Новый Омск

13 июня 2016 15.14Колумнисты

Реконструкция Омской крепости: доктор сказал — в морг, значит, в морг

«Новому Омску» стали известны подробности проведения работ в историческом комплексе, которые грозят дальнейшими разбирательствами.

Реконструкция Омской крепости: доктор сказал — в морг, значит, в морг

Игорь Федоров

В распоряжении редакции оказался протокол технического совещания компании «ОмГрадострой», которая ведет реконструкцию зданий Омской крепости. Документ, составленный 27 апреля, решает судьбу цейхгауза 1832 года постройки и казармы 1833 года. По итогам совещания было принято решение — часть стен в цейхгаузе демонтировать согласно актам дефектовки. Казарме повезло больше — ее стены решили ремонтировать с усилением.

Под документом подписались главный специалист департамента строительства омской мэрии, представитель «Омскгражданпроекта» и сотрудники самой компании «ОмГрадострой». Представители регионального министерства культуры, которое отвечает за сохранность объектов культурного наследия, на совещании не присутствовали.

Эксперты, с которыми удалось пообщаться «НО», увидели в этом грубые нарушения. Во-первых, по утвержденному проекту предполагался демонтаж и замена около 10% наружных стен. Но получилось совсем наоборот. А вместо тендерного проекта, который прошел две экспертизы, строители теперь руководствуются неким протоколом, то есть произошла подмена процедуры. Поэтому есть мнение, что для обоснования сноса должен был быть разработан новый проект.

Кроме того, в полумиллиардном контракте на реконструкцию крепости есть утвержденная смета, и тщательная работа по укреплению стен по современным технологиям — это одни затраты, а простой их снос и отстройка — совсем другие.

«НО» планирует более детально разобраться в этом вопросе и направить соответствующие запросы заинтересованным сторонам. А пока предлагаем читателям мнение омского краеведа и реставратора Игоря Коновалова:

«Цейхгауз — пожалуй одна из самых военных построек крепости наряду с арсеналом. В нем хранились орудия, артиллерийское снаряжение и амуниция. Каменный цейхгауз был построен в 1840-е годы. Он помнит Достоевского. Первоначально он имел своеобразное интересное архитектурное решение. Фасад был ритмично расчленен ложными арками, внутри которых по бокам размещались узкие полуарочные проемы с простенком в центре арки. Амбразура окон внутри была намного шире, чем снаружи. Такое решение можно объяснить задачами обороны. В артиллерийском складе много света не нужно, но попасть ядром или пулей в узкое окно маловероятно, зато в случае прорыва неприятеля из узкой амбразуры удобно отстреливаться.

Но уже в 1870-ые годы после ликвидации крепости здание переоборудовали под офицерские квартиры. Старые проемы заложили, пробили новые. Их ритм не совпадал, потому что помещения перепланировали. Поэтому вместе с окнами заложили арки на фасаде.

Военные не особо следили за сохранностью зданий, и при царе тоже. Состояние объектов крепости усугубилось, пока они стояли заброшенными.

Когда встала задача реконструкции, зданиям придумали какое-то новое назначение, поскольку по нормам проектирования проект должен быть под определенную функцию. В цейхгаузе решили создать «Центр славянских традиций». Что это за учреждение и как оно относится к крепости, никто не знает. Что там будет, на самом деле тоже мало кому известно. Сейчас речь идет уже о коммерческом использовании. Но это отдельная тема. Здание является памятником и прежде всего историческим, не зависимо от будущей эксплуатации. Его статус памятника закреплен юридически. И с точки зрения закона применительно к памятнику можно говорить о реставрации и приспособлении. То есть памятник должен оставаться аутентичным. Если даже происходят какие-то замены, они должны быть в историческом материале и по исторической технологии.

Но проект называется реконструкцией зданий крепости, что предполагает замену исторических конструкций на другие, соответствующие нормам современного строительства, которые не всегда отвечают здравому смыслу. Здание цейхгауза одноэтажное, то есть, любое окно может быть пожарным выходом. Но проектировщики не принимают это во внимание и вместо деревянного перекрытия закладывают железобетонное по пожарным нормам. Нагрузка на стены увеличивается. Встает задача усиления фундамента, хотя его заложение около трех метров, что достаточно даже под 9-этажный дом. Но чтобы усиление работало совместно со старым фундаментом, его нужно сверлить для закладки арматуры. При сверлении динамическая нагрузка передается на стены, которые начинают осыпаться. Тогда проектировщики вместе со строителями делают вывод, что стены нужно снести. При этом статус памятника их не беспокоит, ведь они занимаются реконструкцией по нормам нового строительства.

Но применительно к памятнику необходима научная реставрация, в методике которой не мыслим снос и в которой максимально возможная аутентичность приоритетна. И при реставрации кладки должна проводится ее вычинка, которая позволяет сохранить хоть какую-то аутентичность. Вычинку можно проводить при любом состоянии кладки. Это вопрос только трудоемкости, сроков и степени аутентичности. Проектировщики и строители в принципе не возражают против этого, но честно признаются, что для них это долго, дорого, сложно, что нужно быстро осваивать федеральные деньги, а если я буду мешать, то средства заберут и они ничего не построят.

Я со своей стороны не утверждаю, что кладка стен в хорошем состоянии. Я знаю, что она нуждается в серьезной реставрации. Но снос — это не метод реставрации, так же, как убийство — не метод лечения. Некоторые эксперты утверждают, что цейхгауз уже умер и его поздно реанимировать. В этой связи вспоминается старый анекдот:

— Санитар, вы куда меня везете?

— В морг.

— Может, все же в реанимацию?

— Нет, доктор сказал — в морг, значит, в морг!»

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

киви
Если дорого и долго - нахрена лезли на такой объект?
14 июня, 14:35 | Ответить
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.