил Серёга, заводя колымагу.

- Не твоё дело, - оборвала его Лилька. - Ты езжай давай да на дорогу смотри.

- Фу-фу, какие мы таинственные, - Серёга обиделся и до самого города не проронил ни слова.

Нина воду пила и смеялась над собой. Над тем, что вкус её казался не совсем обычным, будто и впрямь заколдованным. Лилька, встречая утром в магазине, смотрела жадно-вопросительным взглядом, однако помалкивала, чтоб, наверное, не спугнуть события.

А потом Нину окликнула на улице грузная, тяжело дышащая женщина с пакетом в руках:

- Ниночка, здравствуй, ты не помнишь меня?

Нина всмотрелась и покачала головой.

- Ну да... - грустно согласилась женщина. - Я как заболела... так сама себя уже не узнаю в зеркале. Я Вити Ковалёва мама, в одном классе вы с Витей учились.

Витя... Был такой мальчик в классе, не очень заметный, после школы уехал вроде на Дальний Восток, поступил в мореходку, а больше Нина ничего о нём не слышала, да и забыла, признаться.

- Вернулся Витя, - женщина достала из кармана пальто скомканный платок и поднесла к глазам. - Списали его с корабля подчистую.

- А что случилось? - вежливо поинтересовалась Нина.

- По нездоровью... Полгода пролежал в госпитале. И всё... Я ведь к тебе за помощью, Нина. Хотела домой зайти, но Бог дал - встретила. Витя-то приехал не один, с девочкой...

- С девочкой? А я...

- Ты послушай... Мне трудно говорить - задыхаюсь прямо. Он женат там был, в Находке, и как заболел, а может и раньше, жена его с другим сошлась, с капитаном вроде, Витя-то штурманом был. Вот... Его выписали, она ему билет на поезд купила, вещи собрала и дочку Машу с ним же отправила.

- И сколько же Маше лет?

- Четыре годика... - женщина уже не могла удержать слёз. - Тяжело мне с ней, не справляюсь одна. В детский садик устроить невозможно - нет мест. И Витя, боюсь, запьёт, мрачный такой, всё работу ищет. По морю тоскует. Водки купит, сидит на кухне и плачет. Ему женщина рядом нужна. Хорошая, как ты. Я ж тебя помню. Знаю, что ты одна. Соседки твои сказали...

- Вы, что же, хотите, чтобы я с вашим Витей... Ну, нельзя же так! Я ведь даже не представляю, какой он сейчас. И вообще...

- Ниночка, а ты зайди к нам, зайди, мы же рядом живём. Помоги мне с Машей, с ней ведь и гулять надо, и постирать когда, и приготовить повкуснее, и поиграть. Я ведь и платить тебе согласна. Присмотритесь с Витей друг к другу...

Нина совсем растерялась. И вот так взять и отказать этой плачущей женщине она не могла, и сразу сказать «да» - тоже.

- Знаете, что, - сказала, - дайте мне ваш номер телефона. Я позвоню сегодня же.

- Позвони, Ниночка! - обрадовалась женщина. - Меня Наталья Ивановна зовут. Очень ждать буду, очень.

Дома Нина привычно взяла со стола банку с «бабкатиной» водой, подумала и медленно вылила в раковину...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 2 (574) от 13 января 2010 г.

Добавить комментарий
«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этно-драма, снятая школьным директором.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-классФото

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-класс

Дебютное выступление в шоу-румах одного из самых современных «китайцев» случилось при полном аншлаге. Крупные порталы еженедельно публиковали новости о флагманском седане четвертого поколения, ...

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Вадим Демчог, «Арлекиниада», луч света и три часа легендарных текстов.

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Инстаобзор праздничных столов известных омичей.

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбомФото

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбом

Группа из Екатеринбурга приехала в Омск с седьмым по счету альбомом. О гопниках, властных крысах, провинциальных проститутках и кровососущих кальяны тварях — в одной «Пуле».

Приключения злополучного чемоданчика

Приключения злополучного чемоданчика

В «Лицейском театре» состоялась премьера спектакля «Смешные деньги».