Деловой Омск

Деловой Омск

09 марта 2016 13.43Статьи

Федеральный классификационный каталог отходов относит отходы конденсаторов с пентахлордифенилом к I классу опасности (чрезвычайно опасные), при неправильном обращении они наносят непоправимый вред экологии. Собственно пентахлордифенил — крайне опасное и токсичное вещество, накапливающееся в любой среде. При попадании в организм человека оно вызывает злокачественные опухоли, генетические мутации и полное разрушение иммунной и репродуктивной систем («химический СПИД»). Вывести его из организма невозможно.

Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, ответчик по делу ООО «Мерк» был зарегистрирован в 2001 году. На сегодня директор и учредитель — Дмитрий Золотарев. ООО «Природоохранное предприятие «Мерк» появилось в 2007 году. Директор — Юрий Калакутский, учредители — АО «СТК-Сервис» (70%), Алексей Волошин, Дмитрий Золотарев и Иван Ханча (по 10%).

Химическая бомба: из Нижнего Новгорода в Омск шли отходы и пропали

Компания тоннами принимала на переработку особо опасные отходы из разных регионов страны, но необходимого оборудования для их утилизации не имела. Где теперь находится ядовитый груз наивысшей опасности, не знает никто.

Химическая бомба: из Нижнего Новгорода в Омск шли отходы и пропали

Фото: Евгений Асмолов

Восьмой арбитражный апелляционный суд 1 марта оставил без удовлетворения жалобу омского ООО «Мерк», которое пыталось оспорить штраф Росприроднадзора по Омской области. Компанию привлекли к административной ответственности за то, что она взялась обезвреживать особо опасные отходы, не имея для этого специального оборудования. А сами три тонны ядовитого груза, отправленные нижегородской фирмой, «потерялись» где-то по пути в Омск. Заказчик и исполнитель договора на утилизацию указывают друг на друга, говоря о месте нахождения отходов.

Лицензия касалась ртутных ламп

К слову, штраф для ООО «Мерк», назначенный арбитражным судом 2 декабря прошлого года, составил всего 40 тысяч рублей. Тем не менее компания решила его обжаловать, но другие последствия оказались для «Мерка» куда более серьезными. Новость о потере ядовитых отходов, вызывающих мутации у детей, онкологию и так называемый химический СПИД, взбудоражила Омск осенью 2015 года. Однако пропавшую «химическую бомбу» на территории Омской области или где-либо еще так и не обнаружили, было возбуждено уголовное дело.

Как прозвучало в зале апелляционного арбитражного суда, в ООО «Мерк» в рамках расследования уголовного дела изъяли документы и компьютеры. Но, по словам представителя компании, они продолжают работу и утилизируют ртутные лампы — это основная деятельность «Мерка», благодаря чему компания и стала известна в Омске.

В соответствии с приложением к лицензии на осуществление деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I-IV классов опасности, ООО «Мерк» разрешалось обезвреживать ртутные лампы, термометры и другие отходы, содержащие ртуть, а также отработанные конденсаторы с пентахлордифенилом, трихлордифенилом и трансформаторы.

Лицензия ООО «Мерк» была переоформлена 29 апреля 2014 года с учетом проверки, проведенной управлением Росприроднадзора. Она установила, что «Мерку» принадлежит термодемеркуризационная установка, предназначенная для обезвреживания ртутьсодержащих отходов. Другого оборудования и установок при переоформлении лицензии заявлено не было. А отходы с содержанием хлордифенилов были включены в приложение к этой лицензии, так как также содержат ртуть.

Однако, кроме работы с управляющими компаниями и организациями по приемке люминесцентных ламп, фирма «Мерк» охотно бралась и за другие заказы. Осенью прошлого года в омских СМИ появилась информация, что «Мерк» собирается складировать у нас в регионе опасные ядовитые отходы из Нижнего Новгорода. После этих публикаций Росприроднадзор с 2 по 22 октября 2015 года и решил провести в ООО «Мерк» внеплановую выездную проверку. Она выявила массу нарушений.

Наказали по минимуму

Как оказалось, 1 февраля 2015 года ООО «Мерк» заключило договор с ООО «ЭкоХимМаш», зарегистрированным в городе Дзержинске Нижегородской области. Омичи взяли на себя обязанность по транспортировке и обезвреживанию отходов I класса опасности. Согласно акту приема-передачи от 10 сентября 2015 года, «ЭкоХимМаш» передало «Мерку» 2 тонны отходов-конденсаторов с пентахлордифенилом и 1 тонну глины, загрязненной жидкостью из конденсаторов.

Однако установка «Мерка», предназначенная для обезвреживания ртутьсодержащих отходов, по своим техническим характеристикам не предназначена для обезвреживания отходов, содержащих полихлордифенилы. Кроме того, загрязненная химикатами глина отсутствует в перечне отходов, которые указаны в лицензии ООО «Мерк».

Но самое интересное, что директор «Мерка» Дмитрий Золотарев 18 сентября 2015 года утвердил акт, согласно которому отходы, принятые от ООО «ЭкоХимМаш», на производственном участке компании обезвредили.

Росприроднадзор углядел в этом нарушение выполнения лицензионных требований и решил привлечь фирму к административной ответственности. А вопиющий факт, что три тонны ядовитых отходов и вовсе исчезли, расследуется уже в рамках уголовного дела.

Кстати, санкции Росприроднадзора по этому иску предусматривали штраф в сумме от 40 до 50 тысяч рублей или приостановление деятельности на срок до 90 суток. Несмотря на факт «грубого нарушения» и «возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан», ООО «Мерк» наказали по самому минимуму — штрафом в 40 тысяч рублей.

Директор «Мерка» Дмитрий Золотарев утверждал, что опасные отходы на территорию предприятия не поступали. В свою очередь, директор нижегородской компании ООО «ЭкоХимМаш» Клим Матюков уверял, что груз увез автомобиль компании Мерк.

«Мерк» путается в показаниях

Директор компании Дмитрий Золотарев в октябре прошлого года акт проверки подписал, но с установленными фактами не согласился. Протокол об административном правонарушении был составлен в его присутствии, однако этот документ Золотарев подписывать уже отказался. Протокол ему позже отправили почтой. 2 декабря было вынесено решение арбитражного суда об административном штрафе, а 25 февраля началось рассмотрение дела в апелляции.

Как заявил в суде заместитель директора «Мерка» Борис Усенко, в ходе рассмотрения дела были неправильно трактованы нормы закона и компании неверно инкриминировали нарушение. По его словам, «Мерк» вел лишь сбор, а не обезвреживание опасных отходов от «ЭкоХимМаша» (а деятельность по сбору отходов не лицензируется). В доказательство Борис Усенко предъявил постановление суда об отказе в проведении химической экспертизы — якобы исследовать там было и нечего. Однако суд отказал в приобщении этого документа. Ответчик также пояснял, что «Мерк» все же принял отходы, но они не перешли в его собственность и остались под ответственностью нижегородской компании. А в документе не указано, что в «Мерке» обезвредили именно эти конденсаторы и глину. Поэтому, по словам Бориса Усенко, на самом деле можно говорить о том, что велась работа без лицензии, но не о нарушении лицензионных требований. «Мы вели сбор и прием, а не обезвреживание отходов», — повторил он.

«Но в рамках договора с «ЭкоХимМашем» вы взяли на себя обязанность по их обезвреживанию, — удивилась коллегия судей. — Кому вы их тогда отдавали, кто их обезвреживал? Или они до сих пор находятся у вас»?

«Отходы находятся в другой организации, их передали, но информации об этом у нас нет. И вообще отходы даже не приезжали в Омскую область», — неожиданно заявил Борис Усенко. Однако, в каком регионе находятся три тонны особо опасного груза, он сказать также не смог. И это несмотря на то что директор «Мерка» Дмитрий Золотарев расписался в акте о приеме-передачи трансформаторов!

Так что неизвестно, где именно «рванет» эта «химическая бомба». Официальный комментарий в управлении Росприроднадзора по Омской области «Деловому Омску» пока давать отказались, сославшись на продолжающееся расследование в рамках уголовного дела.

Куда исчез груз наивысшей опасности?

1 марта на прениях в арбитраже позиция «Мерка» не изменилась. «В протоколе указано — не имея необходимого оборудования, предприятие приняло эти отходы, чем нарушило лицензионные требования, — заявил Борис Усенко. — Но принятие отходов на тот момент не лицензировалось. События административного правонарушения не было. А нам вменяется отсутствие оборудования, которое не включено в лицензионные требования».

Выслушав все стороны, суд оставил решение о привлечении ООО «Мерк» к административной ответственности в силе — компании придется выплатить этот минимальный штраф в 40 тысяч рублей.

Впрочем, можно полагать, что компания понесет и более серьезную ответственность. В конце декабря прошлого года следственные органы СК РФ по Омской области по материалам проверки прокуратуры возбудили уголовное дело в отношении неустановленных должностных лиц ООО «Мерк» и ООО «Природоохранное предприятие «Мерк» по ч.1 ст.247 УК РФ «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов». Ход расследования уголовного дела взяла на контроль прокуратура Омской области. Максимальная санкция уголовной статьи предусматривает лишение свободы на срок до 2 лет.

Кроме того, омское минприроды располагает сведениями о том, что директор ООО «Мерк» ведет незаконную предпринимательскую деятельность. Факты и документы, свидетельствующие об этом, предоставил один из учредителей «Мерка».

При этом нижегородские отходы — уже не первый ядовитый груз, на котором заработало ООО «Мерк». Весной 2015 года компания подписала контракт с филиалом ОАО ФСК ЕЭС (Самара) на обезвреживание статических конденсаторов, содержащих трихлордифенил. Прошлой осенью омская фирма выиграла аналогичный конкурс, объявленный другим филиалом ОАО ФСК ЕЭС (Москва). В первом случае «Мерк» уступил 360 тыс. от начальной цены (959 тыс. рублей), во втором — более 2 млн рублей (стартовая цена была 7,9 млн рублей). Но нигде нет никакой информации, что эти отходы были действительно утилизированы, а не лежат где-либо, представляя собой мину замедленного действия.

К слову, Федеральная антимонопольная служба 12 февраля по ходатайству ОАО «ФСК ЕЭС» включила омское ООО «Природоохранное предприятие «Мерк» в Реестр недобросовестных поставщиков на два года. Причина в том, что в июле 2015 года компания, победив в очередных торгах, отказалась подписывать договор на выполнение работ по демонтажу, погрузке, транспортировке и захоронению конденсаторов с трихлордифенилом для нужд филиала ОАО «ФСК ЕЭС» — Ростовское ПМЭС стоимостью 3,1 млн рублей. Причем тогда в контракте фигурировало 119 тонн опасных отходов. Куда собирались утилизировать такое количество ядовитого груза, учитывая, что перерабатывать его в «Мерке» не на чем? Отходы прятались под землю, в лесах, болотах или на заброшенных шахтах? Ответ, очевидно, знает только сам Дмитрий Золотарев.

Далеко идущие планы под вопросом

Добавим, что недавно в одной из фирм — ООО «Природоохранное предприятие «Мерк» — сменился директор. Место Дмитрия Золотарева занял некий Юрий Калакутский. Однако Дмитрий Золотарев по-прежнему остается директором ООО «Мерк» и совладельцем обоих предприятий. То есть ответственность, скорее всего, придется нести именно ему, если, конечно, вопиющие нарушения экологии будут доказаны.

В свете этих событий СМИ вспомнили, что природоохранное предприятие «Мерк» хотело выйти и на рынок утилизации ТБО. Компания анонсировала инвестиционный проект по строительству полигона и станции сортировки по утилизации твердых бытовых отходов. Как сообщало РИА «СуперОмск», в их распоряжении оказалось письмо Дмитрия Золотарева к первому зампредседателя правительства Омской области Андрею Новоселову. В нем Золотарев просит включить указанный проект в перечень приоритетных региональных инвестиционных проектов Омской области и выделить под строительство полигона участок в размере 200 га, расположенный в районе дперевни Путинцево на границах Новоомского и Азовского сельских поселений. Участок Золотарев требует предоставить без проведения торгов.

В одном из пунктов экс-руководитель ООО «Природоохранного предприятия «Мерк» также просил предоставить компании льготы по налогу на прибыль, налогу на имущество, транспортному налогу в части, уплачиваемым в бюджет Омской области.

Как пояснили «ДО» в министерстве экономики, вопрос включения ООО «ПП «Мерк» в перечень приоритетных региональных инвестиционных проектов Омской области пока не рассматривался. Но пройти этот отбор очень сложно, и члены комиссии обязательно учитывают и репутацию заявителя.

 

Комментарии

 

Усенко БорисБорис Усенко,заместитель директора ООО «Мерк»В административном деле нет доказательств того, что ООО «Мерк» обезвредило отходы. Ссылка на акт обезвреживания отходов несостоятельна. В ходе проведения проверки представитель ООО «Мерк» указывал, что данный акт составлен по просьбе «ЭкоХимМаша» и является фиктивным, так что не может использоваться в качестве доказательства. В ходе проведенных проверок никаких других доказательств, что было проведено обезвреживание, не предоставлено. Необходимое оборудование для выполнения лицензионных требований, которые определены в лицензии, на момент проверки было. Нам вменяется то, что мы должны иметь оборудование для обезвреживания тех видов отходов, которые не включены в лицензию.
Тектов СергейСергей Тектов,начальник отдела экологического контроля Росприроднадзора по Омской области Предприятие не имело соответствующего оборудования как для обезвреживания глины, так и трансформаторов, содержащих пентахлордифенилы. Представитель предприятия делает упор на том, что они не обезвреживали эти отходы. Но само требование положения о лицензировании — это наличие соответствующего оборудования.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 09 (112) 8 марта

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.