Деловой Омск

Деловой Омск

01 августа 2014 04.56Статьи

Санкции санкциями, «АгроОмск» по расписанию

Сразу три зарубежные компании заявились на «АгроОмск». Но выхлоп от участия в выставке слабый: за 12 лет ее работы ни одна иностранная фирма не продала на выставке ни одной единицы техники.

Санкции санкциями, «АгроОмск» по расписанию

В выставочном парке на пр. Королева 24 июля, сверкая тракторами и сеялками, смешивая ароматы шашлыка и меда, звеня толпой, развалился красавец «АгроОмск». Тысячи людей от сохи и другие, имеющие смутное представление, где у коровы титьки, вереницей плелись на выставку. Как на всяком празднике, людей обильно развлекали. То покажут в микроскоп семя племенного быка, то оденут в тапки, позволяющие чувствовать почву — будто ты рогатый скот.

Посетил выставку и губернатор Виктор Назаров. А как же? Прошел, как и в прошлом году, с интересом разглядывая экспонаты. Со сцены поздравил присутствующих с открытием выставки. Вслед за ним на сцену поднялись представители шведской фирмы ЗАО «ДеЛаваль» (бренд DeLaval) и омской ООО «Милком» (торговая марка «Лужайкино»). Тут же на сцене они показали пантомиму «Торжественное подписание соглашения о строительстве за 5 млн рублей роботизированного животноводческого комплекса», пожали руки и разошлись.

Шведы

Директор Восточного региона «ДеЛаваля» Эухенио Менендес чуть позже гордо рассказывал журналистам: мол, их роботизированная доильная установка — дверь в другой мир. За сутки одна установка способна подоить 60 голов скота — это новый уровень управления бизнесом.

«Это касается не только роботов, а также навигатора стада, — демонстрируя хороший русский, рассказывал иностранец. — Это ноу-хау!».
«Навигатор стада? — недоумевали журналисты. — Это взамен того парня с кнутом, что стережет коров?».

Менендес в ответ снисходительно улыбался: «Это аппарат-лаборатория, которая на уровне ферментов выявляет болезнь животного. Мы берем пробу молока и можем на самых ранних стадиях узнать о заболевании».

Еще я спросил его — почему он в России? Ведь Запад требует полной экономической блокады...

Менендес улыбнулся еще раз и рассказал, что сотрудничество с РФ ведется с 1993 года и вместе с нами DeLaval пережил кризисы 1998 и 2008 годов. Конечно, в связи с санкциями отношения Запада с Россией усложнились, но на сотрудничестве это не отражается. Проблема в другом.

«В России, в Омске, эмм… Обычному ветврачу будет тяжело работать с навигатором стада. Он привык лечить, а тут другая философия. Профилактика лучше, чем лечение. Сначала нужно поработать с людьми. Как говорят знающие люди, сделать революцию можно за одну ночь, но для смены менталитета понадобятся десятилетия», — доходчиво разъяснил Менендес.

Белорусы

Прямо напротив шведского DeLaval свои доильные залы выставила белорусская компания «Унибокс». Кто кроме шведа может больше рассказать о шведском роботе? Конечно, белорус.

«У шведов робот доит за день максимум 60 голов, — откровенничал консультант Александр Лапотко. — Производительность нашей «Карусели» — 320 голов в час. Если работать посменно, то можно подоить и пять, и шесть тысяч коров в сутки».

Еще Лапотко поставил в пику заморским конкурентам их же конкурентное преимущество — полностью автоматизированный рабочий процесс. На белорусской «Карусели» работает один человек, одевающий коровам стаканы (присоски) на вымя. И если вдруг дояр заметит у коровы какой-то дефект, то рисует на вымени знак, нажимает кнопку, и животное уходит в особый загон к ветврачу.

«А у них на роботах людей нема! — Улыбался белорус. — К тому же на всех роботах до 15% коров не приходит на дойку. Так вот у них каждое утро человек просматривает номера, кто приходил, а кто нет. Те, которые не приходили, записывай себе в блокнот либо бумагу, бери ешо одного человека, лези в загон и иши этих коров. А если их 100 в загоне? И они каждую загоняют, включают робота, и пошли следующую корову искать. Так я бы вам сказал: вот! (показывает на доильную карусель) Два часа — все коровы подоены».

Бывают такие «Карусели» на 40 и 80 мест. Со всеми опциями, включая кормовые установки, измельчители и прочее, «Карусель» стоит до 30 млн рублей. Да, дороже, чем у шведов. Зато философию менять не нужно.

Голландцы

Вторым соседом у DeLaval стояла голландская роботизированная доильная установка фирмы Lely. В России их представителями выступает «Союз-Агро», а на «АгроОмске» был инженер Александр Болотов.

Установка идентична шведской. Те же 60-70 голов подоенного скота в сутки за 6-10 млн рублей. Все, как говорил белорус: если корова по каким-то причинам сама не пришла доиться, то ее должен привести скотник. Когда я спросил инженера, в чем их конкурентное преимущество перед белорусами, он презрительно хмыкнул. Когда же речь зашла о шведах, то гордо сказал, что голландцы первыми придумали доильного робота — 22 года назад (шведский робот существует 18 лет).

«Там, у DeLaval, если стакан от вымени отстегивается, то падает. А здесь сразу затягивается. Если корова сбивает стакан, то при помощи 3D-камеры рука робота безошибочно находит вымя, и процесс возобновляется. Отсюда меньшее количество сбоев. Отличие именно в руке: у шведов много вращений у руки — так и эдак. А каждый элемент — это вероятность поломки. У «Лели» все проще. И у них корова должна заходить по лабиринту, зигзагами идти, а для животного это сложно. У нас просто прямо заходит», — рассказывал Александр Болотов.

Через 5 минут мы сошлись во мнении, что принципиальной разницы в европейских роботах нет. У одних шоколад наливается вертикально, у других — сверху вниз.

По сравнению с доильными иностранцами, посетившими «АгроОмск» впервые, старожилами выглядели представители «АГРО-Машинери» (южноафриканский бренд Barloworld), четвертый год подряд выставляющие комбайны. Оптимизм коллег они давно уже растеряли, разбили о серую глыбу действительности. И залили горьким дегтем все впечатление.

«На агровыставке выхлопа нет. Выставка — ни о чем. Выставляемся, чтоб просто показать, что мы есть, — сетовал коммерческий представитель «АГРО-Машинери» Александр Коробовцев. — Я вам скажу, за 12 лет ни одна иностранная фирма не продала на выставке ни одной единицы техники. Продают мелочевку: мед, лен, может быть, сеялки. Но ни одного приличного трактора никто не продал. Для нас это лишь маркетинговое мероприятие».

Да и санкции Запада, по мнению российских резидентов, существуют только в головах политиков. Пока есть спрос — будет предложение. Это рынок.

Владимир Червонящий

Фото: Станислав Клевако

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №28 (032) 29 июля

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.