Новый Омск

03 июня 2016 07.00Статьи

Госмаразм: Интересы предпринимателей приносятся в жертву статистике МЧС

Очередным гостем рубрики «Госмаразм» стал Олег Гордиенко, инженер по пожарной и промышленной безопасности птицефабрики «Сибирская». Он рассказывает о конфликте добросовестности и справедливости.

Госмаразм: Интересы предпринимателей приносятся в жертву статистике МЧС

Вадим Харламов

В Омской области в угоду статистике Госпожнадзора в жертву приносятся интересы предпринимателей. Складывается ощущение, что действует соревновательный принцип — кто больше зафиксирует «нарушений» у бизнеса в регионах СФО, тот и в выигрыше. Скажем, чтобы переплюнуть Новосибирскую область, омские инспекторы этой службы идут на проверку с четкой целью — во что бы то ни стало составить протокол об административном правонарушении, даже когда на предприятии неуклонно следуют закону. Спрашивается — кому это нужно? Поймите же, ведь за каждой цифрой в статистике стоят живые люди.

Тяжелое наследство

Когда пять лет назад я покинул это ведомство, такого абсурда там не было. Впрочем, давайте все по порядку. Сам я в прошлом сотрудник Госпожнадзора. Долгое время работал заместителем начальника отдела дознания и административной практики ГУ МЧС России по Омской области. Потом пенсия. А в мае 2015 года занял должность инженера по вопросам ГО и ЧС АО в «Птицефабрика «Сибирская», крупнейшего налогоплательщика в Омской области. Также в мою компетентность входит пожарная безопасность.

В наследство от моих предшественников я получил два предписания от сотрудников Госпожнадзора. Первое — режимного характера — 64 пункта нарушений, которые следовало устранить в течении полугода. Второе — 84 пункта, срок устранения — год, поскольку для этого требовались серьезные капиталовложения — более 3 млн рублей.

Естественно, я начал этим заниматься. К августу 2015 года в срок были устранены все пункты первого предписания. Инспектор составил акт, отметил, что замечаний нет.

По второму предписанию сложнее — необходимо было установить автоматическую пожарную сигнализацию на нескольких объектах, систему звукового оповещения людей о пожаре — а это почти четыре десятка отдельно стоящих зданий, всевозможных подсобных помещений, складов. Все сделали по закону: провели тендеры, заключили договоры, подготовили проекты, провели монтаж...

Стали готовиться к проверке. С марта 2016 года на нашем объекте начал работать инспектор. По всем пунктам не возникло вопросов, кроме одного. Камнем преткновения стал второй этаж в головном офисе. Здесь приемная и кабинет директора. Внутри него есть подсобные помещения — комната для умывания, комната отдыха. Из этих комнат идет путь на вторую пожарную эвакуационную лестницу.

Однако инспектору нужно статистику делать, вот он, извините, и «докопался» до этого кабинета, «высосав из пальца» административное правонарушение — якобы оно не соответствует противопожарным требованиям. Мол, нужно прорубать в стене дверной проем и делать под одного человека выход на наружную пожарную лестницу. Так эту проблему предлагает решать Госпожнадзор. Получается, что мы с моими бывшими коллегами одни и те же нормативные акты читаем по-разному.

Если я эту стену трону, у меня треть здания рухнет

Есть строительные нормы и правила (СНиП) 1970 года, по которым проектировалось это здание еще в 1977 году. Построено оно было в 1980-м. В этом же году был принят новый СНиП, но в силу он вступил только в 1982 году, после того как фабрика уже была сдана в эксплуатацию. То есть в соответствии со 123-ФЗ современные нормы не применимы к этому старому зданию. Да вы посмотрите кладку — какие еще современные требования? У меня кирпич прессованный, а не обожженный. Если я эту стену трону, у меня треть здания может разрушиться. Ведь фабрику строили решением съезда КПСС в кратчайшие сроки — кровь из носу.

Кроме того, чтобы вывести кабинет директора из-под удара, был специально заранее проведен пожарный аудит. Там все строго — специальная компания с соответствующей лицензией, входящая в реестр МЧС, с аттестованным экспертом по тендеру провела эту работу. В здании управления провели речевое звуковое оповещение плюс сделали пожарный водопровод. В итоге данное здание, как соответствующее требованиям пожарной безопасности, получило положительное заключение.

Здесь важный нюанс: если проводился пожарный аудит и есть положительное заключение, то надзорный орган МЧС не может его обсуждать. Он должен его принять как данность.

Почти год назад мы отправили в МЧС уведомление о том, что успешно прошли пожарный аудит, однако не были извещены в законном порядке — одобрен ли он или же нет. И если нет, то по каким причинам.

Возникает вопрос к законодателям из Госдумы: а зачем принимали закон о пожарном аудите, если он не работает? Были же обсуждения, закон прошел несколько чтений... И что? Каков итог? Государство, которое его принимало, первым же его нарушает.

Посчитали убытки от простоя — более полмиллиона рублей

Руководство фабрики недоумевает — как же так? Мы выполнили все пункты предписания, вложили миллионы рублей, но в итоге нас наказывают? В мировом суде грозит штраф от 70 до 80 тыс. рублей за фактически выполненное предписание. А Омский районный суд приостановил на 15 суток работу второго этажа в нашем здании. А здесь находятся директор, главный санитарный врач, начальник производства, главный инженер, бухгалтерия — это мозг и нерв всего предприятия. Мы посчитали убытки от простоя — они составляют примерно 628 тыс. рублей.

Ситуация вопиющая. Фабрика — один из крупнейших налогоплательщиков в области. Здесь работает 1,2% населения от численности всего региона, а скоро количество сотрудников дойдет до 2%.

Это огромные инвестиции в Омскую область. А на дворе, между прочим, кризис!

И тем не менее фабрика уверенно смотрит в будущее, планирует расширять производство.

Нарушается принцип добросовестности

Мы добросовестные исполнители предписаний, но этого не хочет признавать надзорный орган. С другими государственными инспекциями у нас нет таких проблем: Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Росприроднадзор… В этих ведомствах меня никто лично не знает, но и препятствий не чинят. А в данной ситуации мы сталкиваемся с каким-то странным отношением. Всему виной «палочная система». Это указка сверху. Людей заставляют идти на сделку с совестью.

Как выходец из этой системы могу сказать, что работа Госпожнадзора заключается не в высасывании из пальца административных нарушений, а в сотрудничестве с предпринимателями. Это всегда партнерские отношения. Особенно, если бизнес, как в нашем случае, ответственно исправляет все предписания.

Возьмем пример соседних субъектов РФ — Екатеринбурга, Новосибирска, Кемерово, Барнаула… Везде пожарный аудит действует. Если предприятие проводит его — на 3 года освобождается от плановых проверок.

Но эта модель не работает в системе, где инспектор обязан вернуться с любой проверки с протоколом. По их мнению, в принципе не бывает объектов, где нет недостатков.

А такую логику нарушает сам принцип справедливости. Он заложен у нас в административном законодательстве, в уголовном и гражданском кодексах. В 294-ФЗ «О защите прав предпринимателей» есть положение о презумпции добросовестности. Предприниматель обязан добросовестно выполнять предписания, а проверяющий надзорный орган должен соблюдать принцип справедливости. Добросовестность и справедливость выступают равнозначными понятиями.

Неужели кто-то заинтересован в том, чтобы компания ушла из региона?

Едва ли есть сомнения, что наша компания является добросовестной. Такой же подход у нас и в вопросах соблюдения пожарной безопасности. Увы, суд пока автоматически встает на сторону органов надзорной деятельности МЧС. В чем проблема нашего судопроизводства? Туда надо ходить с бухгалтерскими отчетами, мол, вот смотрите — реально потрачено 3 млн рублей на пожарную безопасность. Разве можно нас уличить в нежелании исправлять ошибки?

Будем обращаться к бизнес-омбудсмену и в строительно-экспертные организации. Зачем раздувать проблему на голом месте? Я считаю, что всему виной работа надзорных органов МЧС: чтобы составить административный протокол, ума много не требуется. Подменяются принципы законности в угоду ведомственной статистике — любой ценой по итогам полугодия или года занять место в тройке по СФО.

Все вышесказанное не касается тех моих товарищей, которые круглые сутки спасают жизни людей и до белых мух тушат лесные пожары.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 21 (124) 31 мая

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.