Класс

Класс

12 июня 2016 10.32Статьи

Что скрывают архивы: изнанка библиотеки Пушкина

Корреспондент «Класса» побывал на дне открытых дверей главной омской библиотеки.

Что скрывают архивы: изнанка библиотеки Пушкина

Игорь Резин

При входе традиционная рамка металлоискателя. Все вещи нужно выложить и пройти без них. В фойе — человек семь. Кто-то сидит, кто-то бродит вокруг экспонатов. Проектор транслирует на стену какую-то информацию, при этом очень блекло. Несколько работников библиотеки Пушкина что-то между собой обсуждают, время от времени окидывая взглядом пространство, видимо, примеряясь, хватит ли уже для первой экскурсионной группы или еще можно подождать. Несколько стендов отданы для пожелтевших, старых формуляров, карточек, запросов. Глядя на них, начинаешь задумываться над тем, что не только книги, газеты, журналы, но и твой собственный почерк, которым ты формируешь запрос на что-либо содержащееся в анналах библиотеки, становится частью архива. Даже твой, казалось бы, эфемерный след здесь задерживается.

Между фойе и турникетами, где мы застряли, оформляя читательские билеты, в прослойке между воздухом и воздухом, где сливаются в какофонию тысячи голосов, висит портрет Александра Сергеевича Пушкина. Один из главных реформаторов русского языка, человек из плеяды тех, с кого началась великая русская литература. И поэт, чей стиль не поддается переложению на другие языки, как доказал Владимир Набоков попыткой перевода «Евгения Онегина». Защитник отечественной словесности смотрит на опутанную соцсетями современную молодежь с легкой иронией.

Мы двинулись дальше. Поднявшись по светлой лестнице, мы прошли сначала мимо стойки запросов, затем сквозь читальный зал. Вокруг окна, много воздуха и ощущение белизны, поскольку солнце за окном затянули облака. Второй остановкой стала стойка запросов, точнее то, что находится за ней.

Женщина рассказывает нам о процедуре доставки читателям текстов. Впервые обнажается механизм, который не видим изначально. Слева от меня находится подъемник, доставляющий с разных этажей хранилища книги, журналы, газеты. А прямо передо мной пневмопочта — пронизывающая все артерия, по которой бегут к архивам просьбы о доставке бумажных фолианто из сумеречной зоны библиотеки, с темной стороны. Здесь еще есть свет, большей частью от яркой лампочки желтоватого оттенка.

Однако через минуту мы уже оказываемся на лестнице, практически полностью скрытой во тьме, и лишь фонарь над номером каждого этажа прорезает темноту. Поднявшись на несколько этажей выше, мы попадаем в один из отделов архива, где хранится краеведческая литература, газеты и журналы. Свет приглушенный, окон практически нет. Экскурсовод объясняет, что дневные лучи вредят бумаге.

Пространство вокруг размером с три трехкомнатных квартиры. Все заставлено стеллажами, на которых покоятся номера пожелтевших газет. Здесь опять же медленно спускается и поднимается подъемник, шаркает о стенки трубы капсула, только что доставившая запрос на этаж. Библиотекарь показывает процесс поиска книги, ее оформления и спуска к стойке выдачи. Кто-то из экскурсионной группы спрашивает: «А что, действительно можно проследить историю Омска по хранящимся здесь газетам?» Ему отвечают, что можно. Когда-то Жак Деррида сказал, что архивы — это вопрос не прошлого, а будущего. Здесь, на стеллажах, хранится память, но не в качестве ностальгии по былым временам, но готовых ответов истории, ключей к будущему.

Большинство лежащих на полках материалов пока не оцифрованы, а значит, подвержены смерти. Особенно ветхие экземпляры сразу же попадают в картонную обложку для лучшей сохранности. Экскурсовод рассказывает, что если снять все находящиеся на полках артефакты и построить из них пирамиду, то она будет высотой в четырнадцать километров. А это лишь один из этажей архива.

Наше время подходит к концу, мы снова спускаемся по лестнице и приходим в уже светлый читальный зал. По началу немного слепит глаза. В качестве завершения всем предлагают сыграть в викторину «угадай фильм по стоп-кадру». Затем я возвращаюсь в фойе. Ощущение легкости после нагруженного текстами архива и замкнутых, темных помещений.

На прощание я разворачиваюсь в сторону монументального здания библиотеки, с него смотрят фигуры Пушкина, Рублева, Циолковского, Ломоносова. Внезапно кажется, будто свобода от задымленной истории возможна именно там, в этих узких проходах, где иногда мелькают силуэты людей. Где, наконец, свет ты можешь включить сам.

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Ира
Всегда хотела посмотреть что там наверху...
15 июня, 11:19 | Ответить
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.