Деловой Омск

Деловой Омск

24 августа 2016 07.00Интервью

Бесштанько Андрей Владимирович родился 30 декабря 1976 года в г. Омске. В 1999 году окончил ОмГУ им. Достоевского. Трудовую деятельность начал в 1998 году. В 1998 году — юрист отдела госдолей и инвестиций государственного учреждения региональной продовольственной корпорации «Омское продовольствие». В 1998-2000 годах — юрист, юрисконсульт отдела по управлению госдолями и инвестициями государственного унитарного предприятия «Омское продовольствие». В 2000-2001 годах — главный специалист аппарата первого заместителя главы администрации Омской области. В 2001-2002 годах — помощник (советник) первого заместителя губернатора Омской области. В 2002 году — советник отдела подготовки проектов нормативных правовых актов Главного государственно-правового управления администрации Омской области. В 2002-2004 годах — советник отдела подготовки проектов нормативных правовых актов Главного государственно–правового управления Омской области. В 2004 году — советник отдела подготовки проектов нормативных правовых актов министерства государственно–правового развития Омской области. В 2004-2006 годах — руководитель департамента судебной защиты и правового контроля министерства государственно–правового развития Омской области. В 2006-2010 годах — министр труда и социального развития Омской области. В 2010-2012 годах — первый заместитель председателя правительства Омской области. С 2013 года по настоящее время — заместитель руководителя департамента социальной защиты населения города Москвы. В 2013 году вошел в так называемую президентскую тысячу — кадровый резерв президента. Женат, две дочери.

Андрей Бесштанько: «Мне говорили: будьте гибче, мягче, но я не мог идти против своих убеждений»

Замруководителя департамента соцзащиты населения города Москвы Андрей Бесштанько вспомнил с редактором «ДО» те времена, когда он был первым замом губернатора Леонида Полежаева, занимался политикой и кровь бурлила от адреналина.

Андрей Бесштанько: «Мне говорили: будьте гибче, мягче, но я не мог идти против своих убеждений»

Александр Румянцев

Андрей Владимирович, предлагаю сразу начать с философского вопроса: Леонид Полежаев любил повторять, что лучше быть головой мухи, чем попой слона. 4 года назад вы были фактически вторым человеком в области. Сейчас работаете заместителем главы департамента социальной защиты населения Москвы — должность не маленькая, хотя уровень влияния в регионе неизмеримо меньший. Как вы для себя отвечаете на этот вопрос?

— Как отвечаю? Очень просто: свое место я знаю. Главное — это дело, а не гонка за должностями и уровнем влияния. Для меня эта тема как в философском, так и в житейском смысле исчерпана.

В Омской области вы сделали стремительную карьеру. В 34 года — уже первый заместитель губернатора, полуофициальный преемник. Сегодня можете сказать откровенно: не чувствовали тогда головокружения от успехов? Не захлестывала вас власть?

— Признаюсь: не чувствовал, не захлестывала. Ответственность — да, чувствовал. Успехи старался забывать, больше старался заниматься проблемными проектами. Власть, по моему убеждению, — это не синекура, это ответственность, самоконтроль и полная самоотдача. Иначе просто нет смысла здесь работать.

Вы, пожалуй, являлись одним из самых ярких, если не сказать «хорохористых», первых замов губернатора после Третьякова и Голушко. Вели блог, вступали в публичную полемику, сразу же стали мишенью для «прогрессивной общественности» в интернете. Говорю это с самоиронией, поскольку сам в те годы «подкидывал дровишек»... Сейчас пытаюсь проанализировать причины той своей желчи… Первое, что приходит на ум, — это общее раздражение от власти (особенно, когда не понимаешь, как она работает изнутри), а второе — разбитые надежды. Искренне казалось, что вы сможете очеловечить систему, которая, как думалось тогда, переживает застой. Хотя это чистая незрелость — перекладывать на кого-то свои ожидания и потом обижаться за их невыполнение. А вы чувствовали ответственность за людей, которых «приручили» (воодушевили), даже таких озлобленных?

— Трудно на фоне раздражения понять, ты человека приручил или вдохновил, нет? Аналогии с Сент-Экзюпери здесь не вполне обоснованы: я ведь не один работал, а в команде. И если кто-то во власти не отказывается от новых форматов работы, почему он автоматически должен быть номинирован на роль «очеловечения системы»? А давайте зададимся вопросом: кто создал миф о нечеловечности власти, переживающей застой? Что вы называете застоем нечеловечной власти? Новые объекты культуры, спорта, транспорта, социальной защиты, здравоохранения? Они не человеку до сих пор служат?

Я помню ту дискуссию… Неужели человечность или нечеловечность власти определяется прежде всего и только форматом работы со СМИ? И когда в Омске у отдельных представителей СМИ, интернет-общественности не было раздражения от власти? И она прекращалась, когда формат становился более открытым? Я так считаю: власть должна уметь выслушивать неприятные вопросы и уметь на них отвечать. Это очень важно для власти, для общества. Другое дело, что не всегда критика имеет конструктивные начала, иногда стороны соскальзывают в крайности. Это вряд ли полезно всем нам.

Как снимали стресс? Контрагрессия, алкоголь, спорт?

— Я, помню, в бассейн ходил два раза в неделю.

Были ли у вас какие-нибудь специфические самоограничения: не вступать в полемику с троллями, не читать прессу до обеда, не метать бисер… Легко ли было их придерживаться в горячие 34 года?

— Конечно, когда вопрос «пропадал», когда шел переход на личности, я не видел смысла отвечать на всю эту грязь. Прессу читал всегда, какой смысл прекращать читать? О власти писали, пишут и будут писать не совсем приятные вещи, и это нормально.

В новой должности вы по-прежнему активны в соцсетях. Снизился ли негатив от других пользователей, который был характерен для тех лет? Есть ли у вас формализованные ограничения по затрагиваю каких-либо тем, скажем, не лайкать шуток про премьера Дмитрия Медведева, который создал очередной интернет-мем при общении с учителями?

— В Москве так сложилось у меня, что живого общения намного больше, чем «сетевого»: два раза в месяц личный прием «вслепую», без предварительных записей, участие во встречах с трудовыми коллективами, населением. А что касается этих шуток... Я не вижу смысла по этическим соображениям в этом участвовать, тем более что там очень много вырвано из контекста.

Много говорим «о тех годах»… Получается такое «отложенное интервью». Наверное, это логично. Не то чтобы ваша московская работа и жизнь была не интересна, скорее, 2008-2012 годы — это такой «эмоциональный сгусток» уходящей эпохи. Напряжение в воздухе, ожидание перемен (во многом неоправданное), война между уровнями власти... Вы проходили собеседование в администрации президента на должность губернатора. На ваш взгляд, почему не выиграли в аппаратной игре?

— А я и не играл, я работал, а кто там выбирал, суетился, дрался под ковром — меня особо не интересовало. Напряжения от текущих задач хватало, чтобы не забивать себе голову кадровыми и аппаратными сражениями. Могу сказать одно, что прошедшее время, события еще больше убедили меня в том, что мы действовали обоснованно и правильно. Ко мне тогда подходили, помню, говорили: будьте гибче, мягче. Но я не мог пойти против себя самого, своих убеждений. Для меня это было важнее любых карьерных перспектив.

Ваша карьера пошла вверх после успешной защиты в суде чести и достоинства Леонида Полежаева в деле с «золотым мостом». Гордитесь ли вы сейчас, спустя 10 лет, этой историей?

— Это была моя работа. И я выполнил ее результативно. А насчет влияния этого дела на мою трудовую биографию — не мне судить... С точки зрения судебной практики, это было абсолютно ординарное дело, ноября 2005 года.

А когда я пришел в областное правительство? Вы всерьез думаете, что это могло так впечатлить? С Леонидом Константиновичем я это дело вообще никогда не обсуждал, все обсуждение было на уровне министра госправразвития Александра Бутакова.

Вы чувствуете иронию истории? Многие, с кем приходилось вступать в конфронтацию в те годы, внезапно оказались наверху, вспомнить хотя бы Владимира Мединского, я уже не говорю об омичах, которые успели уже и взлететь, и даже приземлиться. Вас это чему-нибудь научило?

— Да, вы правы, а кто-то далеко «не наверху», не так ли? Я не чувствую никакой иронии, поскольку и сейчас от своей позиции и слов не отказываюсь. Думаю, что в том числе и Владимир Ростиславович сейчас либо уже забыл о своем «твите», либо понял, что та история не вполне корректна, особенно в случае публичных оценок.

История с Иваном Ургантом и «мужем на час». Есть ли обида? Или просто человек выполнял свою работу?

— На Ивана Урганта обижаться вообще считаю крайне глупо, это его хлеб, его творчество, его поблагодарить только надо за такую рекламу моей звонкой фамилии... Ну и новой социальной услуги, востребованной в столице.

Как вы адаптировались в столице? Чем занимаетесь в свободное от работы время?

— Адаптировался. В Москве время иначе идет, нагромождение проектов, событий, расстояний. Поначалу трудно было осознать, что все, что по омской привычке запланировал, не успеешь. Здесь очень важно расставить приоритеты. Жилье здесь такое же, как в Омске, семья не жалуется. Свободное время провожу больше с семьей, книгой, велосипедом.

Как часто бываете в Омске?

— Где-то один-два раза в год.

Работа в сфере социальной защиты позволяет вам реализовать свои амбиции? Неужели не скучаете по этому покалыванию в мышцах, когда находитесь в азарте политического процесса?

— Мне один человек как-то сказал, что тот, кто поработал в этой сфере, никогда не забудет это особого адреналина. Конечно, декабрь 2011 года и март 2012 года для меня были именно таким временем, но я к этому отношусь спокойно, как к определенному этапу в жизни, особой ностальгии или «тоски по штурвалу» у меня нет. Сейчас меня более радует реализация проектов, которые я веду, успехи коллег, в том числе омичей, которые работают со мной.

А я и не играл, я работал, а кто там выбирал, суетился, дрался под ковром — меня особо не интересовало. Напряжения от текущих задач хватало, чтобы не забивать себе голову кадровыми и аппаратными сражениями.

Считаете ваше призвание все-таки в работе чиновником? Не было желания заняться бизнесом? Говорят, что после ухода из правительства вы какое то время работали в коммерческой организации...

— Не думал об этом, хотя в Москве мне предлагали работу и в коммерческих организациях. Мне всегда очень нравилось работать с людьми, встречаться, стараться помочь им, наверное, в негосударственной сфере таких возможностей меньше. Хотя наперед не загадываю, поживем — увидим.

На каких условиях вы бы могли сейчас вернуться в Омск на постоянную работу?

— Не знаю. Не хотел бы ничего декларировать по данному вопросу, не вижу сейчас в этом смысла.

Город отпраздновал 300-летний юбилей. В свое время и вы приложили руку к его подготовке. Удалось ли вырваться сюда? Если нет, наверняка следили за празднованием через интернет, какое впечатление сложилось?

— Нет, вырваться не удалось, к сожалению, сейчас очень много работы по реорганизации городской системы центров занятости, поэтому не приехал. Были и семейные обстоятельства. Впечатление вполне позитивное: да, что-то успели сделать, что-то не получилось, не сумели сделать, но надо двигаться вперед. По рассказам друзей, товарищей, праздник получился интересным, душевным. Ведь это 300 лет Омску, не городской администрации или облправительству. Это праздник не власти, а горожан, не так?

Когда приезжаете в Омск, кому, кроме родственников, обязательно наносите визит?

— Обязательно на Старо-Северное заезжаю, увы, время не умолимо... Заезжаю в Нефтяники обязательно. Стараюсь встретиться с товарищами по работе, по возможности с Леонидом Константиновичем Полежаевым, Александром Владимировичем Бутаковым.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №33 (136) от 23 августа 2016

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 3):

СКП Москва
Бесштанько А.В. отвечает на вопрос, что любит встречаться с людьми и помогать им, но мне обещал и не помог. А Москва притягивает всех и все стремятся здесь укорениться.Кто такой Келлер Павел Анатольевич? Тоже из Омска сейчас уже заместитель Петросяна- министра Департамента труда и соцзащиты населения. Два чела из Омска и в Департаменте, интересно каким ветром их задуло. Кто знает напишите.
10 января, 03:27 | Ответить
дт
На провокации не повелся.... Читают его видимо и в Москве. Про Мединского откровенно провокационный вопрос. Ответы в разумной пропорции конкретики и общих фраз. Не знаю, мне кажется, что Бесштанько больше выиграл в этой истории: большинство против кого он выступал или сидят, или в бегах. Омичам сложно признать, что ранее казавшееся безумное упрямство этого молодого человека подтвердилось решениями судов. Омск. Это только так.
25 августа, 17:54 | Ответить
ВВ
Бойцы вспоминали минувшие дни, и битвы что вместе продули они...
25 августа, 16:01 | Ответить
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.