Деловой Омск

Деловой Омск

18 февраля 2016 08.00Интервью

Евгений Аронов родился 2 декабря 1957 года в Омске. Окончив ОмГТУ, работал инженером на кафедре холодильных машин. Затем трудился на базе ОРСа Иртышского речного пароходства и в ЖБИ № 4. В 1988 году перешел на хлебозавод главным механиком, где впоследствии стал главным инженером. После акционирования хлебозавода избран гендиректором ОАО «Хлебодар». В 2006 году сложил с себя обязанности генерального директора ОАО «Хлебодар», возглавив совет директоров предприятия. В 2007 и 2012 годах избирался депутатом городского совета при поддержке «Единой России».

Евгений Аронов: «Цены на хлеб нужно поднять как минимум на 10%»

Председатель совета директоров ОАО «Хлебодар» рассказал «ДО», как его компания отказывалась поставлять продукцию в федеральные сети, что может увеличить прибыль хлебных предприятий и почему неэффективны общественные советы при областных ведомствах.

Евгений Аронов: «Цены на хлеб нужно поднять как минимум на 10%»

Александр Румянцев

Евгений Львович, в конце прошлого года мы беседовали с гендиректором вашего предприятия Аркадием Гольдштейном. Он довольно пессимистично оценил положение дел в вашей отрасли. Какие проблемы вас волнуют больше всего?

— Главная проблема нашего предприятия — это издержки роста. В свое время мы сделали внушительные вложения в производство, предполагая, что будем выпускать больше свежей продукции высокого качества. Из-за того, что нам приходится содержать масштабное производство, квалифицированный персонал, себестоимость нашей продукции растет (если в 90-е годы у нас функционировала одна производственная площадка, то сейчас их три). Мы несем существенные затраты на содержание инфраструктуры, но пока не получаем нужной отдачи.

Ваши конкуренты находятся в более выгодном положении?

— На рынке сейчас три крупных игрока: «Хлебодар», «СибХлеб» и «Пекарь» (торговая марка «Форнакс»). Наши коллеги имеют по одной производственной площадке, у нас же их три, поэтому наши затраты на производство ощутимо выше. Но по производственному потенциалу мы в более выгодном положении, так как имеем более современное и мощное оборудование. Мелкие пекарни, кстати, нам не помеха — по сути, мы серьезно конкурируем только с теми из них, что расположены в гипермаркетах и супермаркетах, где наша продукция соседствует на полках.

Как между вами распределены доли на рынке?

— Мы вырабатываем в сутки 70-75 тонн продукции, «СибХлеб» и «Пекарь» на двоих примерно столько же. Но чтобы мы могли говорить о дальнейшем развитии, нам нужно выдавать не меньше 80 тонн в сутки. Нет, наше производство не стало убыточным, но хотелось бы видеть чуть большую прибыль.

А в кризис разве не увеличивается спрос на хлеб?

— В том-то и дело, что нет! Низкий и нестабильный потребительский спрос — это вторая наша проблема. Вкладываясь в новое производство, мы рассчитывали, что потребности в нашем хлебе будут существенно выше.

Может, на это в какой-то степени влияет то, что многие переходят на правильное питание, принципиально отказываются от хлеба, покупают хлебцы или даже пекут его сами?

— Это делает несущественная часть наших потребителей. Да и я бы поспорил с тем, что хлебцы полезнее той продукции, что предлагаем мы. Технология выпечки нашего хлеба не меняется десятилетиями — рецептура точь-в-точь та же, которой предприятие придерживалось еще более 30 лет назад.

Рынок кондитерских изделий, на котором вы тоже представлены, во время кризиса просел ощутимее хлебного?

— На торты и пирожные спрос, конечно, тоже снижается. В декабре мы повысили цены на кондитерскую продукцию, после чего у нас произошло снижение объемов.

Гольдштейн говорил, что в прошлом году вам удалось поднять цены на хлеб лишь единожды и незначительно, тогда как для нормального развития предприятия необходимое еще одно повышение.

— Да, мы вели речь о росте цен, потому что у нас есть планы по развитию, которые можно реализовать за счет этой меры. Но рынок пока не готов к росту стоимости хлеба.

Насколько, по вашей оценке, необходимо увеличить цены?

— Именно на хлеб рост должен быть не менее 10%.

Мы не нацелены на то, чтобы выпекать одну золотую булку: лучше сделать 100, но серебряных.

Некоторые владельцы омских маршруток каждые полгода поднимают вопрос о том, что им жизненно необходимо увеличить стоимость проезда. Другие их коллеги утверждают, что эти запросы экономически необоснованны. В ваших рассуждениях о повышении цен на хлеб кто-то тоже может усмотреть жажду наживы.

— Я неоднократно говорил, что у нас нет цели повышать цены для получения сверхприбыли. Мы расходуем прибыль только на инвестиции в собственное производство и индексацию заработной платы работников предприятия. Мы не нацелены на то, чтобы выпекать одну золотую булку: лучше сделать 100, но серебряных.

А власти по-прежнему регулируют цены на хлеб «Урожайный»?

— Уже нет. Раньше у нас действовала следующая схема: региональное правительство формировало региональный фонд зерна в объеме, необходимом для производства «Урожайного» по цене ниже рыночной. Предприятия покупали из этого фонда зерно и могли сдерживать цену на данный сорт хлеба. Но в прошлом году Виктор Назаров сказал, что в условиях сегодняшнего сложного бюджета нет возможности формировать фонд. Поэтому теперь мы свободны в ценообразовании.

Местные пищевые производители всегда жалуются на федеральные сети, которые без энтузиазма ставят на свои полки омскую продукцию. Ваш хлеб федералы тоже неохотно берут на реализацию?

— Ну, например, мы сейчас не представлены в «Ашане». Несколько лет назад мы предлагали им заключить с нами договор, они прислали нам пачку документов вот такой толщины (показывает примерно 20 см), мы их изучили, увидели, что по договору у нас нет никаких прав, но при этом за все подряд предусмотрены штрафы, и сказали: «Спасибо, мы уже не хотим». Потом, видимо, покупатели начали спрашивать продукцию «Хлебодара», и тогда администрация гипермаркета согласилась на некоторые изменения в договоре. Примерно год мы его шлифовали, в результате пришли к компромиссу и начали возить в «Ашан» свою продукцию. Потом они захотели скидку, а мы захотели увеличить объемы поставок... В результате мы расстались. Сейчас, правда, вновь ведем переговоры.

Ну, ваша история взаимодействия с федералами еще довольно позитивная.

— Не быть представленным в крупном гипермаркете — это не позитивно. На мой взгляд, самая большая проблема в схеме коммуникации с федеральными сетями — это то, что в Омске нет лиц, принимающих стратегические решения, все руководство гипермаркетов находится по месту прописки сети. И оно, кстати, меняется с невообразимой скоростью. Казалось бы: только договорился с ответственным лицом, звонишь ему через какое-то время, а его уже нет, он уволился, вместо него новый человек. И с ним приходится заново начинать переговоры.

Вы вообще не видите заинтересованности с их стороны в местных производителях?

— Дело не в этом. У каждой крупной торговой сети есть определенные стандарты, и они их неукоснительно исполняют. Эти стандарты зачастую ставят производителя в очень невыгодное положение. Согласование отдельных пунктов договора — очень длительный процесс, а порой и просто невозможный. Некоторые условия, которые федералы вносят в свои договоры, скажем так, довольно интересны. Например, в документах о сотрудничестве с отдельными сетями прописано, что при повышении цен на свою продукцию производитель должен еще месяц поставлять ее им по старой цене. Они же в это время мониторят рынок и говорят: когда убедимся, что вы действительно везде повысили цену, тогда и мы ее поднимем. В это время начинают волноваться другие торговые точки, которые видят, что у федералов наш товар лежит по прежней цене. Они начинают спрашивать у нас: почему вы нам подняли цены, а им нет?

В прошлом году первый замгубернатора Андрей Новоселов сказал министру экономики Оксане Фадиной, что она и местные предприниматели просто не умеют договариваться с федералами, и он покажет, как это нужно делать.

— Ну что ж, очень ждем, когда нас этому научат.

На ваш взгляд, в этом вопросе власти бессильны или все-таки у них имеются рычаги воздействия на федералов — с помощью компромиссов, уступок, договоренностей, угроз, в конце концов?

— Местной власти проще вступать в диалог с федеральными сетями, потому что нам самим сложно даже просто добиться приема у их руководителей. Мне, например, рассказывали, что кто-то из наших коллег-хлебопеков приехал в город, где зарегистрирована одна федеральная сеть, просидел там три часа в приемной у директора и вернулся домой, так и не дождавшись аудиенции.

Вы член общественных советов при нескольких областных ведомствах, значит, подразумевается, что у вас есть контакт с региональными чиновниками. Можно ли использовать эту возможность для того, чтобы актуализировать проблему с федералами?

— У общественных советов я пока не вижу никаких возможностей. Есть ощущение, что их создание — это лишь необходимость выполнить приказ свыше. Советы, членом которых я являюсь, насколько мне известно, еще ни разу не собирались, и я в принципе не могу понять, каким функционалом они обладают. У нас есть депутаты Заксобрания, региональное правительство, и там, хочется верить, работают профессионалы. Мне непонятно, зачем нужны мы, прослойка между ними, «третья власть».

Не могу не попросить вас прокомментировать ваше судебное разбирательство с бывшим министром сельского хозяйства Виталием Эрлихом, которого обязали вернуть вам долг.

— Я не настроен об этом говорить. Это наше личное дело, которое, к сожалению, вышло в публичное русло.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 06 (109) 16 февраля

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 4):

киви
Ошибся чел с прогнозом. И кризис вот он, и хлеба меньше стали покупать, и дотаций не стало. Спрос на кондитерские изделия тоже упал - только на праздник, здоровая тенденция.
Ему бы лишние мощности скинуть, пока не поздно, а он плачется - все кругом виноваты.
26 февраля, 10:28 | Ответить
Фома
Хороший бизнесмен, продвинутый.
Только - ни слова про избирателей.
Он про них, наверное, и в Горсовете не вспоминает.
25 февраля, 20:47 | Ответить
Еврей ААрон
Рецепты 30 летней давности были на государственном хлебзаводе, который все жители городка нефтянников знают, а не эта убогая барыжная контора, которая отмутила производственные мощности
20 февраля, 00:19 | Ответить
татьяна
Резервы для снижения издержек есть - это покупать муку непосредственно у мельницы, а не у ее посредников(или надо чтобы мелкие акционеры обратились с иском, что уводят прибыль из АО), а так же зерно у производителей и делать давальческую муку (только выход продукции по муку 75% и выше, а не 70%). А то все через посредников залазиют в карманы омичей.
19 февраля, 10:31 | Ответить
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.