Класс

Класс

06 мая 2016 16.26Интервью

Борис Гуц: «Мы живем в обществе самовыраженцев»

В конкурсной программе фестиваля «Движение» впервые поучаствовала картина омского режиссера «Арбузные корки». Несколько лет назад ее автор Борис Гуц переехал в Москву получать специализированное образование на «Высших Курсах сценаристов и режиссеров». Как оказалось, не зря — обучение и работа в столице помогли Борис Гуцу снять дебютный полнометражный фильм. Борис рассказал «Классу» о своей картине, а также объяснил, почему в Омске невозможно снять качественное игровое кино.

Борис Гуц: «Мы живем в обществе самовыраженцев»

Вадим Харламов

Борис, на фестивале «Движение» состоялся первый публичный показ «Арбузных корок». Как считаете, зрители приняли вашу картину?

— Реакция на фильм очень разная. Кто-то восхищается, кто-то плюется, пишет злобные комментарии в интернете, что фильм ерунда, очень скучный и в нем нет смысла. Это нормально, у каждого кино своя зрительская аудитория. У меня нет цели быть любимым всеми, как гривенник или как… Путин. Кого сейчас все любят? Да и он не всем нравится. Что уж тогда говорить про Бориса Гуца и его фильм «Арбузные корки»?

Я думаю, что многие люди ожидали от фильма чего-то другого. Симпатичные ребята, солнце, пляж… Само название ассоциируется с чем-то летним. А получили драму, в которой много внимания уделяется человеческим комплексам, проблемам во взаимоотношениях, бездуховности…

— Одна из целей этого фильма — немного выбить зрителя из колеи. Оставить ощущение чего-то неудобного, неприятного, расколоть розовые очки. Бить в набат и читать нравоучения я не собирался. Я понимаю, что кино не может изменить мир или даже что-то в человеке. Но оно может побудить его задуматься о своей жизни хотя бы на пару часов.

В одном из диалогов в фильме всплывает образ красивого аппетитного арбуза, внутри которого оказываются черви. Судя по всему, эта метафора указывает на проблемы современного общества?

— Да, в фильме много говорится о противоречии внешнего и того, что есть на самом деле. Мы видим в тех же соцсетях успешных людей, которые живут красивой жизнью. Сложно подумать, что такие прекрасные персонажи могут ругаться матом или делать что-то непотребное. Есть такая одиозная личность Лена Климова — автор проекта «Дети 404». Она занимается вопросами ЛГБТ и получает много гневных сообщений в соцсети «ВКонтакте». У нее существует подборка фотографий, изображающих очень симпатичных людей, а на фото — то, что они ей пишут. Вроде все такие милые и добрые, а матерятся, желают ей что-то вроде «Страшная коза, сдохни!» Фильм «Арбузные корки» о том же — о злости, равнодушии, глухоте.

Люди не слышат друг друга, и это становится нормой. Также как и выплескивание своих негативных эмоций, раздражения, неприятия чего-либо. В эпоху интернета уже стало нормой повсюду высказывать свое мнение. Бывает, человек непонятно где живет и что делает, сам по себе — ноль без палочки, но зато считает возможным написать гадкий коммент на фото какой-нибудь девочки с лишними килограммами, которая снялась обнаженной. Его мнение никто не спрашивал, но он все равно его выскажет. Также никто не просит, например, рецензию на фильм «Арбузные корки», но человек пишет. Ему не платят за это, вряд ли кто-то ждет от него этого, но он делает.

Судя по всему, люди таким образом самовыражаются…

— Ну да, общество самовыраженцев.

Борис, что касается откровенных сцен и нецензурной лексики, используемых в фильме. Они тоже были необходимы, чтобы «выбить зрителя из колеи»?

— Мне кажется, что у нас визуально получилось все довольно сахарно. Никто никого не бьет по лицу, не насилует, не колется. Нет всех этих атрибутов, за который не любят русский арт-хаус. Есть некая чернушность, но она, скорее, присутствует в лексике. В «Арбузных корках» мы ничего такого не показываем. Зачем? И так все про все знают.

Правда ли, что деньги на «Арбузные корки» были собраны с помощью краудфандинга?

— Краудфандинг у нас не получился, всю сумму с помощью него мы не собрали. Но сделали попытку, она все равно принесла пользу. По крайней мере, это была дополнительная реклама проекта. Я хорошо понимаю, что в наше тяжелое кризисное время поддержать малобюджетное независимое кино дебютанта — сумасшедшая идея. Поэтому часть денег на фильм была заработана мной, где-то нам помогли спонсоры. Например, компания «Форд» бесплатно предоставила машину. Если бы мы брали ее в аренду, это вылетело бы еще в треть всего бюджета.

Сколько всего было затрачено на создание фильма?

— Бюджет «Арбузных корок» — один миллион рублей. На самом деле, такой фильм стоил бы миллиона три, если бы не была проведена определенная продюсерская работа. Основная часть бюджета ушла на зарплату съемочной группы и аренду техники. Также было много потрачено на постпродакшен и цветокоррекцию. Одна из самых значительных статей расхода — аренда камеры. Поэтому мы провели серьезную подготовительную работу. Когда вышли на съемки, все уже знали, что делать, куда вставать и т. д. Таким образом, мы отсняли ленту в рекордные сроки — за одну неделю — и без потери качества.

Какова дальнейшая судьба «Арбузных корок»?

— Будем несколько месяцев ездить по фестивалям, в том числе и западным. Сейчас уже подаем заявки на участие. После этого планируем заниматься прокатом или телепремьерой. Потом фильм выйдет в интернет. Ведь наша задача — в том, чтобы его посмотрело как можно больше людей. Многие сейчас принципиально не ходят в кино, поэтому ждут выхода фильма на торрентах. И они дождутся, но не раньше осени.

Бюджет «Арбузных корок» — один миллион рублей.

Борис, как вы считаете, возможно ли создание хороших качественных фильмов в Омске? Или режиссеру все равно необходимо ехать для этого в столицу?

— На мой взгляд, кино в Омске возможно, но преимущественно документальное, так как оно требует меньше затрат киноиндустрии. Основная проблема Омска — в том, что здесь нет техники и людей. Если технику можно привезти или купить, то специалистов найти трудно. Кино — это же не только режиссер, оператор и актеры. Это еще масса других профессионалов. Например, тот же ассистент по реквизиту. Такие люди следят, чтобы все предметы в кадре были на своем месте, иначе возможны многочисленные «ляпы». Обычно такие специалисты — это опытные люди, которые работали на больших проектах.

Актеры — это отдельный разговор. В Омске есть прекрасные актеры, но они театральные, и многим из них не хватает навыков для работы на киносъемках. Так что проблема не в том, что в Омске не умеют творить режиссеры, а в отсутствии команды с опытом. Можно снимать, но, скорее всего, получится много ошибок профессионально-технического уровня.

Насколько я знаю, вы довольно рано начали заниматься режиссурой и даже делали некоторые проекты в Омске. Сложно было работать без профессиональной команды, которая есть у вас сейчас?

— В Омске я в основном занимался видеоартом и анимацией. С этими работами даже объездил много фестивалей. Особенно удачным проектом стала перекладная анимация «Третий лишний» по мотивам творчества Даниила Хармса. В 2006-2007 годах она была показана в Москве, Питере на биеннале современного искусства. В Омске я занимался анимацией, потому что не видел возможности работы в сфере кино. Для создания анимации нужно меньшее количество людей, чем для фильма. По сути, ее можно делать одному. Меня до поры до времени все это устраивало. А потом стало тесно, я понимал, что не аниматор, так как рисую не слишком хорошо. Да и гораздо интереснее было работать с людьми.

Для меня важнее не результат, а процесс — заниматься с утра до вечера кино и зарабатывать именно этим.

Борис, вы довольно последовательно развиваетесь в профессиональном плане. А есть ли какая-то конкретная цель, к которой вы стремитесь?

— Не скажу, что у меня какая-то конкретная цель — выиграть «Оскар» или «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском фестивале. Скорее, для меня важнее не результат, а процесс — заниматься с утра до вечера кино и зарабатывать именно этим. Я тот человек, про которого говорят: «Не могу не писать». На ближайшее время уже запланирована работа над новым фильмом. Конечно, это будет не блокбастер, но уже более масштабная картина, чем «Арбузные корки». Такой фильм, который я не смогу снять на свои деньги, сколько бы ни работал. Уже готов сценарий, надеюсь, что запустим проект в этом году.

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.