Деловой Омск

Деловой Омск

30 июля 2014 03.52Статьи

Андрей Гисс: «Ипподром себя не окупает»

Президент Федерации конного спорта Омской области Андрей Гисс рассказал «ДО» о том, имеет ли Омский ипподром, которому уже почти 130 лет, перспективы для развития и можно ли у нас заработать на конном спорте.

Андрей Гисс: «Ипподром себя не окупает»

В Омске 19-20 июля состоялся Всероссийский конный фестиваль, на котором генеральный директор ОАО «Российские ипподромы» Николай Исаков сообщил о планах создать в Омске большой современный конноспортивный комплекс. Как сообщалось, строительство должно начаться в 2015 году. Стали ли известны детали этого проекта?

— Соглашение находится на рассмотрении в правительстве области, создается рабочая группа по этому вопросу. Пока это все, что мне известно.

Комплекс сможет разместиться на базе существующего ипподрома или будет подыскиваться новая площадка?

— Мое мнение как президента Федерации конного спорта Омской области — новое место для ипподрома выбирать не нужно. Он должен остаться там, где находится сейчас. Если комплекс будет масштабным и его решат вынести на новую площадку, то на это потребуются очень большие средства. При реконструкции же существующего ипподрома это будут совершенно другие деньги.

Я пока не знаю, что они хотят иметь в этом комплексе. Крытые манежи с административными зданиями, ресторанами, кафе и гостиницей — это один вариант. Если же собираются просто провести реконструкцию, построить новые конюшни и реконструировать дорожку, то и средства в проект можно будет закладывать другие.

Плюс нужно провести исследовательские работы, проектирование, заменить коммуникации... Сейчас говорить о конкретных цифрах преждевременно.

Если это все же будет грандиозный проект, как озвучивалось — конноспортивный комплекс с центром иппотерапии, школой верховой езды, тренировочным центром, современной ветеринарной клиникой и центром селекции, то его можно будет разместить на существующей территории на улице Панфилова?

— Это возможно.

А варианты реконструкции вы просчитывали?

— Я вижу несколько вариантов реконструкции. Во-первых, дорожка должна быть всесезонной, то есть ее нужно реконструировать. Пока зимой мы выживаем, как можем. К примеру, в последние годы организовываем автогонки.

Второй момент — сегодня к нам приходит столько зрителей, что мы не можем их разместить. Вместительность трибуны — 400 человек. А зрителей к нам на праздник и в этом году, и в прошлом приходило полторы-две тысячи человек. Трибуну нужно увеличить.

Третий момент, который я вижу, — это реконструкция конюшен и увеличение поголовья лошадей. В Европе, к примеру, в Финляндии, тоже небольшие территории — как у нас. И нам нужно строить двухэтажные конюшни с пандусами. Появятся новые конюшни, тогда проблема будет решена — можно будет увеличить поголовье до 200 лошадей. А сегодня их 100.

И четвертая проблема — стояночные места для автотранспорта. Когда проходит мероприятие, у нас заполняются все улицы вокруг ипподрома. Выход из этого тоже есть — в Европе парковки располагаются внутри беговой дорожки. Для этого нужно сделать подземный проезд под самой дорожкой.

Затраты на эти 4 пункта минимальные, но можно получить максимальный эффект — ипподром станет компактным, уютным, а зрелищность и обзор не уменьшатся.

Но пока это только мое мнение. Принимать решение будут «Газпром» как возможный спонсор, ОАО «Российские ипподромы» и правительство Омской области. Для этого есть новая социальная программа, утвержденная в «Газпроме», а председателем совета директоров «Рос-ипподромов» является глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер.

Кстати, в генплане Омска ипподрома здесь быть не должно. Для него предлагалась новая площадка практически за городом.

— Если мы вынесем ипподром за черту города — зрителей и публики не будет. Смотреть бега и скачки за город никто не поедет.

И я настаиваю на том, что ипподром должен находиться на старом месте еще по одной причине. Объектов, которым за 100 лет, у нас в городе совсем немного. А ипподрому в год 300-летия Омска будет 130 лет. И все это время он расположен на одном месте.

Кстати, мне было всего 8 лет, когда я первый раз выступал на скачках на Омском ипподроме. Тогда здесь еще были старинные двухэтажные трибуны, и приходило гораздо больше людей. В то время было больше азарта, работал тотализатор, а в годы «сухого закона» на ипподроме даже можно было выпить кружку пива. Раньше здесь была совсем другая атмосфера.

За счет каких средств существует ипподром сегодня?

— Статья доходов у нас только одна — коневладельцы. Ипподром жил и будет жить за счет фанатов своего дела, вкладывающих деньги в лошадей и, соответственно, в ипподром.

Последние 3 года в Омский ипподром никто ничего не вкладывает — ни правительство области, ни «Российские ипподромы», ни «Газпром» или какие-то федеральные структуры.

Его можно сделать коммерчески успешным предприятием или он всегда будет существовать на деньги спонсоров или государства?

— В европейских странах, где занимаются конным спортом, основной поток денежных средств — это тотализатор. Если правительство Российской Федерации все-таки примет закон о тотализаторе, то у ипподрома может появиться шанс стать самоокупаемым.

Без тотализатора ипподром — не ипподром. Причем тотализатор должен быть связан единой системой по России, а также с заграницей, тогда будет результат. В Госдуме рассматривался вопрос о разрешении принимать ставки «Российским ипподромам», которые объединяют 27 государственных ипподромов России. А пока у нас ставок не делают — это противозаконно.

Но я глубоко сомневаюсь, что тотализатор решит все наши проблемы. Чтобы ипподром стал прибыльным, нужен целый «соцпакет», то есть бега и скачки, сам конный спорт должны быть сопутствующими чему-то. Доход могут приносить ресторан, гостиница и другие коммерческие объекты. В совокупности с коневладельцами, спонсорами и рекламой весь комплекс этой индустрии будет рентабельным.

Одни лошади никогда не были и не будут самоокупаемыми. Ведь и сельское хозяйство у нас все время жило на дотациях, а лошади тоже относятся к этой отрасли.

Что касается терминологии, то бега и скачки на ипподроме — это испытание лошадей на выносливость, а собственно конный спорт — это конкур, выездка и троеборье. И, как любой вид профессионального спорта, он тоже не может быть самоокупаемым. А на международный уровень, где большие призовые фонды, отсюда прорваться очень сложно и затратно.

Сколько стоит содержание одной лошади в год?

— В нашем регионе — в среднем 8 тыс. рублей. По сути, это не так дорого. Стоянка автомобиля обходится в месяц в 2-2,5 тыс. рублей. А здесь — живое существо. На эти деньги за ним ухаживают, кормят его, лечат.

А продажа билетов приносит какой-то доход?

— Билет стоит 50 рублей. Но денег с их продажи хватает лишь на зарплату уборщику и дворнику. А ведь зимой мы не работаем — сезон длится с июня по октябрь. То есть на билетах заработать невозможно.

Не только конный спорт, но и любой бизнес, любая работа держатся на личностях, на людях. Сегодня все коневладельцы и спонсоры — мои близкие друзья и товарищи. И говорить о каких-то оборотах здесь трудно.

Основной доход ипподрому дает стоянка лошадей — коневладельцы платят, чтобы за их лошадьми ухаживали. У нас на ипподроме содержание лошади стоит 6,4 тыс. рублей. Но даже если у нас будут стоять 100 голов (а такой полной загрузки никогда не было), то это — 640 тысяч. Сейчас на содержании и испытании у нас — 65 лошадей.

Затратную часть составляют зарплаты и коммунальные услуги. Только за тепло мы платим в месяц 90 тыс. рублей, за электричество — 50-60 тысяч. Так что в лучшем случае выходим на ноль.

Мы сегодня дышим, существуем, но сказать, что мы — рентабельное предприятие, я не могу.

И еще не разрешилась ситуация с нашим вхождением в акционерное общество, с принятием статуса филиала «Росипподромов».

Но ведь в конце 2013 года сообщалось, что ипподром уже приватизировали, а все имущество бывшей Государственной заводской конюшни (ГЗК) «Омская» было передано ОАО «Российские ипподромы»...

— В 2011 году вышел указ президента о ликвидации всех ФГУ ГЗК. Их имущественные комплексы должны были передать в казну Российской Федерации, а оттуда — во вновь созданную организацию ОАО «Российские ипподромы». Но на этом все и остановилось.

На мой взгляд, каждый ипподром должен получить в этой структуре свой юридический статус — отделения, управления или филиала. Пока такого статуса у нас нет. Да, СМИ сообщали, что председателя совета директоров ЗАО «Русь» Николая Афанасьева предлагали на должность директора Омского ипподрома, а меня уволили или назначили и. о. директора. Но это не так — такой структуры просто нет.

Официально я — президент Федерации конного спорта Омской области. Уже 3 года я не работаю директором Омского ипподрома, а до этого был директором ФГУ «Государственная заводская конюшня Омская с ипподромом».

То есть сейчас вы работаете на общественных началах?

— По большому счету, да. Можно сказать, мы (наш коллектив) сохраняем имущественный комплекс, принадлежавший казне Российской Федерации и частично «Российским ипподромам». Но не являемся их работниками.

Как ожидается, 1 октября все же будет создано управление «Российских ипподромов» в городе Омске.

Вы развиваете также собственное хозяйство и ипподром в Омском районе?

— Сегодня мое личное хозяйство — это конноспортивная база, где базируется БУ «Центр конного спорта и современного пятиборья». Здесь спортсмены и инструкторы занимаются именно конным спортом. Базе был придан этот статус 3 года назад, и мы имеем право проводить всероссийские соревнования по конкуру. Такой статус, между прочим, имеют сегодня только 4 базы в России — в Москве, Омске, Петербурге и Ханты-Мансийске.

С 9 по 11 июля у нас прошли Всероссийские соревнования по преодолению препятствий «Омский конкур» на Кубок губернатора Омской области. И наши спортсмены, среди которых мой сын Артем Гисс, выступавший в категории «Дети», завоевали много медалей. Общекомандный кубок также остался в Омской области.

Теперь 30-31 июля будут проводиться всероссийские соревнования и отборочный турнир на этап Кубка мира.

На каких условиях размещается у вас бюджетное учреждение?

— Область не готова была вкладывать средства в покупку лошадей, обмундирования и в строительство базы. Но конный спорт нужно было продвигать, поэтому я выступил с предложением и свою личную базу передал в безвозмездное пользование бюджетному учреждению. Своих лошадей, принадлежащих мне и моей супруге, мы также передали центру.

Задача Федерации конного спорта — обеспечить около 70% кормовой базы, проведение выездных соревнований и организацию мероприятий. Задачи бюджетного учреждения — формировать фонд заработной платы и оплачивать коммунальные услуги. Это приемлемые условия для всех.

Таких конезаводчиков, как вы, у нас в регионе много?

— Вообще конезаводчиков в Омской области немало. Но у каждого свое направление, кто-то занимается мясным поголовьем лошадей. Именно конным спортом, куда входят олимпийские виды — конкур, троеборье, выездка, — кроме меня вряд ли кто-то увлекается. А бегами и скачками занимаются многие, начиная от конезавода в Марьяновке и заканчивая коневладельцами — физическими лицами и фермерскими хозяйствами.

Что за люди в Омске владеют племенными лошадьми? Есть среди них бизнесмены?

— Среди людей, занимающихся лошадьми, есть и чиновники, и сотрудники правоохранительных органов, и бизнесмены, и фермеры. Сегодня развитие конной индустрии на серьезном уровне, лошадьми увлекаются многие, начиная с президента. Есть лошадь и у Алексея Миллера, 12 июня она выиграла в Москве один из призов на Кубке президента. А у меня есть и такие знакомые, которые не умеют ездить на лошади, но держат ее, потому что душой тяготеют к ней, как к родному ребенку.

Справка

О персоне:

Андрей Гисс родился в 1971 году в селе Дружино Омского района.

После 8-го класса школы поступил в Хреновской техникум в Воронежской области, по окончании которого вернулся в Дружино, где стал работать тренером.

В 1989 году закончил спортивную карьеру и начал заниматься бизнесом.

В 2003 году решил вернуться к коневодству и вместе с компаньоном выкупил в Дружино конноспортивную конюшню (в 2006 году она была продана).

В 2005 году купил хозяйство в Омском районе и создал конноспортивную базу, которая работает до сих пор.

О предприятии:

ФГУ «Государственная заводская конюшня Омская с ипподромом» как юридическое лицо было ликвидировано в 2012 году распоряжением правительства РФ. В 2013 году все имущество было передано ОАО «Российские ипподромы», организованному на базе ФГУП «Центральный Московский ипподром».

Цена имущества Омского ипподрома (двух земельных участков площадью 75,7 тыс. кв. метров на улице Панфилова, 1 в Омске и 890,6 тыс. кв. метров в границах Иртышского сельского поселения Омского района, а также трибун, ограждения и т. д.) составила 26,9 млн рублей.

Ранее были приватизированы 2 земельных участка площадью 9,1 тыс. и 11,2 тыс. кв. метров на улице Панфилова, 1, административное здание и 3 конюшни общей стоимостью 15,5 млн рублей.

Алексей Пантелеев 

Фото: Вадим Харламов  

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №28 (032) 29 июля

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

В Омской области стартовала прививочная кампания против гриппа. Замминистра здравоохранения Ольга Богданова и начальник отдела эпидемиологического надзора регионального управления Роспотребнадзора Марина Вайтович ...

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.