Ваш Ореол

Ваш Ореол

26 августа 2016 12.00Статьи

Жители омского поселка живут в запретной зоне минобороны

Горожане отстаивают свое право на землю.

Жители омского поселка живут в запретной зоне минобороны

Евгения Демина

Много лет жители посёлка Армейский добиваются «вольной» от Министерства обороны РФ - земли, на которых стоят их дома, относятся к военному ведомству. Из-за нерасторопности чиновников и несовершенства законодательства посёлок фактически брошен на произвол судьбы, а жители не могут распоряжаться ни своими домами, ни участками.

Безземельные крестьяне

Посёлок находится на окраине Ленинского округа и считается городской территорией. Вот только на город похож он мало. Все 212 домов - частные домовладения с огородами, во дворах - козы, овцы и другая живность. Это отголоски его истории.

Совхоз «Армейский» был основан в 1956 году, считался подсобным хозяйством Советской армии и работал исключительно для её нужд, исправно снабжая расположенные поблизости воинские части продовольствием. В 90-е, когда армию посадили на голодный паёк, а зарплату служивым не платили месяцами, на мясе и молоке из «Армейского» выжила не одна воинская часть. Потом сельхозпредприятия стали не нужны, и в 2004 году совхоз обанкротили. Местные жители официально стали горожанами, но покой с тех пор потеряли.

- Я живу здесь с 1982 года, - рассказывает местная жительница Ольга Высоцкая. - Этот дом по улице Новой мне дали ещё в колхозе, потом я его приватизировала, но вот на своей собственной земле, я, получается, не хозяйка.

Официально участки с домами, находящимися в собственности у людей, до сих пор находятся в ведомстве Минобороны. Когда распалось хозяйство, заморачиваться разграничением наделов военные не стали, и все без исключения земли - и те, где находились их склады и дислоцировались воинские части, и те, где испокон века стояли жилые крестьянские дома, - оставили в своём ведении. Получилось, что на своей земле люди всё равно что нелегалы.

- Раз участки формально не наши, то мы не можем ни возвести новые дома взамен обветшавших, ни даже внести изменения в техпаспорт, если вдруг надумаем сделать второй этаж, - жалуются местные жители. - Да и как что-то делать, если всё это в один момент могут признать вне закона? Ведь все наши постройки, получается, находятся на чужой земле.

В тумбочке у Ольги Высоцкой, почти как и у каждого в Армейском, хранится пачка писем из переписки с чиновниками - битву за кусок земли местные жители ведут долгие годы. Сотрудники мэрии исправно посылают их в Министерство обороны, а оттуда приходят ответы похожие на анекдот. Вот, к примеру, о чём было написано в одном из них. В августе 2009 года ФГУ «Омская КЭЧ района» подготовила пакет документов, необходимых для согласования местоположения границ земельного участка посёлка Армейский. Потом целых три года его пересылали по различным военным инстанциям, пока 26 сентября ФГУ 2011 года «Омская КЭЧ района» не ликвидировалась. Собранный пакет документов, надо полагать, приказал долго жить вместе с ней.

Игорь Криворотько - едва ли не единственный в посёлке, кому удалось добиться права собственности на свой земельный участок.

- На это потребовалось несколько лет жизни, пухлая папка собранных по инстанциям документов и несколько судов, - рассказывает он.

В конце концов Фемида встала на сторону Криворотько, признав, что его участок к землям Минобороны не относятся. Но эту счастливую историю не смог повторить никто. Не помог даже специально нанятый местными жителями юрист. Суды были проиграны, переписка с чиновниками ничего не дала. Не возымели действия и отчаянные письма людей министру обороны Сергею Шойгу и президенту Владимиру Путину.

И без газа, и без света

Из-за той же неразберихи с землёй посёлок Армейский почти полностью лишён инфраструктуры. На ладан дышит водопровод, не ходит школьный автобус, и до ближайшей школы в Порт-Артуре по улице Воровского дети добираются самостоятельно на маршрутке. Дома в Армейском по старинке топят углём и дровами.

- Мы много лет добивались того, чтобы к нам в посёлок пришёл газ. Сначала нам даже обещали построить магистральный газопровод к 2008 году, - показывает переписку с мэрией Ольга Высоцкая. - Но потом всё опять упёрлось в землю - по чужим участкам вести коммуникации нельзя. А для их приватизации необходимо, чтобы Минобороны отказалось от земли и она была переведена в иную категорию.

По той же причине не ремонтируются в Армейском дороги и нет фонарей на улицах. Так как де-юре земля не принадлежит городу, тратить деньги на благоустройство посёлка мэрия не может - будет нецелевое расходование средств. Военным же нет до «армейцев», оказавшихся невольными заложниками ситуации, никакого дела. Чтобы по дорогам хоть как-то можно было ездить, люди сбрасываются по 700 рублей с улицы и нанимают грейдер. Но найти около 4 000 рублей на освещение многим не по карману. Ни в бюджет администрации города, ни в бюджеты военных ведомств жители посёлка не вписываются. Получается, везде чужие, никем не учтённые люди.

Запретная зона

Не будем обвинять омских чиновников в том, что они ничего не делают, чтобы отстоять права «армейцев». И администрация города, и областное правительство годами ведут переписку с военными. В прошлом году вице-мэр Инна Парыгина даже предложила инициировать поправки в Налоговый кодекс РФ и поднять для военных налог на неиспользуемую землю в пять раз. В том числе и для того, чтобы они побыстрее от неё отказывались.

Переписка, казалось бы, едва не окончилась победой. В июле 2012 года в Минобороны была создана рабочая группа по передаче имущества военных, расположенного на территории Омской области, из федеральной собственности в муниципальную. В 2014 году горсовет принял обращение к министру обороны РФ о безвозмездной передаче в собственность города Омска земельных участков, находящихся в военных городках и не используемых для обеспечения обороны и безопасности государства. В этот перечень вошли и земли Армейского» Дополнительно писали в правительство РФ депутаты Заксобрания, мэр, губернатор и депутат Госдумы Виктор Шрейдер.

Однако в конце концов военные приняли решение, перечеркнувшее всю эту долгую бумажную работу. Как уже писал «Ваш ОРЕОЛ», в марте нынешнего года на земли Минобороны был установлен статус запретной зоны военного объекта. Попал в её границу и посёлок Армейский. По закону в запретной зоне нельзя ни строить жильё, ни прокладывать коммуникации. Теперь областные и городские власти готовят очередные обращения к военным. Вот только поможет ли?

«Ваш ОРЕОЛ» будет следить за развитием событий.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 34 (919) от 24 августа 2016 г.

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.