Деловой Омск

Деловой Омск

11 февраля 2016 08.00Интервью

Андрей Голушко родился 1 декабря 1964 года. Окончил юридический факультет ОмГУ. Будучи студентом, уже имел опыт коммерческой деятельности. В 1991 году студенческие начинания Голушко преобразовались в фирму «Акция», которая со временем стала разноплановым холдингом. В 1994 году был избран депутатом Законодательного собрания, возглавлял комитет по собственности. С 1997 по 2002 год — первый заместитель губернатора Леонида Полежаева. После отставки вернулся в «Акцию» в должности председателя правления, параллельно занимался развитием компании «Бауцентр». С 2007 по 2011 год — депутат госдумы от Калининградской области. С 2012 года и по настоящее время является представителем Омской области в Совете Федерации.

Андрей Голушко: «Главное, чтобы Новоселов не стал омским чиновником с потухшими глазами»

Омский сенатор Андрей Голушко рассказал на встрече с журналистами, почему у местных чиновников не горят глаза, не привлекаются инвесторы, не тратятся выделенные из федерального бюджета деньги и как все это можно исправить.

Андрей Голушко: «Главное, чтобы Новоселов не стал омским чиновником с потухшими глазами»

Вадим Харламов

Андрей Иванович, в последнее время все активнее распространяются слухи об отставке мэра и губернатора. Как их можно расценивать?

— Разве эти слухи хоть когда-нибудь прекращались? Был ли хоть один период, когда бы их не отправляли в отставку? Я практически уверен в том, что и мэр, и губернатор отработают те сроки, которые определены им законом.

Учитывая то, какие проблемы у обоих с кадрами, их отставка кажется не таким уж плохим выходом из ситуации.

— Кадровые проблемы возникают не только у губернатора и мэра, и у меня они, например, тоже есть. Правда, стиль руководства все-таки может влиять на обострение этого вопроса. Почему у Полежаева не было подобной кадровой чехарды? Потому что он намного дольше присматривался к людям. После того как я стал депутатом Заксобрания, он три года меня тестировал, присматривался ко мне, рядовому парламентарию. Потом сделал меня председателем комитета и только после этого трех-, четырехлетнего наблюдения позвал в областную администрацию. Полежаев привык, что с ним люди работают по 10-15 лет.

А есть ли у нынешнего губернатора те, на кого можно опереться, кому стоит доверять, возлагать какие-то надежды? Вы видите эту надежность в новом члене команды губернатора Андрее Новоселове?

— Он произвел на меня хорошее впечатление — живой такой, глаза горят. Я пожелал ему, чтобы он не превратился в типичного омского чиновника с потухшими серыми глазами, умеющего обещать, но не исполняющего своих обязательств. Определенные надежды я связываю и с новым министром сельского хозяйства. С ним я познакомился перед Новым годом — молодой, энергичный парень. Если их не засосет чиновничья трясина, думаю, у них все должно получиться.

Вы часто критикуете членов областного правительства. Есть ощущение, что вас там уже побаиваются.

— Да мне неважно, побаиваются меня или испытывают ко мне романтические чувства, главное, чтобы они мышей ловили. Я, кстати, не только критикую чиновников, я с ними еще и работаю в ежедневном режиме по десяткам вопросов. И поэтому точно знаю, что наши российские чиновники — самые непробиваемые в мире, а наша бюрократия — самая мощная бюрократия во вселенной.

История с освоением финансирования Омской крепости — это как раз из этой оперы.

— Хотите всю историю про крепость? 2013 год. Коллегия минфина. Мы с губернатором в ней участвуем — защищаем проект Омской крепости. Единогласным голосованием коллегия поддерживает наш проект общим объемом финансирования 2,4 млрд рублей. Соответственно, следующим шагом после этого должен быть ответный удар по мячу с нашей стороны — мы должны подготовить проектную документацию, открыть финансирование… С тех пор прошло почти три года. За это время мы умудрились подать заявки объемом 500 млн на шесть обозных сараев (у нас почему-то мэрия так решила, и все фантазии мэрии закончились ровно на этих сараях). В проекте же, который мы представляли, значилось и обустройство набережной, и много интересного для детей, и открытый кинотеатр, и многое другое. Речь шла о благоустройстве огромной территории, которая выходит далеко за границы Омской крепости.

Но самое печальное в этой истории то, что мы год не можем провести торги. Деньги выделены с января 2015 года, а итоги торгов объявят только 16 февраля этого года. И как это можно оценить?

Как абсолютный непрофессионализм, безалаберность, разгильдяйство, за которое должны быть наказаны люди. Мы привыкли к тому, что у наших побед есть имена. А я всегда знал, что у любого провала и любой неудачи тоже есть имя, фамилия и отчество. И очень хочу, чтобы имена звучали не только когда мы что-то построили, но и когда мы что-то вовремя не сделали или не запустили.

Какое мнение на этот счет у Владимира Мединского, который возглавляет оргкомитет по подготовке празднования 300-летия Омска?

— Я сейчас не могу затащить его на заседания оргкомитета. После августовского визита к нам он уехал расстроенный, сказал, что нигде не встречал такого отношения к делу, когда перед ним сидят и обманывают. Говорил, что не будет больше ни оргкомитеты проводить, ни приезжать в «вашу Омскую область». По графику мы должны были провести заседание оргкомитета, а я не могу его уговорить это сделать. Мы с губернатором пытаемся убедить, а он объясняет: «Я потрачу два-три дня, поеду в вашу Омскую область и опять наслушаюсь того, что это мы не сделали, потому что что-то нам помешало». Да, всегда могут быть какие-то объективные проблемы. Но есть десятки примеров, когда в тех же законодательных условиях и финансовых возможностях регионы развиваются, города строятся. А у нас все почему-то в болотину превращается.

Вот только что полпред был, представители минкульта докладывали ему по 300-летию. И он тоже в изумлении уехал: «Как так? Ладно, могу понять, когда не дали денег. Но когда все сделано?» Грустная история, говорит, не втягивайте меня.

Да мне неважно, побаиваются меня чиновники или испытывают ко мне романтические чувства, главное, чтобы они мышей ловили.

Омск у вас вообще не вызывает позитивных мыслей?

— Почему я говорю об Омске с болью и обидой? Потому что я его люблю. Это нормально, когда мы со скорбью отзываемся, признаем, что недодаем этому городу внимания и любви. При этом нам точно не стоит драматизировать, нужно просто шевелиться, быстрее двигаться, ну и себя меньше сечь рассказами о том, какой у нас никудышный город и как у нас все плохо. Ведь это неправда. Да, Омск мог быть краше, мог быть лучше, но так же и мы все могли бы быть умнее, энергичнее, спортивнее и так далее.

Я когда бываю у мэра, говорю ему: «Есть такие вещи, на которые не нужно много денег. Для того чтобы просто украсить город к Новому году, требуются федеральные субсидии, миллиарды рублей? Нет. Дело лишь в том, равнодушен ты к этому или неравнодушен, наплевать или не наплевать. Если наплевать, ты просто ждешь, когда этот год пройдет, и молишься, чтобы никакие трубы не разморозились, а если не наплевать, то собираешь предпринимателей, руководителей, устраиваешь для них какие-то конкурсы, убеждаешь, что нужно украсить город. Вопрос урн, лавочек и елок — это не вопрос бюджетных денег, это вопрос неравнодушия. Вот и все».

Вы несколько лет назад говорили, что прикладываете все силы, чтобы в Омск приходили инвесторы. Ну кто-то приходил, вместе с вами приезжали… Но чего так мало-то?

— Нельзя сказать, что ничего не сделано. Например, на стадии реализации находится 8-миллиардный проект, связанный с «Омским беконом». Несколько лет назад акционеры решили создать, по сути, новый «Бекон». Они выбрали площадку в Тюменской области, уже готовы были подписать соглашение с местным правительством, которое гарантировало им гораздо более благоприятные условия, чем в Омске. Нам с губернатором пришлось провести целую многосюжетную комбинацию, чтобы убедить их не уходить из региона. И мы убедили — «Бекон» остается в Омске и реализует свой проект здесь. Сейчас в Азовский район заходит крупный молочный проект «Цветнополье». В ближайшее время, надеюсь, удастся затащить к нам двух инвесторов с очень звучными именами. Ну и, например, у нас была компания «Полипластик», которая, правда, в результате ушла — не сошлись характерами с нашими министрами, которые книжек не читают.

Губернатор неоднократно говорил, что инвесторов отпугивают сложности с подключением к сетям. Насколько решаема эта проблема?

— Мы действительно не очень технологично пользуемся теми возможностями, что у нас имеются. У нас все инвестпрограммы формирует РЭК. Монополисты предлагают, РЭК решает: это нужно, это не нужно. А разве РЭК должна этим управлять, а не экономический блок правительства, который отвечает за инвестиции в области? Это один из примеров того, что, помимо нехватки денег, у нас еще есть не требующие финансов технологические вещи, которые нам мешают. Но, надеюсь, что постепенно это будет исправляться.

Что конкретно нужно сделать, чтобы инвестор «клюнул»?

— Об алгоритме работы с потенциальными инвесторами я говорил с тремя министрами экономики из четырех последних — Триппелем, Высоцким и Фадиной. Нужно взять пять отраслей, которые могут быть конкурентоспособными в Омской области. Например, цирконий, газ, деревопереработка, аграрный сектор, что-то еще. Потом найти по десятке лидеров в этих отраслях. Получится пятьдесят компаний. С представителем каждой из них нужно встречаться, разговаривать, агитировать, устраивать им встречи с губернатором, профильными министрами. Пусть сорок пять из этих пятидесяти тебя пошлют, но пять-то останутся, пять-то придут. Но это должна быть системная, внятная, понятная работа. Должно быть прописано: я поехал к Вексельбергу, я — к Усманову, я — к тому, к этому…Их надо звать, зазывать, возиться с ними. Потому что сейчас каждая территория борется за этих инвесторов. И нам нужно это делать.

Выход на людей уровня Усманова и Вексельберга скорее может быть у вас, чем у Оксаны Фадиной.

— Так я себя и предлагаю в качестве помощника! Говорю: я со всеми договорюсь, любого из них сюда привезу, если нам есть, что с ними обсудить. Только вы прежде внутри правительства определитесь, что мы им можем предложить и гарантировать. Ни от чего отмахиваться нельзя — на старте переговоров невозможно угадать, что может выстрелить. Поэтому нам остается просто «пылесосить» всех потенциальных инвесторов. Но как раз этой системной работы пока, к сожалению, нет. Надеюсь, Новоселов сможет ее наладить.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 05 (108) 9 февраля

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 3):

крокодил
это разоткровенничелся владелец предприятия-монополиста "горгаз". я тоже люблю Омск, но любовь у нас разная
16 марта, 10:49 | Ответить
Сергей Леонидович К.
Правильный мужик
11 февраля, 17:27 | Ответить
Я
Отличное интервью
11 февраля, 17:13 | Ответить
Преображение 3.0: как похудеть за 7 дней

Преображение 3.0: как похудеть за 7 дней

Светлана Машкова и Александр Стрельников лично оценили омский санаторий «НИКА».

Буква гласности: онлайн-реакция на пресс-конференцию Путина

Буква гласности: онлайн-реакция на пресс-конференцию Путина

Ежегодно общение президента с прессой плодит десятки мемов. Пока вы внимаете главе государства, «Класс» транслирует реакцию соцсетей в режиме нон-стоп.

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Календарь

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Зрителям представили новый спектакль по по пьесе американского драматурга Теннесси Уильямса.

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»Видео

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»

На экраны вышел полнометражный документальный фильм о пушистых хозяевах Стамбула — кошках и людях, чей мир они перевернули. Уверены, эти семь историй покорят ваше сердце.