Леонид Полежаев: «Я не могу жить мотивами людей, у которых на уме пиво и колбаса»

«Деловой Омск» совместно с фондом «Духовное наследие» запускают серию публикаций, посвященных восстановлению Воскресенского собора. Первый губернатор Омской области Леонид Полежаев в довольно жестких выражениях призывает омичей задуматься о чем-то большем, чем раздражение от колокольного звона.

Леонид Полежаев: «Я не могу жить мотивами людей, у которых на уме пиво и колбаса»

Вадим Харламов

Леонид Константинович, вы вновь в своей стихии. Восстановление собора — и вновь споры, сопротивление части омичей этой идее, нехватка финансов… Как планируете решать эти проблемы?

— Самое важное в этом деле — достучаться до людей. Омичи не должны считать восстановление храма казенным делом. Мол, это проблема власти: она разрушила, она же пусть и восстанавливает. Да, разрушила власть, а возрождают люди, неравнодушные к своей истории. Поучаствовать в этом проекте — честь для каждого омича.

Дело это недешевое. Тех средств, которые определены федеральным минкультом и региональным правительством, хватит лишь на половину. Поэтому хотелось бы, чтобы мой голос услышали. В Омске немало богатых людей, глав крупных предприятий. Я уже отправил около 10 обращений.

Какая реакция?

— Разная. Есть и те, кто, извините, лицо воротит, мол, это не наше дело, мы вообще в Москве живем... Сейчас многие живут в Москве, в офшорах, в Омске только деньги зарабатывают. Но что важнее — есть другие, готовые помогать, делать скидки на стройматериалы, давать рассрочку, безвозмездно оказывать услуги. Валерий Кокорин безвозмездно сделает всю верхнюю часть собора — купола, кресты, кровлю. Это очень большая и ответственная работа. Михаил Сутягинский передал весь объем кирпича. Ведь в Омской области производятся все материалы, необходимые для работ. Но важно, чтобы спонсоры участвовали в проекте по доброй воле, а не по принуждению. Воссоздание собора дело всех — учителей, врачей, студентов, предпринимателей, воров... Всех, кто живет в городе.

Даже если человек неверующий?

— У каждого могут быть свои мотивы. Для кого-то библейское «да воздастся каждому по делам», для других важен культурологический аспект. Понимаете, нет в России другого места, которое можно было бы так органично связать с памятью Достоевского. Он не любил Петербург, много жил за границей — слишком хорошо знал Россию. Здесь в Омске — тигель, в котором плавился его философский гений, его драматическая судьба. Задумывая поставить памятник Достоевскому, я неслучайно нашел ему место здесь, около разрушенного храма, где и происходило его духовное перерождение. И когда вырастет собор, это будет завершенный ансамбль. Да, очень стесненный. Там нет воздуха. С одной стороны — архив ФСБ, с другой — дом бывших партийных чиновников, с третьей — остатки каторги...

Символично…

— Очень! Сейчас ведь этого не снесешь. А во времена Достоевского здесь было пространство. Он писал в книге, как смотрел на Иртыш, пойму и пустынный левый берег, где были лишь силуэты верблюдов и проезжающих кочевых народов. Поэтому нужно возвращать городу один из его исторических памятников. Всех не восстановишь. Многое взорвали...

Прекрасный собор стоял на месте памятника Карбышеву, был храм на привокзальной площади. Но разрушили его, построили здание, в подвале которого разместилась тюрьма НКВД. Там мой отец сидел в 1938 году.

Приглашая омичей принять посильное участие в воссоздании одного из самых значительных памятников городской истории, я имею в виду не только меркантильный интерес. Я хочу, чтобы как можно больше горожан прикоснулось к воссозданию собственной культуры и истории. Внуки, правнуки и так далее не будут помнить, кем были и чем занимались их предки. Но имя человека, причастного к восстановлению собора, сохранится в семейных хрониках, как и в истории этого храма.

Мы не знаем, кем были люди, создававшие все омские исторические архитектурные ценности, но мы благодарны им за оставленное наследие, которое пытаемся воссоздать.

Каким же в итоге будет это сооружение — культовым или культурологическим? Храмом или музеем?

— Да какое это имеет значение? Это будет Воскресенский собор. Вот, Успенский собор разве не музей? Я знаю, что эта интрига будоражит многие умы. Митрополит от меня домогается ответа — храм или музей? Со всей серьезностью говорю — этот вопрос на сегодня совершенно не актуален. То, что написано в документах , это своего рода легенда, ведь культовые учреждения нельзя строить за счет бюджета. Правильно, не нужно нарываться и подставлять людей, которые этим занимаются. Но в этом нет греха или лукавства... Любая церковь — церковь и есть.

Когда спорить больше не о чем, начинают эту тему «обсасывать». Археологи вдруг заговорили о проведении археологических изысканий… А почему они об этом вспомнили только сегодня, а не пять лет назад, когда был вскрыт фундамент? Изыскивайте, привлекайте волонтеров. Но нет! Археологам нужно прикоснуться к бюджету, вот, они и кричат на весь город, привлекая внимание СМИ. Ясно, что искать там нечего. Это же не Мамаево побоище.

Другое популярное возражение против восстановления собора — аховая инфраструктура в городе. Если нет дороги к храму, нужен ли храм?

— А Омск богато жил, когда этот храм закладывался? Дороги были тогда? Храм — это предмет духовной идеологии народа, без которого мы не нация, а толпа. Наши предки понимали, что без подобных сооружений эта территория никогда не станет городом — так и останется каторгой. Сюда, в Сибирь, стекались люди многих национальностей, и Воскресенский собор был духовным ядром православной части населения. Другой объединяющей идеи у них не было. И вновь я слышу: «А давайте направим деньги на что-то другое». Мы и так в быдло превращаемся... Хотим еще больше деградировать? Хотим потерять свою корневую систему, обезжизнив ее. Этого хотят омичи? Я же не могу руководствоваться мотивами человека, у которого на уме только баба, пиво и колбаса. Кому-то этого достаточно. А кому-то нужен Алябьев, Врубель, Анненский, Мартынов, Концертный зал, храм… Когда я ставил памятник Жукову, многие ветераны тоже плевались, мол, лучше бы мне деньгами дали, зачем нужен памятник, я тоже воевал, а мне памятник не ставят…. Ну что тут скажешь? Разная роль была у людей на этой войне. Также и общественные институты разную роль сыграли в истории этого народа.

Жители улицы Спартаковской жалуются, дескать, колокола будут звонить — мешать покою... Как с этим мнением спорить?

— А надо им сказать, что со звоном благость приходит в душу каждого.

Нельзя в одном отдельном регионе победить совковое мировоззрение, как нельзя в одной комнате борделя установить нравственность.

Для этого надо быть верующим.

— Может, поэтому и Успенский собор никогда не звонит, что он кому-то мешает. Так, лишь тренькает… А вы слышали настоящий голос Успенского собора? Когда участвуют все колокола… Я слышал один раз — на открытии храма. А потом, видимо, попов попросили не звенеть, не мешать мыслительному процессу органов, работающих по соседству. Так и жители Спартаковской. Мне известно, что за люди там живут, впрочем, как и во всем Центральном округе, — носители советской идеологии. Я неприятные вещи вам говорю?

А я из Октябрьского округа…

(Улыбается.)

Никто не поспорит, работу по восстановлению храмов вы вели последовательно. Почему не удалось переломить общественное мнение более чем за 20 лет?

— Вы хотите за жизнь одного поколения это сделать? Так не бывает. Если сегодня с визгом и восторгом народ возвращается в совок, как это можно переломить? Нынешнее поколение не хочет считаться с горьким опытом своих дедов. Нельзя в одном отдельном регионе победить такое мировоззрение, как нельзя в одной комнате борделя установить нравственность.

Вы сами человек крещенный?

— Конечно. В детстве мать меня крестила в церкви в Ленинском районе. Крестила тайно. Отцу призналась позже. Он был коммунистом, и если бы узнал об этом, наверное, сильно осложнил бы ей жизнь. Человек был крутой.

Крещенный, а верующий ли?

— Я едва ли могу отнести себя к ортодоксальным верующим. У меня не было возможности находится в кругу истинно верующих людей, чтобы я мог многое у них перенимать. Моя вера идет не из глубины души, а из головы, понимающей, что такое духовное начало для каждого человека.

Если бы сейчас «Мостовик» был в строю, легче было бы реализовывать этот проект?

— Конечно. Мы замышляли этот собор с Шишовым. Я никакого другого подрядчика не имел в виду. Хотели использовать ту же схему, как и при восстановлении Успенского собора. Проект начал делать и финансировать Шишов. И мы бы его обязательно построили...

А почему не удалось это сделать в 2011 году?

— Не стали его строить по простой причине: мэрия Омска выступила с инициативой самостоятельно восстановить собор как часть комплекса Омской крепости. Я подумал — ну и ради Бога. Раз сами просят... В те годы порт-фель заказов правительства был большой. Мы строили метро, вели подготовительные работы по аэропорту, гидроузлу… Почему бы и городу что-то не построить? Они хоть что-нибудь здесь сделали, кроме конторы своей и футбольного ангара? В областном бюджете было уже заложено около 350 млн рублей, но я эти деньги развернул и к концу 2011 года ввел в эксплуатацию Дворец художественной гимнастики.

Какие прогнозы по окончании строительства?

— Ко дню юбилея мы его не успеем сделать. Важно хотя бы «коробку» собрать. Собор не такой простой, как кажется. У него не типовые решения, а эксклюзивные. Тут стандартные материалы не применишь. И строителей учить нужно. Фирма, которая выиграла тендер, прежде строительством подобных сооружений не занималась. Мы сейчас активно с ними работаем. На следующий год, думаю, реально ввести его в эксплуатацию. А может, и к концу года… Смотря, как отзовутся омичи на мой призыв. Если не будут как сейчас — лицо кривить, то сделаем быстрее.

Вы не раз критиковали омичей за незнание и нежелание приобщаться к истории региона. Неужели сами с детства обо всем этом знаете?

— Нет, о том, что здесь существовал Свято-Ильинский храм, узнал лишь в студенческие годы, а про Успенский собор — лишь по возвращении из Казахстана. В 90-е годы, еще при мэре Рощупкине, я начал ему говорить, мол, надо бы восстановить этот собор, раз он тут был. Отыскал в архивах фотографии… Он как-то в ответ ежился-ежился, а потом — бац, и сделал на этом месте бассейн. И оленя туда поставил.

А я хотел Успенский собор восстановить к 2000-летию со дня рождения Христа. Но ушел на Левый берег и там поставил Христорождественский собор. Но, как вы понимаете, и идею восстановления Успенского собора не оставил.

Поймите, Омску отомстили за его «белое» прошлое. Снесли все, что можно было снести. И город потерял свое лицо. Что украшало Омск в советские годы? Концертный зал. Лучшего, наверное, не могли создать. Еще Музыкальный театр. Может, он должен был стать городской доминантой... Но не получилось. Он стоит в стороне, и архитектурная функция у него, как у спортивного сооружения. Трамплин он и есть трамплин.

Омичи любят рассказывать сказки, как любят свой город. Не любят омичи его. Я в этом убедился на многих примерах. В любое время, даже в самое тяжелое, можно было что-то создавать. Кто мешал? Как можно было оставить деревню в центре Омска — все эти Амурские, Северные, трущобы в Старом Кировске — и начать строить сначала городок Нефтяников, а затем другой город на Левом берегу? И тем самым разорвать это целостное городское пространство. Раскатали блин по всему Прииртышью, тем самым растянули безмерно всю инфраструктуру, дороги, электроснабжение, канализование. Все сегодняшние беды города исходят из

70-х годов прошлого века. Никто не хотел заглянуть хотя бы на 50 лет вперед и представить себе, а сколько будет стоить омичам содержание этого города. Теперь это знает каждый омич, заглядывая в свой кошелек.

И многие еще хвалят себя, называя свое время героическим. Вы создали город для заводов, а не для людей. Давайте попробуем вместе хотя бы воссоздать храм.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 11 (114) 22 марта

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 17):

Зоил
"Рассерженный омич" - малограмотный человек, заглянул бы в словари...
16 апреля, 11:07 | Ответить
рассерженный Омич
— А надо им сказать, что со звоном благость приходит в душу каждого.
Блаженный Леонид Константинович. На Руси слово «блаженный» употреблялось и в другом значении, как синоним слова «юродивый». Юро́дство (от ст.-слав. оуродъ, юродъ[1] — «дурак, безумный»[2]) — намеренное старание казаться глупым, безумным.
11 апреля, 10:54 | Ответить
Серый
пол страны нищих, людям банально есть нечего, я посмотрел бы что у него было на уме, поживи он на прожиточный минимум пару лет
02 апреля, 17:45 | Ответить
Булочка с корицей
Полежаев - !
23 марта, 16:46 | Ответить
Егор
Леонид Константинович - ярый продолжатель дела своих однопартийцев из КПСС.
Те разрушили надземную часть Воскресенского собора под вопли о "моральном кодексе строителя коммунизма".
Этот - с большевистским наскоком добьёт подземную часть, ту, что ещё осталась, под причитания об озабоченности нравственностью и моралью.


23 марта, 16:37 | Ответить
юльчик
Вот пусть сам и скидывается,наверно деньги стали заканчиваться,и подумал,а что бы мне такое построить ,чтоб мне денюшку дали,построю за 3 рубля ,а соберу 1000
23 марта, 14:03 | Ответить
Омич
Деньги стали заканчиваться? Не беспокойтесь, его деньгами можно завершить строительство Омского метро, Красногорского гидроузла, вытащить из долговой ямы и восстановить "Мостовик" и т.д.. Но в остальном Вы правы.
01 апреля, 14:03 | Ответить
пенсионер
я предлогаю полежаеву дать пенсию 6 тысячь и посмотреть как он запоет.
23 марта, 14:58 | Ответить
бизнесмен
Это с какого такого перепугу вы решили дать ему пенсию в 6 тысяч рублей? Человек отдал жизнь для развития области - он должен получать достойное содержание на пенсии.
23 марта, 17:01 | Ответить
Омич
Не отдал
01 апреля, 14:05 | Ответить
омич
Прямо диву даюсь. Оставил после себя выжженное поле, всех талантливых или просто способных управленцев и деятелей из других областей повыталкивал, оставил воров и слепых исполнителей, типа мэра Двораковского, а теперь ему омичи плохие. Сам-то себя к омичам не причисляет, судя по речам. Или он все свои 20 лет богом здесь работал и не видел, что его паства неразумная творит?
23 марта, 12:20 | Ответить
омич
Как-то быстро ЛКП проскочил мимо житейской мудрости пожилого человека в маразм брюзжащего старика, который уже и позабыл, что сам в Омске накосорезил.
23 марта, 12:14 | Ответить
Аргента
Фома - в свисток и ушел. А теперь художественному свисту посвящаются "умные" статьи.
23 марта, 11:23 | Ответить
Фома
"Мы строили метро, вели подготовительные работы по аэропорту, гидроузлу..."
Отчитаться о результатах работы у ЛКП - желания нет?
Что сделано и сколько денег за это заплачено...
И, заодно - что там с "Планом Полежаева"?
Выполнен он, перевыполнен или весь ушёл "в свисток"...
23 марта, 11:03 | Ответить
киви
Ну, на несведущих и молодых этот феерический опус еще может произвести впечатление. Но не на меня. Итак, по пунктам поехали:
1. "С одной стороны — архив ФСБ, с другой — дом бывших партийных чиновников, с третьей — остатки каторги..." - Дом по Спартаковской, 3 - для работников ремзавода Омскэнерго, строился хозспособом частично из кирпича собора. Собственно каторга - это острог на месте медицинского училища. Остальное пространство - это просто крепость, место службы военных, которых Полежаев, надеюсь, уважает.
2. "Археологам нужно прикоснуться к бюджету, вот, они и кричат на весь город, привлекая внимание СМИ. Ясно, что искать там нечего. Это же не Мамаево побоище". - Типичная речь воинственного дилетанта, которому наука мешает. ДО собора там были слободы, а может и стоянка времени неолита.
3." А вы слышали настоящий голос Успенского собора? Когда участвуют все колокола… Я слышал один раз — на открытии храма. А потом, видимо, попов попросили не звенеть, не мешать мыслительному процессу органов, работающих по соседству." - Храм выстроили в 2007 году и с тех пор, по словам ЛКП, колокола слабо звонили. Ну, ему виднее, ведь до 2012 года он сам работал в здании напротив, руководил мыслительным процессом.)))
4. "Так и жители Спартаковской. Мне известно, что за люди там живут, впрочем, как и во всем Центральном округе, — носители советской идеологии. Я неприятные вещи говорю?" - Не неприятные, а просто глупые. Тут даже комментарии не нужны.
5. "У меня не было возможности находится в кругу истинно верующих людей, чтобы я мог многое у них перенимать". - А тесное 20-летнее общение с Владыкой Феодосием не в счет? Кстати, Вера живет именно в Душе, а не в голове.
6. "Мы замышляли этот собор с Шишовым. Я никакого другого подрядчика не имел в виду. Хотели использовать ту же схему, как и при восстановлении Успенского собора. Проект начал делать и финансировать Шишов". - Это верно. Конкурс на проект выиграла Томская организация, а Шишов вырвал эту работу уже из желудка. Очень, очень нравственно все началось!.
7. "Почему бы и городу что-то не построить? Они хоть что-нибудь здесь сделали, кроме конторы своей и футбольного ангара?" - В 2010-11 гг. Шрейдер сделал двое ворот и денежную кладовую. Не безупречно, но сделал. Выторговал часть территории Омскэнерго, и сделал бульвар к Омским воротам.
8. "В 90-е годы, еще при мэре Рощупкине, я начал ему говорить, мол, надо бы восстановить этот собор, раз он тут был. Отыскал в архивах фотографии… Он как-то в ответ ежился-ежился, а потом — бац, и сделал на этом месте бассейн. И оленя туда поставил". - Бассейн с оленем сделаны в середине 1960-х годов. РОщупкин делал только фонтанчик.
9. "Как можно было оставить деревню в центре Омска — все эти Амурские, Северные, трущобы в Старом Кировске — и начать строить сначала городок Нефтяников, а затем другой город на Левом берегу? И тем самым разорвать это целостное городское пространство. Раскатали блин по всему Прииртышью" - Городок Нефтяников строился при заводе. ЛКП желал бы видеть нефтезавод поближе к центру города? )))
10. "Все сегодняшние беды города исходят из 70-х годов прошлого века. Никто не хотел заглянуть хотя бы на 50 лет вперед и представить себе, а сколько будет стоить омичам содержание этого города". - Сам-то понял, что сказал? В 1970-е годы город рос численно и вширь. Омские налоги позволяли город содержать! Никто не мог предвидеть, что через 50 лет будет капитализм и высасывание налогов из города-колонии.
11. "Вы создали город для заводов, а не для людей. " - Да, МЫ создали и город, и заводы, на которых работали ЛЮДИ и создавали славу. И не решайте за людей, что им нужно. Сытый голодного не разумеет.
23 марта, 10:44 | Ответить
Игорь Зав
Папа жжостик
23 марта, 08:42 | Ответить
кобах
[Комментарий удален]
Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Пять фактов о неосознанном музыкальном плагиате, вошедших в историю.

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Музыканты группы «АлоэВера» рассказали «Классу» о ценителях винила, самой популярной песне и ненависти к собственным клипам.

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Сегодня в прокат выходит новый фильм о войне. Режиссером кинокартины стал омич Ким Дружинин (совместно с Андреем Шальопа). Премьера на больших экранах совпала с 32-м днем рождения кинематографиста-земляка, но сам ...

Будь мужиком!

Будь мужиком!

Тот, кто считает ноябрь самым скучным месяцем, просто не читал нашего проекта. В честь Всемирного дня мужчин мы запускаем «Брутальный сезон» и делимся горячими спецпредложениями от известных омских ...

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

«Класс» пробежался по инстаграмам омичей и выяснил, какое оно — омское зазеркалье.

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Лофт, самокаты и баблы. О том, каким был ежегодный фестиваль «НОЯБРЬ», — в нашем репортаже.

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)Фото

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)

По случаю Дня матери мы узнали, о чем грустят и смеются мамы губернатора Виктора Назарова, предпринимательницы Екатерины Вахрушевой, дизайнера Анны Долганевой, ресторатора Юрия Чащина и других успешных людей.

Маме привет от «Нового Омска» (фото)Фото

Маме привет от «Нового Омска» (фото)

Раз в году, в День матери, корреспонденты «Нового Омска» воспользовались служебным положением и передали привет своим мамам через сайт. Ведь в погоне за лидерством мы не всегда уделяем им должное ...

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО) Видео

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО)

«Новый Омск» посмотрел, как проходили капустники в зале заседаний, и оценил таланты депутатов Госдумы РФ.

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Я бы запретила его показывать, написала бы: «Беременным вход строго воспрещен». После фильма хочется уйти в монастырь»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Лучшие независимые музыкальные проекты, ротирующиеся в эфире омского некоммерческого интернет-радио. Все, что вы могли пропустит за пять лет вещания.

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

Рассказываем, где, когда и что можно будет посмотреть.

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

«Класс» узнал, с чего сегодня начинается путь из Омска на Первый канал.

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

«Новый Омск» прошерстил профильные сайты и обнаружил, что есть еще роскошь в гаражах — даже перед столицей не стыдно.

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

О фестивале «Нашествие», многокилометровом трипе по России и уничтоженных черновиках — в нашем интервью.