Деловой Омск

Деловой Омск

03 февраля 2014 05.45Статьи

Дмитрий Федосов: «В деле нет ни обвиняемых, ни потерпевших»

Инновационная компания «КВ-Связь», производящая уникальный продукт — радиостанции FERRA L1, — два последних года подвергается следственным проверкам. В июне 2013 года против «КВ-Связь» возбуждено уголовное дело. Почему компания, главными заказчиками которой являются МЧС России и МЧС Казахстана, заинтересовала следственные органы? Свою версию излагает ее руководитель Дмитрий Федосов.

Дмитрий Федосов: «В деле нет ни обвиняемых, ни потерпевших»

 Дмитрий, чем вы объясняете такой пристальный интерес к вашей компании со стороны правоохранителей?

— Об этом лучше спросить у них самих. В отношении «КВ-Связь» уже два года велась проверка. Истекает срок, его продляют! Почему за учеными инновационной компании такой неусыпный контроль? Сейчас восемь месяцев висит некое уголовное дело. За это время у нас изымалась масса документов, которые содержат коммерческую и научно-техническую тайну. И изъятие этих сведений, учитывая наличие конкурентов, ставит под угрозу наши научные секреты. Но самое важное, это просто вредит экономике региона.

Проверка закончилась возбуждением уголовного дела. Что вам инкриминируют?

— Дело возбудили очень странное — против неустановленного круга лиц из числа сотрудников компании. Якобы мы обналичивали деньги, которые получали в виде субсидий от государства. При этом я в этом деле подозреваемым не являюсь. А ведь обладая правовым статусом подозреваемого, человек может знакомиться с материалами дела, экспертизами. Когда у тебя нет статуса, за твоей спиной могут делать все что угодно, ты даже это обжаловать не можешь! Я обратился за помощью к российскому бизнес-омбудсмену Борису Титову, и его юридическая служба оказывает нам поддержку. И когда московские эксперты посмотрели документы, то сказали: это дело — на один месяц работы для следователя. У нас же оно длится уже восемь. Успели опросить 70 человек, большинство из которых даже не знают, что это за компания такая — «КВ-Связь». Зачем? Если вы утверждаете, что компания «КВ-Связь», имитируя бизнес-деятельность и прикрываясь инновационной направленностью, обналичивала деньги государства, то нужно допросить директора. Я трижды был на допросах в статусе свидетеля, при этом первый раз меня вызвали только через пять месяцев после возбуждения уголовного дела: расспрашивали, сколько у меня детей, где я живу, вызывали на допрос мою жену, спрашивали, в какую школу ходят наши дети… Обо всем, но только не по существу дела.

С какой целью это делается, по вашему мнению?

— Я не могу утверждать, возможно, следствию некоторые лица подбросили сфальсифицированные сведения. Допускаю также, что кто-то решил докопаться до нашей технической информации. В рамках уголовного расследования можно проводить обыски, изъятия документов. Сейчас мы обжалуем в суде некоторые действия следствия, чтобы у нас элементарно не было изъятий. Я попросил адвокатов остановить в первую очередь это. Но самое удивительное, что в этом деле есть только следователи и свидетели. Нет пострадавшего, нет обвиняемого. Следователь на суде на вопрос адвоката о размере «ущерба» и о наличии пострадавшего ответила, что эти обстоятельства еще не определены и устанавливаются. И это за два года проверок и восемь месяцев работы следователя! Мне говорят: да нет, вы не подозреваемый, а лишь свидетель! Но тогда почему у меня дома проводят обыски? Тем более что обыск в нашей компании суд признал незаконным. Оригиналы изъятых документов нам так и не вернули. Поэтому нашим органам власти при работе с потенциально инновационными компаниями стоит учитывать размер ущерба от промышленного шпионажа и халатной утечки информации, которые препятствуют открытию в Омской области серьезного производства.

Учитывая, что в родном городе вам приходится тяжело, не задумывались о переезде?

— У нас немало предложений от зарубежных инвестиционных институтов, поэтому есть возможность переехать в Германию, Австрию. Мне предлагают работу в одном из лучших вузов в Казахстане. Но я хочу на своей Родине производить радиостанции и реализовывать другие проекты, о которых еще рано говорить. Я хочу получать удовольствие от жизни, и я его получаю, когда делаю то, чего другие сделать не могут. Допустим, мы разработали радиостанцию — и благодаря ей меньше людей погибнет. Эта мысль для меня важнее, чем какие-то почести. А вообще считаю, что благодаря происходящему я помимо недоброжелателей, которых очень вовремя высветила эта ситуация, нашел много друзей и союзников. Например, радиозавод имени Попова. Мы подписали договор, и силами своего коллектива можем выполнить заказ до сотни радиостанций в месяц. Хотя рынок больше на несколько порядков. Сейчас мы переводим на завод им. Попова производство некоторых компонентов, там же проводим испытания и готовим наши радиостанции таким образом, чтобы сертифицировать модификации под разные нужды.

Вы сказали, что рынок гораздо шире, чем ваше предложение. О каком объеме можно говорить?

— О значительном. У нас два миллиона маломерных судов в России. А сколько охотников и рыболовов, оленеводческих хозяйств, спасателей? Наша радиостанция благодаря работе на очень больших расстояниях может активно применяться при спасательных операциях. Это может пригодиться на морском флоте. Рыбаки, работники нефтяных платформ — вот наши потребители. Если в Омске нормально производить радиостанцию, снизить себестоимость за счет ухода от мелкосерийных партий, то предприятие может на этом проекте иметь оборот не меньше 1 млрд рублей в год. Сотни рабочих мест могут появиться в этой отрасли. К этому результату мы и стремимся.

Чтобы попасть на государственный рынок, необходимо ведь пройти через процедуру госзакупок. А победить не так-то просто...

— Моя задача как популяризатора разработки — заинтересовывать государство как потенциального потребителя. Года два назад я составил техническое задание для того, чтобы работу по созданию морской радиостанции профинансировал Минпромторг. В документ мы внесли все наши предельные параметры, их никто в мире не сможет повторить, однако я понимал, что не смогу выиграть конкурс — слишком маленькая компания. Зато какой-либо из судостроительных НИИ можно убедить составить совместную заявку. Я нашел московских партнеров, показал им, как работает наша станция. Вместе с москвичами мы доработали техзадание, и этот институт от своего имени подал заявку на научно-технический совет Минпромторга. Мы попали в федеральную целевую программу развития судостроения. Полгода потратили на убеждение всех инстанций. И в итоге институт мог стать головным исполнителем заказа, мы как соисполнители за 20 миллионов готовы сделали свою часть работы. За 2 года — настоящую рабочую станцию. Государство получает разработку, мы производим станции, москвичи ищут партнеров — всем выгодно.

Но этот план не удалось реализовать?

— К сожалению, нет. В феврале 2012 года этот лот был выставлен на сайте госзакупок. Но неожиданно со значительно меньшей ценой на торги зашла малоизвестная московская компания, которая никогда не занималась судовой связью. И она выиграла конкурс. Позже я узнал, что мой телефон прослушивается, а мы с московскими коллегами обсуждали по нему детали заявки. Я, конечно, расстроился: ничего себе, мы полгода работали, доказывали техническому совету свою состоятельность… Самое любопытное в том, что через несколько дней после торгов московская контора заключила договор с Омским политехническим университетом. Почему московская компания, выигравшая у нас лот, не стала выполнять его сама, а передала заказ именно омской организации, которая никогда до этого не выполняла подобных работ, и не может быть известна разработчикам в Питере, Москве... К тому же мне непонятно, как политех сможет выполнить полученный заказ на разработку? Осталось полгода до окончания срока, они уже должны испытывать оборудование на корабле. Но как это сделать без наших антенн, которые запатентованы? Аналогов в мире нет, никто пока не может повторить эту разработку в требуемых параметрах. И как им быть? Предложить Минпромторгу чужие чертежи? Кстати, еще одно совпадение — технические документы, электрические схемы, чертежи радиостанций изымались у нас в середине прошлого года, то есть за год до сдачи проекта политехом. Я не хочу никого обвинять. Просто такие совпадения меня удивляют.

Какие планы у вас сейчас?

— Мы продолжим собирать радиостанции, работать с заказчиками, будем совместно с надежными партнерами идти к крупносерийному производству на территории Омской области. Ведется работа еще над двумя разработками, которые я бы не хотел анонсировать, потому что это повредит бизнесу. О них вы узнаете, когда мы уже выведем новые продукты на рынок.

 

Справка
Омская инновационная компания «КВ-Связь» победила в 2008 году в конкурсе «Старт», а в 2010 году получила субсидии областного правительства на научно-исследовательскую работу. Следователи подозревают, что неустановленные сотрудники компании обналичили 10 млн рублей, выделенные в виде субсидии. Расследование уголовного дела взяла на контроль областная прокуратура.

Александр Набатов


Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №03 (007) 28 января

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Иван
Слишком много недоработок было в техзадании. Этож Федеральная Целевая программа. Там высокие критерии. Дядя верни деньги которые они планировали получить в качестве отката. и езжай в Австрию, куда звали. Им твои радиостанции не нужны.
18 апреля, 08:06 | Ответить
«Новый Омск» собрал лучших маркетологов на StandUp-конференции #Чистый_маркетинг

«Новый Омск» собрал лучших маркетологов на StandUp-конференции #Чистый_маркетинг

Информационный портал «Новый Омск» собрал сильнейших омских маркетологов для соревнований в создании рекламных кампаний. 

Омский ИнстаЗвонок: модные «бантики»-2017

Омский ИнстаЗвонок: модные «бантики»-2017

Белые рубашки, накрученные хвосты, губки «пю», мужские стрижки в стиле «гранж» и сотни селфи.

Пушкину не снилось: самая полная программа омской «Библионочи»

Пушкину не снилось: самая полная программа омской «Библионочи»

Десятки мастер-классов, выставок, театральных постановок, экскурсий и фотозон. Что, где, когда — в нашем путеводителе по библиотеке. И да, все бесплатно.

О букетах без глянца, модных «рубашках» и цветочных трендах

О букетах без глянца, модных «рубашках» и цветочных трендах

Флористы из «Алой розы» раскрыли секреты выбора самого трогательного подарка.

ВЕС_ИМЕЕМ: Cемь дней!

ВЕС_ИМЕЕМ: Cемь дней!

В нашем предпоследнем материале — о динамике веса и народного голосования, способе похудеть быстро и о том, чем займутся участники после окончания проекта.

«С этими детьми нужно делать не журнал, а революцию»: стартовал проект «Школа и журналистика»

«С этими детьми нужно делать не журнал, а революцию»: стартовал проект «Школа и журналистика»

«Новый Омск» запускает совместный проект с Российским движением школьников «Школа и журналистика». Будем учить ребят делать подростковый журнал. Что из этого получится — кто ж его ...

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Турист с 20-летним стажем Анна Статва рассказала, какими маршрутами омичи могут пройти без посторонней помощи и что стоит взять с собой в мини-приключение.

Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.