Класс

Класс

19 февраля 2016 15.42Интервью

Vad Him, видеоблогер: «Русские девушки говорят, что мужчины в стране страшные. Видели бы они некоторых людей во Франции»

Французский видеоблогер, называющий себя Vad Him, рассказал «Классу» о стереотипах, девушках в России и Франции, гомофобных настроениях в наших странах и любви к постапокалиптике.

 Vad Him, видеоблогер: «Русские девушки говорят, что мужчины в стране страшные. Видели бы они некоторых людей во Франции»

Александр Румянцев

Волею судеб в Омск заехала редакция издания Le Courrier de Russie. Под пристальными взглядами омских журналистов русскоговорящие французы готовили спецвыпуск, посвященный нашему городу. Недавно в их команде появился видеограф — французский ютьюб-блогер Vad Him. Его мать русская, а отец француз, поэтому интерес молодого человека к России обоснован. В очередной раз увидев сумасшедшие видео, гуляющие по Рунету, Vad Him решил объяснить европейцам, что на самом деле происходит в самой большой стране в мире. Так появился видеоблог Magical Russian Internet.

- Судя по серии роликов Magical Russian Internet, до поездки в Омск ты знал Россию только по таким городам, как Питер и Москва.

- Да так. У моих родителей много друзей в Москве, я начал вести блог там. Есть много интересных русских, о них я и рассказываю на своем канале. Но пару недель назад я прилетел в Москву для работы в издании Le Courrier de Russie. Мне сказали: «Вадим, мы хотим снимать видео о России, может быть, этим займешься ты?» Я согласился. Так и попал в Сибирь.

- У нас в стране говорят, что Москва и Питер — это отдельные государства, а настоящая Россия — в глубинке.

- Для меня Омск — это настоящая Россия. Я знаю, что Москва и Питер — это очень большие города, и жизнь в них больше похожа на европейскую. Омск — это как спальный район Москвы или Питера. Я не общался с большим количеством омичей, но те, с кем познакомился, добрые. В больших городах чуть-чуть больше цвета. Но для меня интересна любая Россия, будь то Челябинск или Владивосток. Россия такая большая, что когда ты едешь в другую область, кажется, попадаешь в другую страну.

- Какую тему об Омске выбрал ты?

- Это будет частный сектор. Вот эти маленькие дома между большими зданиями. И я хочу рассказать, как в них живут люди. Одна девушка пригласила нас внутрь частного дома. Сделала чай и вкусной еды. К тому же меня интересует, как появился такой архитектурный контраст. Также я буду делать ролик о том, какое омское метро внутри. Материала отснято много, посмотрим, что получится.

- Результатом поездки будет и более неформальное видео на твоем канале на You Tube?

- Про Омск, нет. Видео о вашем городе появится только на сайте издания. Но, работая здесь, я продолжу снимать видео и для You Tube.

- У нас есть сложившийся образ француженки: она легкая, изящная, раскованная и обязательно в берете. Имеет ли он хоть какое-то отношение к действительности? И как французы представляют себе русских девушек?

- Русская для нас — это красивая блондинка с глубоким декольте, в коротком платье и на каблуках. Еще они всегда и везде делают селфи и хотят найти себе мужа, желательно во Франции (Смеется — Прим. ред.). Я много общался с русскими девушками, и они говорят, что в России мужчины страшные. Видели бы они некоторых людей в моем городе. Еще один стереотип — русская девушка считает, если у тебя нет денег, ты дерьмо. К счастью, я знаю много девушек, которые так не думают. Что касается француженок — в нашей стране сейчас 70 миллионов человек, и девушки очень разные. В Париже да, как в России, очень шикарные, хорошо одеваются. Я не скажу, что они красивее, чем в России, это другой жанр, другой менталитет и стиль. Но я знаю девушек хиппи или панков, которые пьют много пива и делают так (Сплевывает. — Прим. Ред.).

- Ты уже рассказывал о светотехнике, что постоянно попадал в тюрьму. Для тебя это был самый сумасшедший русский мужчина. А подобный пример девушки у тебя есть?

- Не могу привести пример сумасшедшей русской. Ну если только орут некоторые, ругаются. И все (Смеется. — Прим. ред).

- А мама — сумасшедшая русская?

- Она нормальная. И очень переживает за меня, когда я занимаюсь паркуром или иду на крыши. Но я уверен в том, что делаю. Как-то я сказал ей, что, возможно, чуть больше русский, чем она.

- А что насчет папы?

- Он типичный француз. Патриот свой страны и консерватор. Он много путешествовал, у него огромный опыт, и он считает, что во Франции все чуть-чуть лучше, чем в других странах. А мне все равно, здесь или там.

- В связи с работой в издании Le Courrier de Russie тебе придется какое то время жить в России?

- Может быть, три месяца, может быть, пару лет, я не знаю. Во Франции у меня была сложная ситуация с работой, а здесь я ее нашел. Пока у меня нет даже квартиры, но все впереди. Я хотел бы попробовать жить здесь, только не в деревне, я люблю город.

- Ты ведь хотел побывать еще и в Чернобыле...

- Да, потому что я люблю посещать заброшенные места. Во Франции я тоже делал это. Мне нравится постапокалиптические картины. Хочу снять видео об этом месте, это ведь история. Интересно видеть заброшенные дома и размышлять, как здесь жили люди.

- Не боишься?

- Нет, я ничего не боюсь. Только смерти.

- Но находиться там — опасно для здоровья.

- Если я пойду, то с человеком, который знает хорошо это место. И он скажет, как сделать так, чтобы не было проблем по возвращении обратно.

- Еще в твоих планах было путешествие по Транссибирской магистрали. В чем интерес?

- Я не был в поездах, которые ходят на длительные расстояния. И я хочу поехать во Владивосток, я знаю, что на поезде семь дней, но мне интересно, я хочу посмотреть. Это легенда для нас. Не знаю еще, когда, но может быть летом.

- Это будет очень тяжело

- Да, но ничего страшного, всего семь дней. А обратно я буду возвращаться самолетом, конечно. Сделаю два фото и уеду (Смеется. — Прим. ред).

- Поговорим, когда ты приедешь...

- Может быть, в пути будет скучно, но я буду снимать видео ежедневно: «Всем привет! Что я делал сегодня? Пил!» Я видел немного репортажей в интернете, как полиция сбрасывает пьяных людей с поезда. Это очень смешно, и я хочу увидеть это своими глазами.

- Я знаю, что ты уже попадал и в российский полицейский участок. Как впечатления?

- Я был на крыше института Мухина в Питере, откуда нас и забрала полиция. Я очень нервничал. Они забрали мой паспорт и спросили, говорю ли я по русски, я сказал:«So-so». Два часа просидел в участке, не проронив ни слова, потом заплатил 500 рублей. Это были самые страшные два часа в моей жизни, потому что я не знал, чем это может закончиться. У меня сейчас друг в тюрьме за наркотики.

Были забавные моменты при заполнении протокола. Например, не знали, какое их трех моих имен писать. Мне было смешно, но я сделал «покер фейс». А затем мне дали подписать документ о том, что я все понимаю. Над этим очень смеялись мои друзья.

- А в Омске ты встречался с руферами?

- Встречался с Алекссеем Голубевым. Мы были на крыше библиотеки имени Пушкина, это было круто. Я заснял ваш большой мост (Метромост. — Прим. Ред.), торговый центр «Миллениум»... Я люблю быть на крыше: чувствуешь себя свободным, рассматриваешь маленьких людей. Ты как спайдермен, супергерой.

- Русские люди стали писать тебе, после того как ты завел блог?

- Да, особенно, после того как вышла статья на «Афише». Многие благодарили за то, что показываю позитивные истории о России. Французы тоже пишут спасибо за мой проект, потому что у них есть другое видение России. Русские негативно отреагировали лишь на первое видео, решив, что я приехал в их страну, чтобы высмеивать. Странно думать, что я плачу деньги за самолет и прилетаю, чтобы сказать: «Вот вы дураки!» Но когда я продолжил снимать виды, люди поняли посыл и плохих комментариев стало меньше. Может быть, есть те, кто меня ненавидит, но ничего страшного. В интернете много дебилов, которые напишут что-то плохое, но в лицо не смогут сказать подобного. И кстати, после просмотров моих видео, многие французы хотят путешествовать по России, интересуются вашей культурой.

- Больше просмотров из России или Франции?

- 50 на 50, говорит статистика на YouTube. Русских чуть-чуть больше. Также смотрят люди из Бельгии и Украины и так далее.

- Ты берешь провокационные темы. Как, например, ролик про геев и гомофобов в России. Не боялся только обострить существующие стереотипы?

- Я волновался, когда делал этот эпизод, потому что правда могла шокировать. Прежде чем начать работу, я подумал много-много раз. И когда я нашел двух русских молодых людей нетрадиционной ориентации, которые согласились говорить, даже не скрывая лиц, я подумал: «Вау! Круто!» В Рунете столько грубых комментариев на эту тему, что их открытости я очень удивился. К тому же французы, говоря об этом, скрывают свои лица. Реакция на ролик была неоднозначная. Кто-то ругался, кто-то говорил, что геи тоже люди. Но я хочу сказать, что когда во Франции узаконили однополые браки, целый год шли протестные акции. Так происходит и в Америке. Я попытался объяснить, что подобная ситуация не только в России, а везде.

- Твое отношение к России изменилось, когда ты начал вести видеоблог?

- Когда мы во Франции смотрим русские видео, друзья говорят: «Какого черта происходит в России, скажи мне, пожалуйста?» Я говорю: «Подожди, я сниму про эту страну очередной ролик, и ты все поймешь». Вообще по французскому телевидению мало показывают реальную русскую картинку, в основном негатив. И все люди могут подумать, что русские — алкоголики и расисты. В интернете можно найти и вовсе страшные картины русской жизни, и я пытаюсь объяснить на своем канале, что дела обстоят иначе.

Чем больше времени я провожу в этой стране, тем больше встречаю открытых людей, которые хотят путешествовать, например. Они живут так, как я или как любой другой европеец. Я могу сказать, что в России такие же люди, как во Франции, они думают так, как мы. Когда я общаюсь с ними, я вспоминаю моих друзей. Все, что думают о русских, в большинстве своем стереотип. На самом деле они нормальные люди (Смеется — Прим. ред).

Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.