Новый Омск

17 декабря 2015 14.56Политика

Из Омска с болью: что омские журналисты спрашивали у президента за 10 лет

Накануне 11-й большой пресс-конференции президента России «Новый Омск» вспомнил, кому из омских журналистов удалось задать вопрос главе государства в прямом эфире.

  Из Омска с болью: что омские журналисты спрашивали у президента за 10 лет

Первым из омских журналистов, прорвавшихся к микрофону, был Павел Паутов. В тот момент, в 2004 году, он работал в ГТРК «Омск». Президент Путин, по его же словам, «использовал» вопрос о приграничных территориях, чтобы обсудить двойные стандарты, которые западные страны применяют к проблемным территориям.

— Владимир Владимирович, вы встречались в Омске с президентом Назарбаевым и знаете, как заинтересованы наши приграничные территории в сотрудничестве. Вот то, о чем сейчас говорили, у нас вызывает тоже большое беспокойство. Пожалуйста, прокомментируйте казахстанское направление и ЕврАзЭС в целом.

 

— Уточните, пожалуйста, что у Вас вызывает беспокойство?

 

 

 

Павел Паутов: — Беспокойство вызывает то, что на постсоветском пространстве пытаются интересы России подчинить чужим. Мы очень заинтересованы в приграничном сотрудничестве. Спасибо.

Владимир Владимирович Путин:  Действительно, Вы знаете, если говорить о всем постсоветском пространстве, то меня прежде всего беспокоят попытки решения политических вопросов неправовым способом. Вот это — самое опасное. Самое опасное, знаете, создание системы перманентных революций — то «розовых», то каких‑то там «голубых» еще придумают. Жить нужно привыкнуть по закону, а не по политической целесообразности, которую определяют где‑то в другом месте за тот или другой народ. <...>

Меня беспокоят эти двойные стандарты, о которых мы так часто говорим. <...> Говорим о выборах, об украинских выборах...

Провели выборы в Афганистане. Мы знаем, это первые выборы в Афганистане, мы их поддержали, они были нужны. Но так ли там все было хорошо? Мешки с отпечатками пальцев голосующих свозили со всей страны, а по нашим данным, в том числе даже из Пакистана завозили в течение двух или трех недель. <...>

А когда мы предложили проконтролировать выборы в Чеченской Республике — нет, нельзя, потому что условия не созданы, хотя там и боевых действий не было давно уже, и созданы органы власти и управления. А в условиях стопроцентной оккупации иракской территории можно проводить выборы! <...> По нашим данным, вчера только в девяти городах, крупных населенных пунктах шли боевые действия — нормальные условия созданы, можно проводить выборы. А в Чечне нельзя! Мы считаем, это недопустимо — так подходить к решению важных вопросов, которые интересуют всех.<...>

Что касается ЕврАзЭС, то могу вам сказать, что мы выстраивали и будем выстраивать наши отношения с нашими ближайшими соседями прежде всего в экономической сфере. <...>

В 2008 году вопрос удалось задать на тот момент представителю «Бизнес-курса» Станиславу Жоглику.

— На прошлой пресс-конференции мы активно спрашивали Вас, например, чем же Вы займетесь после президентского срока, кто будет Ваш преемник. Тогда Вы на этот вопрос не ответили. Сейчас уже на эти вопросы нам известны ответы, но хотелось бы узнать: Вы тогда действительно об этом не знали или по разным причинам умалчивали? Такие решения, как назначение Виктора Зубкова, решение возглавить список «Единой России», решение поддержать Дмитрия Медведева, а самому стать премьер-министром, — это такой план политический или же это импровизация такая своеобразная?

И в качестве дополнения. Когда Вы будете премьер-министром, Ваш кабинет будет украшать портрет Дмитрия Медведева или Ваш портрет Вам больше нравится?»

— Начну с самой «сладкой» части Вашего вопроса: какие портреты будут украшать мой кабинет.

Считаю, что президент, глава государства, тем более такого государства, как Россия — мощного, большого, великого государства, — не в полной мере, но все‑таки это один из символов страны, как флаг, герб или гимн. Не в полной мере, но все‑таки элементы этого символизма здесь присутствуют. И не вижу ничего зазорного в том, чтобы государственные чиновники имели в своем кабинете портрет своего руководителя. Не вижу в этом никакого ни чинопочитания, ни пресмыкания. Это элемент проявления государственности, как и флаг, повторяю, и герб.

Что же касается моих отношений с Дмитрием Анатольевичем, то согласитесь, что если я буду Председателем Правительства, то всё‑таки есть в этом определенная уникальность, которая как раз заключается в том, что я сам был Президентом в течение восьми лет и работал в целом неплохо. Для того чтобы выстроить отношения с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, если он будет избран президентом, мне не нужно вешать его портреты. У нас достаточно других средств выстраивания отношений, рабочих отношений, которые позволили бы нам эффективно работать над решением общих задач по развитию страны.<...>

В 2011 году президента Дмитрия Медведева среди прочих заинтересовал вопрос тогда еще сотрудника «Омск-Информа» Инны Сальниковой о развитии транспортного сообщения между регионами. Отметим, что некоторое время спустя начала работать программа по субсидированию авиаперевозок.

— Сейчас добраться до Питера или Москвы намного проще, чем попасть в соседний регион. Преодолеть расстояние в 800 километров между Челябинском и Омском можно лишь на поезде дальнего следования за 14 часов. Между сибирскими регионами транспортное сообщение более стабильное, но тем не менее за последнее время кардинально ничего не изменилось. Будут ли вкладываться деньги в это и планируются ли специальные программы на сей счет?

— Безусловно, да, эти программы есть, они не свернуты, и надеюсь, что они принесут результат. Не за год, не за два, но принесут, я имею в виду две программы: одна из них касается развития железнодорожного транспорта на период до 2030 года, а вторая касается транспортной стратегии, ФЦП развития транспорта на период до 2015 года. Эти программы многомиллиардные, и они будут реализовываться. При этом я хотел бы отметить, что я отлично понимаю, насколько острым является этот вопрос для жителей нашей страны, потому что крайне обидно, когда ты вынужден, для того чтобы действительно съездить из Омска в Томск, лететь в Москву. Надо возрождать региональные перевозки, надо добиваться того, чтобы в регионах появлялся свой самолётный парк, надо брать самолёты в лизинг и запускать их в эксплуатацию.

Что же касается железных дорог, то только одна программа поддержки железных дорог в рамках той работы, которую ведет ОАО «РЖД», по‑моему, составляет около 350 миллиардов рублей в год. Это большие деньги, их нужно правильным образом расходовать, но я уверен, что они принесут результат.

<...> Будем вкладывать деньги обязательно.

В 2012 году Инна Сальникова выступила уже как сотрудник «Коммерческих вестей». Вопрос о возможной отмене прямых губернаторских выборов оказался скандальным. Президент ответил жестко.

Инна Сальникова: — Владимир Владимирович, не могли бы вы озвучить своё отношение к прямым губернаторским выборам? Уходя, Дмитрий Анатольевич подписал законопроект. Благодаря этому в некоторых регионах уже прямые выборы прошли. И, кстати, на них победили действующие губернаторы, тоже это вызывает определённые вопросы. А сейчас в Госдуме вновь готовятся обсуждать вопрос об отмене прямых губернаторских выборов. Скажите, почему Москва так боится этих выборов и почему настолько не доверяет своему населению, мы ведь выбираем президента?

Владимир Владимирович Путин: — Послушайте меня. Как Вас зовут?

 

 

 

 

Инна Сальникова: — Инна Сальникова.

Владимир Владимирович Путин: — Инна, послушайте меня внимательно, и прошу Вас больше к этому вопросу не возвращаться. Но только внимательно выслушайте то, что я скажу.

Мы талдычим уже вокруг этого вопроса пляшем много-много лет, ну выслушайте хоть один раз и услышьте меня: мы за — и я лично за прямые выборы губернаторов. Я считаю, что российское общество, конечно, давно к этому подошло. И, более того, это на самом деле в интересах федерального центра. Потому что когда люди сами выбирают губернатора, то они несут ответственность за качество его работы, и это правильно.

Но есть вопросы, которые недавно были поставлены представителями национальных республик, это очень важная вещь, — и не просто национальных республик, где бок о бок сосуществуют и живут вместе десятилетиями, а то и столетиями представители разных, но титульных наций, которые считаются в этом субъекте основными, и там не одна такая нация, этнос. И если одна из них находится в меньшинстве, то у неё всегда возникает опасение, что она никогда не будет представлена на высшем уровне управления в республике. И начинаются межэтнические конфликты.

Понимаете, я уже много раз говорил: Россия — сложное государство, сложно устроенное. В 1999 году в Карачаево-Черкесии выборы прошли. Черкесы что сказали: «Мы никогда не выберем своего президента: нас меньше, чем карачаевцев». И сразу началась пальба из автоматического оружия, и первые жертвы пошли. Мы же должны это иметь в виду. Или мы хотим разбалансировать вообще всю систему управления в стране и породить такие конфликты? Нет.

Поэтому люди из этих национальных республик, понимая эту проблему, чувствуя на себе, на своих семьях, опасаясь за такое неблагоприятное развитие, они сами поставили вопрос: дайте нам право, сказали они, выработать такую систему приведения к власти руководителей республик, которая бы никого не ущемляла. <...>

В 2013 году слово дали ведущему «12 канала» Николаю Зусику. После пространного вопроса, который вызвал неудовольствие пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, журналиста пригласили на работу в Москву.

 — Я очень внимательно смотрел Ваше Послание Федеральному Собранию, Вы говорили о неких зонах в Сибири, которые будут усиленно развиваться. Я точную формулировку не помню, но был назван Красноярск.

 

 

 

— Зоны опережающего развития.

 

 

 

 

Николай Зусик:  Зоны опережающего развития, спасибо. Вы говорите про Красноярский край, про Дальний Восток, про Хакасию, если мне память не изменяет, но Сибирь‑то она большая, а про Западную Сибирь ничего не сказали. Я думаю, может быть, невнимательно слушал, либо Вы не сказали просто об этом, либо у Вас на Западную Сибирь какие‑то другие планы.

Пользуясь случаем, хотел бы Вас пригласить на празднование 300-летия города Омска, хотя ещё три года до этого.

Владимир Владимирович Путин: — Надо готовиться, конечно.

Николай Зусик:  Да, Вы, пожалуйста, пометьте себе. В прошлом году нам пообещали метро, у нас очень большие проблемы с транспортом.

Владимир Владимирович Путин: — А кто обещал?

Николай Зусик: — Сегодня мы говорили, помните, про рейтинг чиновников. Он был среди них. Пообещали, что надо давать. В итоге все‑таки дела у нас не очень хорошо с этим двигаются. На этом месте, видимо, я должен денег попросить, но я не буду. То есть власть областная это делает. Собственно говоря, приезжайте к нам — посмотрим.

Владимир Владимирович Путин: — А денег нет.

Николай Зусик: — А денег нет, да. Приезжайте к нам. Я думаю, будет прекрасное празднование. И заодно пообщаемся на многие другие темы.

Дмитрий Песков: — Коллеги, если можно, давайте уважать друг друга и формулировать вопросы четко.

Николай Зусик: — Про Сибирь меня интересует вопрос.

Владимир Владимирович Путин: —Вы знаете, почему я не говорил про Западную Сибирь? Западная Сибирь —технологически достаточно высокоразвитый регион и инфраструктурно развитый. То есть, конечно, нет предела совершенству, и там еще очень много чего нужно сделать, в том числе и по городам-миллионникам. В таком шикарном, я считаю, очень хорошем сибирском городе, как Омск, конечно, надо подумать над развитием инфраструктуры, не только подумать, но и поработать как следует.

Что касается того, почему я сказал именно о Дальнем Востоке, о Красноярске, вот почему: потому что мы приняли ряд решений о льготировании работы, экономической деятельности на Дальнем Востоке и не распространили это льготирование, прежде всего это касается налога на прибыль, на землю, на ряд регионов Восточной Сибири, в том числе Красноярск и Республику Хакасия. <...>

Но это совсем не значит, что мы забыли про Западную Сибирь. Повторяю еще раз, вопрос только в том, что по сравнению с Восточной она, конечно, в более выигрышном положении находится. Она, во‑первых, ближе к Европейской части совсем, и инфраструктурно легче там работать, и стоимость перевозок там совсем другая. <...>

Сегодня, 17 декабря, за внимание президента с 1386 коллегами поборются ведущая «12 канала» Юлия Ковыршина, главред портала «Омскрегион» Сергей Рудометов и главред газеты Полтавского района «Заря» Валентина Мороз.

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Марь Иванна
а об беспределе железных дорог и отмену поездов не спрашивали
17 декабря, 15:17 | Ответить
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...