Класс

Класс

12 июня 2016 10.32Статьи

Что скрывают архивы: изнанка библиотеки Пушкина

Корреспондент «Класса» побывал на дне открытых дверей главной омской библиотеки.

Что скрывают архивы: изнанка библиотеки Пушкина

Игорь Резин

При входе традиционная рамка металлоискателя. Все вещи нужно выложить и пройти без них. В фойе — человек семь. Кто-то сидит, кто-то бродит вокруг экспонатов. Проектор транслирует на стену какую-то информацию, при этом очень блекло. Несколько работников библиотеки Пушкина что-то между собой обсуждают, время от времени окидывая взглядом пространство, видимо, примеряясь, хватит ли уже для первой экскурсионной группы или еще можно подождать. Несколько стендов отданы для пожелтевших, старых формуляров, карточек, запросов. Глядя на них, начинаешь задумываться над тем, что не только книги, газеты, журналы, но и твой собственный почерк, которым ты формируешь запрос на что-либо содержащееся в анналах библиотеки, становится частью архива. Даже твой, казалось бы, эфемерный след здесь задерживается.

Между фойе и турникетами, где мы застряли, оформляя читательские билеты, в прослойке между воздухом и воздухом, где сливаются в какофонию тысячи голосов, висит портрет Александра Сергеевича Пушкина. Один из главных реформаторов русского языка, человек из плеяды тех, с кого началась великая русская литература. И поэт, чей стиль не поддается переложению на другие языки, как доказал Владимир Набоков попыткой перевода «Евгения Онегина». Защитник отечественной словесности смотрит на опутанную соцсетями современную молодежь с легкой иронией.

Мы двинулись дальше. Поднявшись по светлой лестнице, мы прошли сначала мимо стойки запросов, затем сквозь читальный зал. Вокруг окна, много воздуха и ощущение белизны, поскольку солнце за окном затянули облака. Второй остановкой стала стойка запросов, точнее то, что находится за ней.

Женщина рассказывает нам о процедуре доставки читателям текстов. Впервые обнажается механизм, который не видим изначально. Слева от меня находится подъемник, доставляющий с разных этажей хранилища книги, журналы, газеты. А прямо передо мной пневмопочта — пронизывающая все артерия, по которой бегут к архивам просьбы о доставке бумажных фолианто из сумеречной зоны библиотеки, с темной стороны. Здесь еще есть свет, большей частью от яркой лампочки желтоватого оттенка.

Однако через минуту мы уже оказываемся на лестнице, практически полностью скрытой во тьме, и лишь фонарь над номером каждого этажа прорезает темноту. Поднявшись на несколько этажей выше, мы попадаем в один из отделов архива, где хранится краеведческая литература, газеты и журналы. Свет приглушенный, окон практически нет. Экскурсовод объясняет, что дневные лучи вредят бумаге.

Пространство вокруг размером с три трехкомнатных квартиры. Все заставлено стеллажами, на которых покоятся номера пожелтевших газет. Здесь опять же медленно спускается и поднимается подъемник, шаркает о стенки трубы капсула, только что доставившая запрос на этаж. Библиотекарь показывает процесс поиска книги, ее оформления и спуска к стойке выдачи. Кто-то из экскурсионной группы спрашивает: «А что, действительно можно проследить историю Омска по хранящимся здесь газетам?» Ему отвечают, что можно. Когда-то Жак Деррида сказал, что архивы — это вопрос не прошлого, а будущего. Здесь, на стеллажах, хранится память, но не в качестве ностальгии по былым временам, но готовых ответов истории, ключей к будущему.

Большинство лежащих на полках материалов пока не оцифрованы, а значит, подвержены смерти. Особенно ветхие экземпляры сразу же попадают в картонную обложку для лучшей сохранности. Экскурсовод рассказывает, что если снять все находящиеся на полках артефакты и построить из них пирамиду, то она будет высотой в четырнадцать километров. А это лишь один из этажей архива.

Наше время подходит к концу, мы снова спускаемся по лестнице и приходим в уже светлый читальный зал. По началу немного слепит глаза. В качестве завершения всем предлагают сыграть в викторину «угадай фильм по стоп-кадру». Затем я возвращаюсь в фойе. Ощущение легкости после нагруженного текстами архива и замкнутых, темных помещений.

На прощание я разворачиваюсь в сторону монументального здания библиотеки, с него смотрят фигуры Пушкина, Рублева, Циолковского, Ломоносова. Внезапно кажется, будто свобода от задымленной истории возможна именно там, в этих узких проходах, где иногда мелькают силуэты людей. Где, наконец, свет ты можешь включить сам.

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Ира
Всегда хотела посмотреть что там наверху...
15 июня, 11:19 | Ответить
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.