Ваш Ореол

Ваш Ореол

06 апреля 2016 12.00Спецпроекты

Как казачка из Китая вернулась в СССР

О судьбе жительницы Черлака Марии Тихонюк можно смело снимать фильм.

Как казачка из Китая вернулась в СССР

В нём будут и путешествия, и приключения, и любовь, и ненависть, и лютая несправедливость, и крепкая вера - столько всего вместила в себя непростая история её семьи.

Совсем немного остаётся Марии Николаевне Тихонюк до 80-летия, а она всё похожа на девочку: маленькая, изящная, с крошечной - золушкиной - ножкой. В Черлаке, где живёт, её называют «китаянка». Она только усмехается:

- По отцу я японка, по матери - русская. А Китай всю жизнь перевернул…

На границе Российской империи

В середине XIX века её предки-казаки по царскому повелению отправились на Дальний Восток, ещё недавно входивший в состав китайской Маньчжурии, укреплять новые рубежи Российской империи. Переселялись с родного приволья на чужие сопки неохотно. Но куда деваться? Казаки - люди служивые! Обосновывались на новом месте тяжело. Мужчины стерегли границу. Бабы и ребятишки обрабатывали землю, вели хозяйство.

- Думали, на несколько лет, а оказалось - на целую жизнь. Мама моя родилась по пути туда, а в Россию вернулась, когда ей было уже 50, - рассказывает Мария Николаевна. - Сама-то я появилась на свет гораздо позже, но она и бабушка мне много чего поведали. Говорили, что перебивались казачьи семьи с воды на квас, выживали как могли, но веру в царя и Отечество не теряли. Бабушка уж шибко хвалила государя за то, что на первую Пасху на чужбине им всем от его имени по куличику раздали. А он-то про них больше и не вспоминал. Особенно - как железную дорогу построили.

За японца сосватал батюшка

Именно Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) и помогла переселенцам развернуться, окрепнуть. Вокруг неё строились станционные здания, жильё, возникали заводы. Одной из первых построили школу. Но ещё раньше - православный храм.

- Служивший в нём батюшка и матушка его и сосватали мою маму, когда ей только-только 18 исполнилось. Приехавший на строительство дороги японец Иноуэ - мой отец - был на 25 лет её старше, но обходительный, грамотный, состоятельный. Мама покорилась. И не прогадала.

Иноуэ увёз молодую жену на север Китая, в город Цицикар, где у него была своя лесопилка. Жили в особняке, раскатывали на извозчике, посещали дорогие рестораны, вели светскую жизнь. Ездили и в Японию.

- Даже радио у них было и фотокамера - страшная роскошь для того времени, - вспоминает Мария Николаевна. - Через семь лет родилась я. А вскоре отец умер, особняк испарился, средств к существованию не стало. Родственники отца поначалу помогали, а потом стали требовать у матери: отдай девочку, ты молодая, родишь ещё. Мать испугалась, что отберут, схватила меня и уехала опять на КВЖД, в город Хайлар, где было много наших казаков, которые сбежали туда из советской России от раскулачивания.

Схватил «сладенькое» - и в клочья…

Хайлар тогда уже был под японской оккупацией.

- Брат мой двоюродный, он много меня старше, хотел перейти границу на советскую сторону, так мать его, тётю Марфу, обвинили в пособничестве за то, что сыну в дорогу сухарей насушила. Японцы заливали ей в рот воду, клали на ноги доску и прыгали на ней впятером. Ноги отбили так, что она потом всю жизнь ползком передвигалась. И всё время выла - то ли от физической боли, то ли от душевной. Говорят, целыми семьями народ вырезали. Звери!

О том, как шла Великая Отечественная война, «русские китайцы» толком не знали - вестей с Родины практически не поступало.

Подробности дошли до них уже потом, когда, одолев Гитлера, советские войска взялись за их союзников японцев.

- Наши их быстро усмирили, хотя готовились те тщательно, - вспоминает Мария Николаевна. - Строили оборонительные укрепления, склады с боеприпасами и продуктами. Когда отступали, подорвали всё, чтобы русским не досталось. А ещё наложили везде тротиловых шашек. Они на вид - как мыло. Сколько же простого люда на них подорвалось! А ещё какая-то взрывчатка была на сахар похожая. На моих глазах соседский мальчишка лет семи схватил «сладенькое» - и в клочья…

«Хоть и боялись, а всё равно тосковали»

- После освобождения в Хайларе открыли русскоязычную школу, я там семь классов окончила. Главные науки для девочек - шитьё, вышивка, кулинария, три языка, музыка. Китайского не преподавали, я его и не знала никогда, разве что выругаться и могу, - улыбается Мария Николаевна. - Был у нас свой клуб, в который иногда и китайские парни захаживали посмотреть, как мы танцуем. Но женихов мы выбирали из своих, из русских. Я увлеклась шитьём: с 15-ти лет мастерила платья, к ним - туфельки, сумочки. Мать снова вышла замуж. Отчим, он по матери русский, а по отцу - китаец, пилил лес, токарил, слесарил, заготавливал рыбу, ходил по тайге охотником-промысловиком: добывал куницу, белку в глаз бил. Жизнь, пусть и трудно, но как-то налаживалась.

Во второй половине 1950-х годов советское правительство разрешило невольным изгнанникам вернуться домой. Но только тем, кто сможет подтвердить свою благонадёжность, что сделать было крайне трудно. Многие решили не рисковать и из страха перед лагерями отправились в Австралию, Палестину, Турцию, на Филиппины, в Бразилию, Боливию, Парагвай, Аргентину.

«Какие медали? И паспортов-то не дали!»

- А мы домой сильно хотели, натерпелись без Родины, - утирает слёзы Мария Николаевна. - С собой разрешили взять только то, что сможем унести. В вагоне для скота, сначала - в китайском, потом - в русском, отправили нас в сторону Казахстана, где как раз в те годы начиналось освоение целины. Высадили по дороге, в Черлакском районе Омской области. Стали поднимать совхоз «Медет».

Здесь и стар и млад работали от зари до зари, невзирая на ветра, морозы, дожди и зной. Многие болели, умирали. При этом покорителями целины «русские китайцы» не считались, они лишь готовили плацдарм для будущих «настоящих целинников-комсомольцев». Медали? Какие там медали! Даже паспортов так и не выдали, хотя со временем и разрешили уехать.

- А куда уедешь без документов?! Остались… - говорит Мария Николаевна. - Отчима приняли в совхоз - рабочие руки сильно нужны были. Да не просто рабочие. Мастеровые! Ему что крышу покрыть, что ведро из жести согнуть - всё было по силам. Недаром две крови в нём слились. Не очень грамотный, но терпеливый и выносливый, как китаец. А землю, охоту, рыбалку любил, как русский. Всеми сельскими специальностями владел. На комбайне в уборочную такие результаты показывал, что директор совхоза его к ордену Ленина представлял. Только не дали высокой награды китайскому подданному. А он никак не мог избавиться от китайского гражданства. Без малого 20 лет писал в посольство КНР, но всегда получал отказ. А в 1975 году после уборки выпил крепко, начеркал на китайском паспорте матерные слова, высморкался в него и отправил в посольство. Протрезвев, сложил в мешок бельё, сухарей насушил - приготовился в тюрьму идти. И вдруг ему выдали советский паспорт. От радости мама тогда пела, а он на балалайке играл… Они же боялись всю жизнь. Мать от этого страха так и не оправилась. Работала сторожем в свинарнике, хотя могла преподавать в школе литературу, музыку, английский, французский, немецкий языки. Но всё старалась быть незаметной - от греха подальше. Только перчатку кружевную, с молодости сохранённую, в кармане фуфайки всегда носила в носовой платочек завёрнутую, всё к себе прижимала...

Просто Мария

Сама Мария Николаевна почти 30 лет проработала портнихой в местном комбинате бытовых услуг. Здесь, в Черлакском районе, встретила будущего мужа - Николая Ивановича Тихонюка, механизатора-передовика. За 50 совместно прожитых лет вырастили троих сыновей, построили дом.

- А в Китае я с тех пор не была. И не хочу. Вдруг что случится - и не разрешат назад домой вернуться? Страшно жить без Родины… - признаётся она.

Материал был опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ»

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Староста
У меня родители тоже из Китая приехали. Таких историй можно тысячи насобирать. И над всеми можно плакать. Читала и вспоминала как моя мама рассказывала и о японцах, и о китайцах и о казаках. Она ведь у меня забайкальская казачка. Бабушка бежала в Китай совсем мальнькая 10 лет вместе со своими родителями.
07 апреля, 19:32 | Ответить
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.