Класс

Класс

15 июня 2016 14.53Статьи

На большом воздушном шаре: Анастасия Шугаева поднялась в небо

Корреспондент «Класса» полетала на аэростате над Омской областью и поняла, что небо — самое спокойное место на Земле.

На большом воздушном шаре: Анастасия Шугаева поднялась в небо

Фото: Дмитрий Барулин

«В Омске воздухоплавательный спорт появился в 2006 году, благодаря председателю Федерации воздухоплавательного спорта Омска и области и директору клуба «Пилот» Орлову Илье Викторовичу», — рассказывает Оксана Вертиполох, одна из «рулевых» аэростатов.

Десять лет в небе над Омской областью летают пестрые красавцы. Организовать полет над городом возможно, но сложнее — слишком много ограничений и опасностей. Сейчас воздушные шары взлетают ежедневно утром и вечером, и почти каждый полет на высоте полкилометра над землей произносятся главные слова — услуга очень популярна среди потенциальных женихов. Специально для влюбленных пар в арсенале клуба скоро появится аэростат в виде огромного красного сердца.

На старт, внимание

Точка старта приключения — аэродром Калачево. Оттуда нас посадили в автомобили сотрудники воздухоплавательного клуба «Пилот» и повезли лесами-полями к месту взлета. В этот раз в небо должны были подняться сразу три аэростата — красно-сине-желто-оранжевый Кубик, гигант Реал — самый большой в парке аэростат, имя которого написано на куполе, и сине-черно-бронзовый Аристократ. Отличаются по вместительности и корзины шаров — в них помещаются от четырех до восьми человек.

Пока будущие воздухоплаватели отгоняют комаров и прогуливаются по травке, сотрудники начинают подготовку аэростатов, которые приехали вслед за нами в прицепах. Сначала собирается корзина или гондола. Она традиционно плетется из ивовых прутьев или ротанга, а некоторые ее части обтягиваются кожей. «Эти материалы легкие, эластичные и хорошо ведут себя в любых погодных условиях, эффективно принимают динамические нагрузки при посадках теплового аэростата», — рассказывает Оксана. Вручную на гондолу устанавливается система подачи горячего воздуха из блока горелок и газовых баллонов.

Затем вся конструкция переворачивается набок, чтобы надуть сам шар или оболочку, как его называют воздухоплаватели. Огромный вентилятор постепенно заполняет купол воздухом, и на наших глазах шар растет и расправляет «плечи», как великан после долгого сна.

Пассажиры интересуются, как ткань не загорается во время полета, ведь огонь так близко. «Обычно оболочка изготавливается из легких, прочных и термостойких материалов, таких как полиэстер, полиамид или лавсан. А ее нижняя часть — из специального жаропрочного материала — номекса, способного выдерживать температуру до 1300 ºС», — объясняет Оксана.

Земля, прощай

В наполненный воздухом шар запускают первый огненный залп из горелок. В животе щекочет — раньше я видела аэростаты только на красивых обоях для рабочего стола, да в романтических комедиях. К тому же высоты я не то чтобы боюсь, но опасаюсь. Яркий Кубик с влюбленной парой уже стартовал в небо. Пришла и наша очередь — забраться в «кабину» зовет председатель клуба Илья. Залезаю по ступенькам — внутри довольно много места, нам не тесно вшестером. Илья представляется и предупреждает — сейчас начнем медленно подниматься. От резкого звука горелки вздрагиваешь — все еще не верится, что эта легкая конструкция поднимет тебя на высоту 450 метров.

«Земля, прощай, в добрый путь!», — вскрикивает наш «водитель», и почва начинает постепенно удаляться — впереди видны стартовавшие раньше Кубик и Аристократ. Я жду, когда же мне станет страшно. Но в небе так спокойно, что чувствуешь себя в полной безопасности.

200 метров — теплее, чем на земле, нет комаров, мошек и прочей кусучей живности, а какие виды. Я фанатка закатов, видела их тысячи, но, пожалуй, этот запомнится на всю жизнь.

Илья громко объявляет: «450 метров!», и предлагает сфотографировать всех желающих на фоне заходящего солнца. Я соглашаюсь, смотрю на свое лицо в фотоаппарате и все еще не верю — я в маленькой корзинке высоко над землей. Внезапно от осознания этого факта становится страшно — я вцепляюсь в гондолу и бросаю взгляд вниз — там островки травы образуют причудливые фигуры, как облака в небе.

Тем временем наш пилот рассказывает, что двигаться мы можем только вверх и вниз — все боковые перемещения возможны, благодаря потокам воздуха. Пилоты следят за ними и за ветром со своих планшетов, и ловят тот, что понесет в нужном направлении. Летим полчаса — не трясет, движение очень плавное, в буквальном смысле плывем по небу.

Земля, привет

Илья и Оксана созваниваются и договариваются о примерном месте посадки — из-за ветра оно отличается от запланированного. Нужно рассчитать приземление таким образом, чтобы было куда разложить оболочку — необходимо много свободного пространства. Илья объясняет, как действовать перед тем, как мы сядем — просит опуститься на корточки на дно корзины и крепко держаться руками, пока он не разрешит вставать. «Кому-то кажется, что земля-вот она, а на самом деле еще 18 метров. Приходится ловить, чтобы раньше времени не выпрыгивали», — смеется пилот.

По команде Ильи опускаемся на «пол» — из дырочек-ступенек видна трава — все ближе, ближе, легкий удар. Нас тащит вперед по инерции, но техники снаружи тормозят шар. Еще минут десять — и наш полет закончен. Немного осоловевшие мы выбираемся из корзины, осторожно щупая ногами землю. С одной стороны — облегчение, а с другой — жалость, что сеанс воздухоплавания подошел к концу.

Еще около получаса мы отбиваемся от вечерних комаров, а работники «Пилота» сдувают шар, и он снова становится оболочкой — куском ткани, который вручную сворачивается и вместе с корзиной отправляется в прицеп. Карета снова превратилась в тыкву.

Графья Калачевские

Мы рассаживаемся в автомобили, предполагая, что из сегодняшних приключений нам остается только путь домой по разбитым дорогам Омской области. Но пилоты загадочно улыбаются — нас ждет «афтепати». Доезжаем до Калачево. Илья дает время отдохнуть, а потом собирает всех летавших вместе — по правилам «Пилота» нужно пройти посвящение и получить свой сертификат воздухоплавателя. Нам рассказывают о братьях Монгольфье — французских изобретателях, которые придумали аэростат с оболочкой, заполненной горячим воздухом. А дальше начинается странное. В воздухоплаватели посвящают огнем, ветром и… шампанским, то есть «газами». Нас собирают в кучку и по очереди поджигают локон волос на голове, который тушат пенным напитком.

А затем из темноты появляется тот самый вентилятор, который наполнял воздухом наш шар, и обдает не успевших опомниться людей ураганом сладких брызг.

Липкие и счастливые, мы по очереди получаем сертификат «Графьев Калачевских», в котором прописано время, проведенное в воздухе, и высота нашего парения. Оксана громко цитирует Людовика XVI, повелевавшего даровать земли тем, кто пролетит над ними на воздушном шаре.

Однако, управлять своими владениями графья могут, только находясь в воздухе. Нас этот казус не расстраивает. Немного шампанского все же попадает внутрь уставших организмов — это дело нужно отметить.

Добавить комментарий
Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.

Омская золушка: Эпизод IV

Омская золушка: Эпизод IV

В «Арлекине» состоялась премьера спектакля для детей.

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

«Иллюзии» Вырыпаева: эскизный показ в омском Лицейском театре

Войдет ли работа Евгении Мальгавко в репертуар нового сезона, решали в минувшую среду.