Деловой Омск

Деловой Омск

17 июня 2016 07.00Статьи

Бегун Александр Вениаминович родился 28 мая 1962 года в Новосибирске. В 1984 году окончил архитектурный факультет Новосибирского инженерно-строительного института, был распределен в Омск. С 1984 по 2000 годы работа в ТПИ «Омскгражданпроект» архитектором, руководителем группы архитекторов, главным архитектором проекта. В 2000 году организовал собственное архитектурное бюро, которое возглавляет по сей день. С 2016 года - председатель правления омского отделения Союза архитекторов РФ. Член Союза архитекторов с 1988 года. Обладатель различных премий архитектурных конкурсов. Организатор и участник ряда городских выставок. Почетный архитектор РФ.

Александр Бегун: «Мы вечно лаем вслед ушедшему каравану, но с этой стенкой нам удалось вожжи натянуть»

Председатель правления омского отделения Союза архитекторов Александр Бегун рассказал «ДО» о борьбе с «берлинской стеной» и об омских профессионалах, поднимающихся с колен.

Александр Бегун: «Мы вечно лаем вслед ушедшему каравану, но с этой стенкой нам удалось вожжи натянуть»

Александр Румянцев

Александр, разговор хотелось бы начать с открытого письма губернатору и мэру от имени архитектурного сообщества по поводу подпорной стенки на улице Ленина. Как оно появилось?

— Я проходил мимо, после снятия тепляка увидел результат, который поверг меня в шок. Тогда сочинил проект письма, представил его коллегам-архитекторам. Меня единодушно поддержали, причем дали совет, что нужно писать именно открытое письмо. Так оно появилось на сайте, попало в СМИ, и сейчас мы, архитектурное сообщество, понимаем, что попали в болевую точку. Я не видел ни одного человека, который бы сказал: да, на Любинском построили то, что нужно для города. Все это понимают: и губернатор, и мэрия. От них есть поддержка. Открыт к диалогу и подрядчик. Прошло практически последнее заседание экспертной группы, на котором мы пришли к компромиссному решению, которое устраивает и подрядчика, и архитекторов. Оно не идеально, сразу скажу, но зато подписано Евгением Зоммером (и.о. главного архитектора Омска). Со стороны «Идеал-строя» (надо отдать им должное), какого-то антагонизма нет. Есть желание исправить сделанное.

А почему «Идеал-строй» не мог заранее согласовать проект с профессиональным сообществом? Откуда взялся такой проект?

— Действительно, никто из омских архитекторов проекта не видел. Нам когда-то показывали концепцию, которая была жестко раскритикована.

Это те рисунки с лифтами?

— Да. Я тогда предлагал решить этот вопрос красиво, сделать пропилеи и смонтировать оборудование, соответствующее 21 веку. Но этот процесс не пошел, нас особо никто не слушал, нам сказали, что там хорошие проектировщики…

Кстати, а кто они, эти проектировщики? Вы их знаете?

— Нет. И это странно. Единственное, я слышал, что там проектировщики постоянно меняются. Автором концепции был один архитектор, потом другой. В итоге, по словам подрядчика, проектирует какая-то очень хорошая девушка из Питера. Результаты такого проектирования мы и видим. Основная проблема ведь была нами поднята сразу — нет автора. Докладывают все время строители, подрядчик. Трудно разговаривать, потому что за проект отвечает автор, а не строители. Они отвечают за сроки, качество. А когда я прошел два дня назад по Ленина, то понял, что попадаю в окоп с гранитным бруствером, за которым хорошо прятаться, хорошо отстреливаться.

Видимо, это тот имперский стиль, который нам обещали.

— Получается, у нас улица сделана для военных целей. Вместо исторического центра города мы получили набор гранитных стен, набор черных фонарей и набор благоустроительных малых форм (остановочные павильоны, крыши переходов), а исторические здания 19 века будут прос-то фоном для этой «архитектуры».

Будем надеяться, что уж теперь, особенно после того, как местное отделение Союза архитекторов России возглавили вы, все будущие реконструкции от «Газпрома» будут проходить на всех этапах в диалоге с местными специалистами.

— Да, мы вечно лаем вслед ушедшему каравану и выглядим смешно. Но хотя бы с этой стенкой нам удалось вожжи натянуть. Правда, такое ощущение, что они лопнут сейчас.

Следующая тема нашего разговора — ваше избрание лидером омского отделения Союза. Как мне кажется, эти вожжи и натянулись, потому что именно вы возглавили правление Союза архитекторов. Как это получилось безо всяких революций, которые сопровождали прошлые выборы правления Союза?

— Все произошло абсолютно без моего участия. (Смеется.) Это выросло в недрах того же самого правления, которое сместило «каримовских», членом которого я, кстати, тогда и являлся. Не знаю, видимо, пришло осознание. Была предложена моя кандидатура. Я не стал отказываться. Были еще две кандидатуры: Никита Шалмин и Андрей Гетте.

А как удалось их обойти?

— Открытое голосование все решило. Я не вел никаких сепаратных переговоров. Видимо, это жизнь и судьба так решили.

Мне кажется, ваше избрание связано с тем, что архитектурное сообщество осознало необходимость кардинальных перемен. Все последние годы архитекторы тихо сидели где-то в уголке, общественная жизнь шла своим чередом, без их участия, престиж и уважение к профессии падали, даже власть и та забыла про архитекторов.

— Видимо, да. Ведь чем дальше, тем город становился хуже. По застройке, по жизни. И если раньше власть обращалась к профессионалам, то теперь перестала, как будто нас нет.

Возможно, и благодаря позиции самих архитекторов…

— Конечно. Надо же показывать себя, говорить, что мы есть, чтоб о нас помнили и знали. Ушли из жизни все архитекторы с именами, которых помнили еще по советскому и партийному периодам. Пришли новые, их мало кто знает. Как их узнать? Только по выступлениям, проектам, конкурсам или благодаря какой-то позиции. Если это позиция, то ее нужно заявлять, но не на кухне или в курилке, а заявлять публично в СМИ.

Открытое письмо и было первой ласточкой?

— Да, плюс был случай, когда мы коллективно выступили против Игоря Коновалова. Он превысил свои полномочия и испортил здание «Треугольника» на Либкнехта пристройкой, через которую, кстати, никто и не ходит. Так делать нельзя, это преступление.

Пожалуй, это единственное, что можно вспомнить за время работы предыдущего правления, когда архитекторы отреагировали дружно и массово. Хорошо, Александр, вот теперь вы председатель правления. Какие цели и задачи ставите перед собой и омской организацией?

— Я являюсь сторонником малых дел. Мы должны по крупицам восстанавливать доверие к себе и профессии. Нужно не стесняться отделять себя от того, к чему мы не имеем отношения. Тот же Любинский — это не мы. Но мы готовы сотрудничать. И если наши предложения принимаются, это уже мы. Я на первом заседании Горсовета по Любинскому предлагал ввести в проект куратора из местных. Пусть это был бы главный архитектор города или кто-то из рядовых архитекторов. Но чтоб он был в курсе происходящего там и доносил до коллег ситуацию.

Странно, что это не было принято, особенно после опыта реконструкции улицы Валиханова. «Идеал-строю» ведь предложили разделить ответственность….

— Да, вот именно, что исходя из опыта Валиханова. Тогда же говорилось, что сейчас на Ленина нужно учесть все ошибки Валиханова, все заранее отрисовать, показать. Нам же сначала продемонстрировали страшные картинки, потом их поменяли на чуть лучшие. А нужны были планы, фасады, разрезы. До сих пор нет поперечного разреза по улице Ленина. Не понятно, где стена, где тротуар. Может, там можно было даже парковки сделать. Почему нет? Мы за профессиональный подход к подобным вопросам.

Что конкретно вы с коллегами готовы сделать, кроме работы по исправлению Любинского?

— Мы понимаем, что сейчас такое время, когда у города денег нет. Но проблемы-то есть. И у меня лично есть пионерский задор и частная инициатива. Ведь если ничего не делать, то ничего и не будет. Мы вот так с крепостью в свое время пытались поработать. Сейчас решили заняться Аллеей строителей и бульваром Архитекторов, названия у них такие, что мы несем за эти места определенную ответственность. Аллея находится в более аховом состоянии, потому что она в центре. Там машинами все заставлено зимой и летом, а ведь это еще и дорога к храму. И я сейчас предлагаю сделать конкурс на общественное пространство, результатом которого должен стать подарок городу. Заодно проведем проверку на вшивость в плане числа участников этого конкурса. Одно дело, если будет 2 человека, другое — если 20. Ведь там не решена проблема насыщения этого пространства, не решена проблема с парковками. Мы хотим, чтобы профессионалы показали, что там можно сделать. Мы сами себе ставим такой заказ. Хотим, чтобы на конкурсе родилась новая улица Тарская, этакое инициативное проектирование.

Нам сначала продемонстрировали страшные картинки, потом чуть лучшие. А нужны были планы, фасады, разрезы. До сих пор нет поперечного разреза по улице Ленина. Не понятно, где стена, а где тротуар.

Инженер-строитель Владимир Романов вот также предлагал бесплатно спроектировать колонны-пропилеи на въезде в городок Нефтяников.

— Когда Бегун что-то спроектирует или Романов, это, по большому счету, никому не интересно. Но когда за этим стоит такая мощная организация, как Союз архитекторов, когда был проведен конкурс, представлены разные варианты, когда профессиональное сообщество выбирает лучшие работы и говорит, что это идеал, к которому нужно стремиться, — это уже весомо! А можно добавить и общественное обсуждение, как мы делали по крепости, то от этого уже будет невозможно отмахнуться. Мы должны вернуть уважение к профессии архитектора. И мы это сделаем! Если вы, журналисты, нам поможете.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 23 (126) 14 июня

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.