Ваш Ореол

Ваш Ореол

15 февраля 2016 12.00Статьи

В тисках любви бывает тяжело

Помня «тюремное» детство, Мила решила уехать из Омска.

В тисках любви бывает тяжело

Коллаж Галины Серебряковой

Девочку назвали Людмилой по безоговорочному требованию бабушки Ольги Прокопьевны, хотя молодые родители, дочь Марина и зять Андрей, морщились и говорили, что это совсем несовременное имя.

- Ну да, - с ехидцей в голосе вроде бы соглашалась с ними Ольга Прокопьевна. - Лучше обозвать какой-нибудь Кристей или Анжелой. Да скоро этих Кристь как собак нерезаных будет...

Марина тяжело вздыхала и умоляюще смотрела на Андрея: не надо спорить с мамой, бесполезно. Наконец сошлись на Милочке, и Ольга Прокопьевна торжествующе испепелила зятька взглядом. Андрей - а что было делать? - промолчал, как промолчал и в роддоме, когда приехал туда с взволнованной тёщей, и Ольга Прокопьевна, оттолкнув его, сама приняла из рук медсестры розовый тёплый свёрточек. Они жили все вместе в большой квартире, и ссориться не представлялось ему разумным. К тому же Андрей побаивался этой «железной тётки», которая строго отчитывала и его, и Марину за любую мало-мальскую оплошность типа несвоевременно вынесенного мусора или десятиминутного опоздания на воскресный обед, который был здесь многолетней традицией.

- Виктора Кузьмича на вас нет, - зловеще произносила Ольга Прокопьевна, с некоторым раздражением расправляя на коленях салфетку.

- И что бы случилось? - не выдержал однажды Андрей. - Расстрелял без суда и следствия?

- Вы хам, Андрей, - с достоинством ответила Ольга Прокопьевна. - Я всегда это знала. И мирюсь с вами только из-за дочери. Виктор Кузьмич... - тут она побледнела и схватилась за сердце.

Обед сорвался. Пришлось вызывать скорую, хлопотать, беспокоиться - и Андрей дал себе слово больше не возражать тёще, о чём его просила-умоляла Марина.

Виктор Кузьмич долгое время был ответственным партийным работником и, когда началась вся эта заваруха с перестройкой, как-то быстренько угас, обострились все болячки, которые ему удавалось подавлять (на бюллетень в те времена уходили, только если вообще не могли подняться с постели). И Ольга Прокопьевна, сильно горевавшая по мужу, и родственники, и друзья, поминая его, решили, что Виктор Кузьмич просто не пережил этого развала. Приезжал на похороны старший сын Олег, офицер, вечный кочевник по гарнизонам вместе с женой, которая никак не могла родить ребёнка. Он-то и посоветовал сестре быстрее выйти замуж и подарить Ольге Прокопьевне внука или внучку, чтобы мама смогла утешиться.

А Марина, на тот момент молодая учительница математики в одной из лучших школ города (папины связи сработали), и сама уже намеревалась привести в дом жениха, но из-за смерти Виктора Кузьмича свадьбу пришлось отложить на полгода. Андрей Ольге Прокопьевне с первого взгляда вроде понравился - симпатичный здоровый мужчина, готовый к воспроизводству такого же потомства. Однако узнав, что он из начинающих «капиталистов», прониклась к нему классовым презрением: «Из-за таких, как вы, Виктор Кузьмич и умер, а мог бы жить...». Это сухое «вы» так и не перешло в тёплое «ты», она, со скрипом согласившись «не портить жизнь дочери», наотрез отказалась признать в Андрее родного человека. Как и в его родителях, тихих заводских итээровцах, живущих в городских «трущобах» на окраине.

Ольга Прокопьевна, всю жизнь просидевшая в райисполкоме секретарём «самого», немедленно вышла на пенсию, едва подошёл срок, и занималась исключительно домом, поскольку была превосходной хозяйкой, любила чистоту и вкусную собственноручно приготовленную еду. Она отказалась единственно от уборки комнаты молодых, но всё же заглядывала туда и пилила их за беспорядок. Ольга Прокопьевна скучала часами у телевизора и, конечно, очень оживилась, когда Марина забеременела, угадав в будущем ребёнке реальное дело для себя лично.

Едва Милочку привезли из роддома, как бабушка категорически взяла командование на себя. Даже детскую кроватку приказала поставить у своего дивана, так что споров по ночам, кому вставать к плачущей крохе, у Марины с Андреем не было. Марина вообще оказалась в роли всего лишь кормилицы, правда, на прогулки с Милочкой Ольга Прокопьевна её брала, чтобы и дочь подышала свежим воздухом. Потом девочку перевели на кашки, и Марина опять отправилась в школу, где её закрутили уроки, факультативы, подготовки к олимпиадам, классное руководство. У Андрея «головных болей» было и того больше, так что Ольга Прокопьевна без всяких помех и ненужных вмешательств растила Милочку сама, только по выходным позволяя маме с папой взять девочку с собой в парк. Впрочем, эти два-три часа ей были нужны, чтобы поездить по магазинам и купить внучке одёжку, игры, книжки. Она возвращалась с разноцветным грузом, Милочка с радостным криком бросалась к бабуле - и вечер превращался в настоящий праздник для двоих. Марине и Андрею Ольга Прокопьевна коротко говорила: «У вас что, никаких дел нет?»

Перед первым сентября, когда Милочке надлежало пойти в первый класс, бабушка не спала ночь: ей казалось, что она не переживёт этих ежедневных разлук на несколько часов. Пережила, но требовала от учительницы отчётов, что было с девочкой на уроках. Учительница сначала добросовестно рапортовала, потом начала нервно посмеиваться, а потом уже подозрительно посматривать на странную женщину. «Женщина» заметила и вознамерилась заглянуть к директору. Учительница остановила её и теперь только устало говорила, по сути, одно и то же: Милочка училась отлично, заранее обученная бабушкой чтению и счёту, не шалила, ни с кем особо не дружила, тетрадки и учебники берегла. Ольга Прокопьевна гордо кивала и, взяв внучку за руку, походкой императрицы шествовала к выходу, ни на кого не обращая внимания.

И вот так - за руку - она водила Милочку в школу и из школы до шестого класса, пока однажды внучка не выдернула ладонь из цепкой кисти бабули: «Я же не маленькая... Уже все смеются». Ольга Прокопьевна почувствовала неприятный укол в сердце, но стерпела и настаивать не стала. Ещё через год Милочка попросила больше не провожать её эти триста метров до школы. На бурные возражения бабушки она ответила молчанием, в котором отчётливо сквозило упрямое желание настоять на своём. Назревающий скандал в планы Ольги Прокопьевны не входил, и она сдалась, после поплакав в одиночестве.

Но второй раз она пережила настоящий шок. А всего-то и было: после уроков за Милочкой зашли подружки и позвали с собой во двор. Ольга Прокопьевна, грозно оглядев их, спросила громовым голосом: «Что это за девочки? Кто их родители?». Милочка, уже сунувшая ноги в туфли, ответила: «Света и Катя, из моего класса». Информации оказалось недостаточно, и Ольга Прокопьевна загородила дверь, но Милочка сорвала с вешалки курточку и пробилась-прорвалась на лестничную площадку, где прижались испуганно к стенке Катя и Света, не зная, то ли бежать, то ли ждать. А вечером в семье разыгрался форменный бой, правда, словесный. Милочка рыдала, Ольга Прокопьевна горько вопрошала: «Вы хоть знаете, с кем водится ваша дочь? А я знаю - с кем попало!». Марина вспылила: мол, с кем хочет, с тем и дружит, и даже Андрей сурово заявил: «Вы, Ольга Прокопьевна, свои генеральские замашки-то бросьте, здесь всё-таки не армия...». Ольга Прокопьевна, посмотрев на плачущую злыми слезами Милочку, махнула рукой: «Да гори всё...»

Конечно, она не оставила внучку и по-прежнему заботилась о ней, чтобы всё было стирано-глажено, подано на стол горяченьким. И дружба между ними вроде восстановилась, однако бабушка была лишена права задавать «лишние вопросы». Милочка закончила школу, университет и даже вышла замуж за бывшего однокурсника Диму. Ольга Прокопьевна даже прослезилась на свадьбе, когда внучка подвела к ней своего теперь уже мужа и сказала: «Димуль, я обязана бабушке очень многим. Она меня, в общем-то, и вырастила». То ли от выпитого шампанского, то ли от счастливой приподнятости настроения Милочка покривила душой: со временем это детство «за руку» стало вспоминаться ей с лёгким ужасом, ведь сколько было упущено в те годы, когда ей не позволялось шагу сделать из дома без «конвоя».

Жить молодожёны устроились в комнате Милы. И всё складывалось самым замечательным образом, если бы не пристальное внимание Ольги Прокопьевны к животу Милочки, который, к её огорчению, по-прежнему оставался плоским. «Рожай, пока молодая», - мягко, но настойчиво уговаривала она. Да и ладно бы раз-другой сказала, но тема стала всплывать слишком часто. Милочка встревожилась: значит, бабуля, ещё крепкая и вполне здоровая, ждёт себе очередного маленького человека для «воспитания». Даже если поднапрячься и общими усилиями купить отдельную квартиру, она едва ли и там оставит их в покое. Просто оттолкнуть её будет невозможно: всё же бабушка, и возраст опять-таки... Милочка поговорила с Димой: не придумает ли он чего, ведь ей так хочется сына или дочку. Дима улыбнулся и ответил: «Знаешь, меня брат мамы, ну, дядя мой, давно в Москву зовёт, а я всё не решался тебе сказать. Думал, ты от своих и из Омска не захочешь уезжать. Позвонить ему?». Мила кивнула и пошла на кухню поставить чайник. Ольга Прокопьевна заводила тесто: «Сегодня пельмешки лепить будем». Она ласково смотрела на Милочку, и сердце Милочки вдруг стиснула острая жалость к ней: она ведь ещё ничего не знает...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 4 (576) от 27 января 2010 г.

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Преображение 2.0: симфония красоты

Преображение 2.0: симфония красоты

О тенденциях сезона осень-зима'17-18 в косметологии, стрижках, окрашивании, маникюре и визаже. Много важных советов и результат налицо — от специалистов студии «Монро» и мобильной имидж-студии ...

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.