Деловой Омск

Деловой Омск

31 августа 2016 07.00Интервью

Госмаразм: Игорь Горев о том, как отдел МЧС блокирует исполнение закона в Омске

Директор монтажного предприятия «Свои» Игорь Горев рассказал «ДО» жуткую историю о некоторых нюансах организации системы пожарной безопасности в социальных учреждениях города.

Госмаразм: Игорь Горев о том, как отдел МЧС блокирует исполнение закона в Омске

Вадим Харламов

Начнем издалека. В 2009 году в Коми загорелся дом престарелых. Погибло 23 человека. В 2013 году в Московской области произошел пожар в психлечебнице. Погибло 38 человек. Затем в Новгородской области в интернате случилось возгорание, в результате которого погибли 37 человек. И в Омске в 2007 году — 10 человек.

Экспертиза показала, что в каждом случае причиной массовой гибели людей стало позднее прибытие пожарных. На высшем уровне был принят закон в обязательном порядке оборудовать все социальные учреждения — школы, детские сады, больницы, интернаты, дома престарелых — специальными системами, которые автоматически передают сигнал о пожарной тревоге сразу на пульт МЧС. Без участия людей. Абсолютно здравая идея, однако, давайте посмотрим, как ее начали реализовывать на региональном уровне.

Под знаком «Стрельца»

В стране была разработана система «Стрелец-мониторинг». Она моментально передает сигнал на пульт МЧС. Я поставляю такое оборудование в социальные учреждения города, поэтому в курсе ситуации. Сразу оговорюсь, у меня нет коммерческой заинтересованности в этом материале: как продавал «Стрельца», так и буду продавать. Это не вредит моему бизнесу. Это вредит обществу, как бы высокопарно не прозвучали мои слова.

Рассмотрим конкретный пример.

В школу N поступили деньги на покупку «Стрельца». Деньги целевые. Их нельзя потратить на питание, мебель или детский инвентарь. Директор школы приобретает, допустим, у моей компании эту систему. Он обязан по закону ее приобретать. Дальше, как указано в нормативных документах, этот передатчик в школе монтирует специализированная организация, имеющая лицензию на данный вид работ. За деньги. Затем обслуживает оборудование. Тоже за деньги. А вот подключать систему к пульту МЧС, где сидит диспетчер, должна организация, имеющая статус Центра технического мониторинга, бесплатно. И предоставлять прохождение сигнала тоже бесплатно. Но это в идеале. И по закону РФ. На практике ситуация иная.

Цена невозгорания

В Омске в составе МЧС выделено небольшое подразделение — ЦМТО ФПС, которое как раз и занимается подключением и обслуживанием. Однако в технических условиях, которые выставлены на сайте, определено, что должен быть заключен договор на программирование (то есть подключение) и отдельно на обслуживание радиоканала (диспетчеризацию). А это напрямую противоречит закону. По сути, они вынуждают бюджетные учреждения (садики, школы, интернаты) платить за услугу, которую обязаны предоставлять бесплатно.

Деньги, не сказать, что огромные, но для социальных учреждений явно не лишние. 12-14 тыс. рублей за подключение и 2-2,6 тыс. рублей в месяц за обслуживание. Вот цена невозгорания.

Кто-то, конечно, платит и не спорит. Но кто-то платить отказывается. И что мы имеем в итоге? Из-за того что подразделение министерства, по сути, «выкруживает» средства из бюджетников, многие учреждения до сих пор не подключены к системе. Любое возгорание в детском саду или школе может привести к плачевному исходу. Сигнал попросту не придет на пульт, хотя бюджет выделил деньги, была куплена и даже установлена необходимая противопожарная система.

Бюрократическая воронка

Кстати, в одном только городе Омске таких социальных учреждений около тысячи. Представляете масштабы «левого» заработка и масштабы возможных трагедий?

Пару раз столкнувшись с этой возмутительной ситуацией, я обратился к руководству МЧС. Меня заверили, что разберутся с этой «лавочкой», но воз и ныне там. Затем обратился в прокуратуру и полицию. Прокуратура отписала в УФАС, где несколько месяцев думали, но так и не поняли, что к чему.

В полиции дело передали в районное отделение и отдали молодому сотруднику, который, естественно, не смог разобраться в этой сложной истории с массой технических нюансов.

А самое интересное, что учреждения, которые не выполнили требования федерального закона и не подключили эту систему, будут должны платить штраф все тому же МЧС — 150 тыс. рублей.

Я ввязался в бюрократическую переписку с этой организацией, ссылаясь на то, что написано в инструкции прибора. Что же вы такого делаете, что это стоит таких денег? Это вы называете подключением или как-то по-иному? Получил отписки с использованием различных терминов, дескать, они контролируют еще. По сути, это то же самое — подключение и обслуживание.

Отношу их ответ в организацию, которая занимается ценообразованием, и прошу посчитать, сколько же реально стоит эта услуга. Хотя сам прекрасно понимаю, что цена находится в районе 500 рублей. В итоге насчитали 1400 рублей. Но все ж таки не 14 тысяч. В десять раз меньше. То есть, если за это и брать деньги, то не более 1400 рублей. А по закону-то вообще надо делать бесплатно.

Пожарная система

Штат, занимающийся подключением «Стрельца» в ФАУ «ЦМТО ФПС по Омской области», — три человека (начальник, зам и «программист»). Даже если бы они по факту выполняли работы якобы по программированию этих систем, они бы не смогли «вывезти» такие объемы таким штатом. Поэтому сегодня, на мой взгляд, ЦМТО ФПС больше напоминает кассу для приема платежей. С апреля 2016 года ЦМТО ФПС уведомили город о том, что система не исправна и находится на ремонте: «…необходимо обеспечить контроль состояния систем автоматической пожарной сигнализации объектов защиты в ручном режиме на местах…» — за что боролись, на то и напоролись, а на дворе уже август.

Впрочем, чему удивляться? Если знать, как у нас устроена система пожарной безопасности в социальных учреждениях, можно за голову хвататься. Во многих школах «пожарка» отсутствует как таковая. То есть формально она есть, директора учебных заведений платят за нее деньги специальной организации... А по факту, если вдруг пожар, толку от такой системы безопасности будет немного.

Это началось давно. Когда-то систему пожарной безопасности во всех социальных учреждениях обслуживали коммерческие предприятия. Заключали договоры, скажем, на несколько тысяч рублей в месяц — и вперед. А потом отдельные умные чиновники в мэрии придумали, как этот объем средств замкнуть на себя. Зачем платить бизнесу, когда можно создать свое бюджетное учреждение? Разослали всем школам уведомления, чтобы больше никаким посторонним коммерсантам не платили и работали только с мэрским БУ. В это учреждение стали поступать деньги из городского бюджета, а со школами и садиками были заключены договоры о безвозмездном обслуживании. С одной стороны, логика есть — зачем государству перекладывать из одного кармана в другой. Но на деле оказалось все веселее. В этом БУ также числится всего несколько человек, которые ездят по школам и только расписываются в журналах о пожарной безопасности. Мол, все в порядке.

А если «пожарка» начинает «шалить» — давать ложные сигналы, например, ее просто отрезают, чтобы она не беспокоила никого. И дальше также спокойно ездят, оставляют подписи в журнале за систему пожарной безопасности, которая якобы функционирует. Такая история. В итоге вроде бы все довольны. Кстати, эта организация в рейтинге как-то оказалась в числе лучших учреждений в регионе.

Из огня да в полымя

Я много общаюсь с директорами школ. Некоторые даже не в курсе, что их системы пожарной безопасности не функционируют по факту. Они очень удивляются и пугаются, поскольку именно они в итоге несут персональную ответственность за детей. Директора говорят мне: давайте мы заключим договор с нормальной коммерческой организацией, которая будет честно отрабатывать свои деньги. Но бюджет уже выделил деньги. Кто даст директорам вновь тратить средства на то, что якобы уже обслуживается?

Когда директора школ обращаются в это учреждение, чтобы наладить все-таки свою систему пожарной безопасности, БУ просит у мэрии, бюджета дополнительные средства для этого. Возникает вопрос: а за что же вы до этого деньги получали?

В итоге город платит, БУ зарабатывает, а пожарной сигнализации в школах нет. Зато есть книжка, где стоят подписи специалистов, что все в порядке.

Ну не маразм ли?

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №34 (137) от 30 августа 2016

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 2):

Князь Езь
Господин Горин, а не подскажете, сколько за 2015-2016 годы заработала ваша организация на поставках "Стрельца", сколько заработало ЦМТО ФПС за подключение вашего "Стрельца" к пульту МЧС и сколько заработало мэрское БУ на обслуживании пожарной сигнализации?
05 сентября, 10:20 | Ответить
Учитель высшей категории
полный П и снова МЧС. Куда смотрит министр?
31 августа, 16:27 | Ответить
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.