Деловой Омск

Деловой Омск

17 декабря 2015 08.15Интервью

Досье

Владимир Компанейщиков родился 2 апреля 1972 года в Праге. В 1994 году окончил физический факультет ОмГУ и одновременно факультет переподготовки по специальности «маркетинг». Служил в управлении ФСБ, затем работал в «СБС-АГРО» и параллельно учился в Омской банковской школе ЦБ РФ, которую окончил в 1998 году. В 2000 году ушел во вновь созданное Агентство жилищного строительства на должность начальника отдела, затем стал заместителем директора. В феврале 2001 года возглавил новую структуру — Омскую региональную ипотечную корпорацию. В апреле 2004 года ушел с этой должности, чтобы заняться организацией и возглавить ОАО «Омское ипотечное агентство». В июле 2009 года стал руководителем Западно-Сибирского филиала ООО «Сбербанк Капитал». С ноября 2010 года по ноябрь 2011-го — вице-президент Банка жилищного финансирования (ЗАО «Банк ЖилФинанс»). С мая 2012 года — директор проектов департамента ПСС 2.0 Сбербанка России. С мая 2013 года — директор по развитию бизнес-систем ОАО «Омскнефтехимпроект». С 18 ноября 2013 года — руководитель аппарата губернатора Омской области и параллельно с 11 июля 2014 года — заместитель председателя правительства Омской области.

Владимир Компанейщиков: «Я готов с любым выйти на «спарринг» в прямом эфире»

Вице-губернатор Владимир Компанейщиков часто становится героем публикаций. Может, сказывается то, что он в числе прочего курирует и информационную политику региона. Однако журналисты, не скупясь при этом на критику, редко обращаются за комментариями к самому чиновнику. «ДО» решил задать Владимиру Компанейщикову те вопросы, которые возникали в последнее время и вызывали наибольший резонанс.

Владимир Компанейщиков: «Я готов с любым выйти на «спарринг» в прямом эфире»

Александр Румянцев

Владимир Борисович, в свое время вы занимались бизнесом и были руководителем компании «Сэтл Сити Омск», которую после вашего ухода оттуда стали обвинять чуть ли не в рейдерском захвате бизнеса строительной фирмы СТК «КЭС». Компания достраивала ее проблемный дом на улице Нейбута, проясните ситуацию.

— Думаю, нужно задать вопросы главному пострадавшему во всей этой истории — Сбербанку — и тем, кто не оказались пострадавшими и все-таки получили свои квартиры в этом доме. Ведь люди, которые изначально были бенефициарами этого проекта, вывели из него в виде займов и проданных за бесценок квартир большую часть того, что могло бы послужить его устойчивости. Как вы помните, тогда был кризис 2008 года, и на него списывали все, в том числе и откровенное жульничество. Думаю, когда банк выдавал кредит этой компании, тоже сильно ошибся.

Для того чтобы достроить этот проблемный дом, Сбербанк и пригласил меня, я тогда серьезно занимался ипотечным кредитованием. ОАО «Омское ипотечное агентство», которое я создавал и возглавлял, в месяц выдавало столько же кредитов, сколько и Сбербанк. А мои питерские партнеры неплохо занимались девелопментом. И когда банк пригласил нас в этот проект, то говорил, что там есть определенное количество непроданных квартир и коммерческой недвижимости. Но в реальности все оказалось не так.

Что же вышло в итоге?

— Дом все же был достроен, несмотря ни на что. Предоставление нового займа на достройку согласовывалось очень долго на самом высоком уровне. Кредит выдавался на другую компанию только потому, что банк не готов был давать деньги фирме, уже выведшей банковские кредиты через займы физическим лицам. А если бы не появились эти новые деньги, дом бы просто завис, как многие объекты в то время. Те люди, которые были бенефициарами проекта, подписывали соглашение о передаче активов и управления «Сэтл Сити Омск» не под давлением банка. Скорее всего, они таким образом пытались уйти от уголовных дел о злостном уклонении от погашения кредитной задолженности. Но после того как стройка возобновилась, эти люди не нашли ничего умнее, как продолжить бомбить исковыми заявлениями уже новую компанию, пытаясь изъять какие-то средства.

Что касается меня, мне не стыдно за эту ситуацию. Тогда я занимался бизнесом, на этом проекте заработать денег не удалось, но, с другой стороны, и чужого в карман я не положил. В противном случае затем я никогда бы не работал в центральном аппарате Сбербанка.

Все дальнейшие суды показали, что ни банк, ни я не преступили закон. Несмотря на все попытки его очернить, я горжусь этим проектом — те экстраординарные усилия по достройке дома увенчались успехом. Люди получили свои квартиры, а банк вернул большую часть денег.

Бизнесом было заниматься интереснее, чем административной работой?

— Из бизнеса я ушел в банковскую сферу, и это не было случайным. Я занимался ипотечными кредитами, еще начиная с Агентства жилищного строительства, а затем создавал Омскую региональную ипотечную корпорацию. И пусть это нескромно звучит, но я отношу себя к одним из немногих людей, которые в целом формировали в стране систему ипотечного кредитования. Компания «Омское ипотечное агентство», которую я также создавал, была первой частной компанией в системе АИЖК. И наши объемы выдачи кредитов выводили Омскую область на лидирующие позиции в стране. Но я отошел от этого бизнеса в силу разных причин, в том числе из-за ипотечного кризиса.

Чтобы понимать экономику и сферу управления, нужно работать в структурах, где управленческие инструменты одни из лучших в стране. И тот опыт, который затем дал мне Сбербанк с точки зрения расширения управленческого кругозора и личных компетенций, на мой взгляд, сейчас невозможно получить практически нигде. Оттуда я вынес правило, что самообразованием надо заниматься постоянно, и я стараюсь это делать.

Когда вы стали заместителем председателя правительства Омской области, в прессе разразился скандал — обнаружилось, что у вас еще оставались некие бизнес-активы. Губернатор тогда даже инициировал проведение служебной проверки. Чем завершилось это дело?

— Проверка была. Как вы помните, депутат Госдумы Олег Денисенко писал в отношении меня депутатские запросы. Я знаю конкретного человека, который принес эту информацию и вообще всю историю, кто и зачем это публиковал — от непосредственных участников, которые признались мне в этом. Знаю основания, и это отнюдь не соблюдение законности.

Придя осенью позапрошлого года во власть, я указал все свои доли в компаниях в декларации, которая подается в кадровую службу. Это не секрет, что я продолжал владеть какими-то долями в бизнесах, которыми я сам ни в коей мере уже не занимался. Запрета по госдолжностям на это нет. К сожалению, наше законодательство не позволяет убрать себя из директоров компании, которая давно не действует и которую бросили учредители. Прокуратура и это проверяла, в том числе в Санкт-Петербурге. Могу вам передать ответ прокуратуры на мой собственный запрос о результатах проверки. А умолчание части правды создает ту ложь, которую можно показывать в качестве яркого примера коррупции среди чиновников.

Сейчас конфликта интересов уже нет?

— Я постарался максимально выйти из всех бизнесов, это тоже отдельная история. Долю можно либо продать, либо передать в само акционерное общество. В части компаний я еще веду такие переговоры. Но конфликта интересов там у меня нет — я не принимаю никакого участия в управлении как акционер. Однако формальное нахождение меня в реестре создает лишние усилия при подготовке и сдаче ежегодной декларации.

Как вообще вы относитесь к критике в СМИ? Недавно в прессе опубликовали очередные слухи о вашей возможной отставке, связанные с недавними событиями в политике региона.

— Во-первых, моя должность предполагает налог в виде постоянного и не всегда объективного внимания. А мой функционал как куратора внутренней политики предполагает, что всегда найдутся люди, которые хотели бы сделать все возможное, чтобы меня на этой позиции не было.

Во-вторых, я бы никогда не путал словесную пачкотню со свободой слова. Я как куратор информационного блока облправительства, пожалуй, самый открытый человек с точки зрения того, что никогда не отказывал журналистам в комментариях, в возможности обсудить любую самую сложную тему. Власть должна быть открытой, а на конструктивную критику нужно давать такой же конструктивный ответ. Если же просто выливают ушат помоев — ради Бога, для чего вы это делаете?

Мы хотим улучшить власть? Отлично, но что вы собственно хотите предложить? Нет вопросов, есть случаи, когда я действительно ошибался, я готов признавать свои ошибки, слушать конструктивную критику и что-то исправлять. Мы и с главами районов так строим отношения, и внутри команды стараемся так себя вести. Это бизнес-культура, которая не очень принята во власти. Однако эта корпоративная культура требует открытости, но, с другой стороны, и корректности. Я готов с любым таким критиком выйти на «спарринг» под камерами в прямом эфире и на любой прямой вопрос дать такой же прямой и конкретный ответ. Просто опыт говорит, что как только ты вызываешь людей к барьеру, к честному разговору глаза в глаза, они куда-то сдуваются.

Кстати, как складываются отношения с новыми главами районов? На эти должности пришли сейчас разные люди, разного возраста и из разных профессий, что также порой вызывает недоумение и критику.

— У нас катастрофическая ситуация с кадрами. Проблема не в том, что люди уезжают, а в том, что система подготовки кадров в свое время была утрачена. По части выборов в районах даже не было как таковой конкуренции. Но никто там никого не сватал, просто искали всем районом человека, который согласился бы стать главой. И это страшно на самом деле. Поэтому одна из первейших задач, которую мы сейчас стараемся вместе с главами отрабатывать, — это формирование их «скамейки запасных».

Есть ли такая же кадровая проблема в «Единой России» при формировании партийного списка на предстоящие выборы?

— В партии такой проблемы нет по одной простой причине. В следующем году будет реализована система открытых праймериз, и я думаю, что они привлекут на самом деле очень много талантливых, ярких и патриотично настроенных людей. То есть это не какие-то лидеры партии будут келейно заседать и составлять некие списки. Ко мне часто приходят и говорят: как нам попасть в список депутатов Законодательного собрания? Нет такого списка, коллеги. Кто победит на праймериз, тот и пойдет по рекомендации «Единой России» на тот или иной округ. И я уверен, что конкуренция будет огромная, сама эта ситуация добавит у населения интереса к политике. И мы получим более профессиональный состав Законодательного собрания и Госдумы.

Депутаты Заксобрания уже опасаются, что может измениться нарезка избирательных округов, это правда?

— Нет, существующая нарезка во многом не оптимальна, но политика требует стабильности и прогнозируемости. А регулярные изменения нарезки округов не создают этой пресловутой стабильности и желания людей быть в политике.

Как у вас складываются отношения с новым зампредом правительства Татьяной Вижевитовой? В интервью «ДО» она говорила, что, скорее, видела себя на вашем месте куратором по внутренней политике, а не замом по соцвопросам.

— У нас внутри команды после ее переформатирования очень доброжелательная атмосфера. Мы принимаем, что можем расходиться в позициях, оценках или решениях, но все понимаем, что мы — одна команда, что ситуация в экономике требует собранности.

В правительстве планировалось запустить HR-службу и систему мотивации персонала, удалось ли реализовать эти планы?

HR-служба работает, так, в ближайшее время у нас будет обучающий семинар для глав муниципальных районов. К сожалению, в бюджете денег на обучение практически нет, но любой бизнесмен скажет, что в кризис нужно вкладывать в кадры, и мы стараемся это делать.

А сокращения чиновников еще ожидаются?

— Мы продолжаем программу оптимизации штатов. Естественно, как и везде в таких случаях, она идет крайне сложно. Но вопрос не в сокращении ради сокращения. Должна быть ситуация, в которой люди будут думать об эффективности, а не так, чтобы день прошел, ночь простояли, да и слава Богу.

Кроме того, мы отслеживаем, чтобы при увольнении одних чиновников они не перетекали куда-то в другое место. Становится меньше людей — сокращается фонд заработной платы.

Новогодний корпоратив в областном правительстве будет?

— Нет, это принципиальная позиция. Понятно, что если сотрудники будут собирать во внерабочее время междусобойчики, мы им не запрещаем. Но ситуация в целом и те проблемы, которые предстоит решать, не располагают к праздникам. Я вижу, что все больше и больше людей у нас приходят на работу в субботу и воскресенье. Нужно меньшим количеством сотрудников делать гораздо больше работы, причем умной и результативной, а не просто перелопачивать бумаги. Даже если коллеги меня куда-то пригласят, я, наверное, откажусь. Конец года крайне сложен, особенно во власти — закрываются бюджеты, нужно все успеть.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 48 (101) 15 декабря

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Читатель
надо же - Жоглик опустился до дешевого заказного пиара властных чинуш. позор
17 декабря, 08:19 | Ответить
«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.