14 декабря 2013 09.18Мнения

А тролль-то голый

В нашем обществе бытует миф о том, что установить анонимного клеветника в интернете — это какая-то нереально трудная задача. Так думают все: начальники, обыватели, юристы... Один архангельский нотариус убеждал меня, что это сделать в принципе невозможно. 

 Сегодня, спустя год после моего решения поймать нашкодившего кота, анонимно оболгавшего компанию «ГЭПИЦентр-II», я уверен — все намного проще. 

Первый шаг: необходимо нотариально заверить протоколы осмотра интернет-страницы, с комментариями и никами анонимщиков. Есть проблема. В Омске это делает только один нотариус — Зимницкий. В городах поменьше, бывает, что и ни одного. Логичный вопрос — почему желание заверить текст в интернете, который видит масса людей, который не менее реален, чем напечатанный на бумаге, натыкается на консерватизм подавляющей массы юристов.

Далее, имея на руках заверенные протоколы, я написал заявление участковому. Спустя три дня он явился ко мне и честно отчитался, что все следы ведут в американскую компанию Google. В ответ я шутливо предложил ему оплатить командировку в США для выяснения обстоятельств.
Пришлось потратиться на адвокатов, которые помогли участковому грамотно составить запрос на имя администраций нужных мне интернет-ресурсов. Запрос полиции — вещь серьезная, от него просто так не отмахнешься.

Важная деталь: в зависимости от программы модерации каждый компьютер оставляет в сети до восьми индивидуальных признаков, из них три — основные, включая и динамический IP-адрес. Это закрытая информация, но при грамотном запросе полиции администратор сайта обязан ее предоставить.
Далее следует довольно формальная бюрократическая процедура. Полиция проводит официальную проверку до возбуждения уголовного дела. Если в течение определенного срока личность анонимщика установить не удается, пишут отказное и прокуратура закрывает дело. На этом обычно все и заканчивается.

В данном же случае прокуратура сработала очень добросовестно. Более десяти раз не принимала отказные полиции, отправляя дело назад.

Каково же было мое удивление, когда я узнал, что все электронные дорожки ведут к компьютерам, которыми пользовался не какой-нибудь озлобленный студент Вася Пупкин, а областной чиновник Андрей Ткачук. Впрочем, с самого начала я имел твердое убеждение довести это дело до конца, независимо от персоналий и чинов. Кстати, когда я решил призвать Ткачука к ответу, он еще находился в должности.

Что лично для меня является ценным в этом процессе — так это возможность выступить частным обвинителем в уголовном деле. Законодатель предусмотрел такое право потерпевшего. Фактически, я буду наделен полномочиями государственного обвинителя, то есть выступлю в качестве представителя защиты всего общества.
Самое сложное в клеветнической статье — доказать злой умысел в действиях Ткачука. Поэтому мне пришлось подготовиться — заказать филологическую экспертизу комментариев. Даже если их негатив более чем очевиден, без этой процедуры не обойтись.

Я отдаю себе отче в том, что мой опыт поимки первого анонимщика в Омской области с неизбежностью создаст судебный прецедент. Подобные процессы увеличатся в разы, чем, надеюсь, отобьют желание различных троллей самовыражаться в стиле надписей на заборе. Не буду давать характеристику этому явлению. О комплексах крикунов («король-то голый!», «у соседа глаз кривой!») давно и подробно все объяснил старик Фрейд.

По природе я не сутяжник, но считаю, что обращение в суд не расшатывает конституционное право, а наоборот — утверждает его. Это наша гражданская обязанность. Сколько раз русская интеллигенция из-за собственной лени профукивала эту страну? Очень важно понимать — этот прецедент нисколько не ограничивает нас в действительно важных вещах. Да, известность забора может быть, и растет от количества срамных надписей на нем, но растет ли от этого доверие к забору? Неужели своим базовым гражданским правом мы готовы признать возможность анонимно шкодить в интернете? Мы должны сами снизу регулировать систему общения в интернете, развивать его культуру, иначе наш довольно непредсказуемый законодатель в лице Госдумы сделает это сверху при появлении малейшего повода.

Правда, в этом случае будут уже совершенно иные последствия.

Вадим Дрягин

Добавить комментарий
Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Киркоров, Леннон, Кобейн и другие известные плагиатчики

Пять фактов о неосознанном музыкальном плагиате, вошедших в историю.

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Артем Клименко, бас-гитарист «АлоэВера»: «В личку Вере шлют гениталии. А все, что помимо, — может быть использовано для песни»

Музыканты группы «АлоэВера» рассказали «Классу» о ценителях винила, самой популярной песне и ненависти к собственным клипам.

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Режиссер, снявший «28 панфиловцев»: «Как так, что человек из Омска будет снимать большое кино. Это возможно?»

Сегодня в прокат выходит новый фильм о войне. Режиссером кинокартины стал омич Ким Дружинин (совместно с Андреем Шальопа). Премьера на больших экранах совпала с 32-м днем рождения кинематографиста-земляка, но сам ...

Будь мужиком!

Будь мужиком!

Тот, кто считает ноябрь самым скучным месяцем, просто не читал нашего проекта. В честь Всемирного дня мужчин мы запускаем «Брутальный сезон» и делимся горячими спецпредложениями от известных омских ...

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

По примеру премьера: Топ-10 зеркал для фото в Омске

«Класс» пробежался по инстаграмам омичей и выяснил, какое оно — омское зазеркалье.

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Ноябрьнуло: в Омске прошел III фестиваль современного искусства

Лофт, самокаты и баблы. О том, каким был ежегодный фестиваль «НОЯБРЬ», — в нашем репортаже.

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)Фото

Ой, мамочки: женщины, давшие жизнь известным омичам (ФОТО)

По случаю Дня матери мы узнали, о чем грустят и смеются мамы губернатора Виктора Назарова, предпринимательницы Екатерины Вахрушевой, дизайнера Анны Долганевой, ресторатора Юрия Чащина и других успешных людей.

Маме привет от «Нового Омска» (фото)Фото

Маме привет от «Нового Омска» (фото)

Раз в году, в День матери, корреспонденты «Нового Омска» воспользовались служебным положением и передали привет своим мамам через сайт. Ведь в погоне за лидерством мы не всегда уделяем им должное ...

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО) Видео

Чем бы дяди ни тешились: новогодние корпоративы в Госдуме (ВИДЕО)

«Новый Омск» посмотрел, как проходили капустники в зале заседаний, и оценил таланты депутатов Госдумы РФ.

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Вечность» с политиком и многодетной мамой Алесей Григорьевой

«Я бы запретила его показывать, написала бы: «Беременным вход строго воспрещен». После фильма хочется уйти в монастырь»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Пять лет альтернативы: 15 громких имен в музыкальной хронологии омской «Ракеты»

Лучшие независимые музыкальные проекты, ротирующиеся в эфире омского некоммерческого интернет-радио. Все, что вы могли пропустит за пять лет вещания.

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

В Омске пройдет фестиваль «Ноябрь»

Рассказываем, где, когда и что можно будет посмотреть.

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

На пути к Маслякову: финалисты омской средней лиги — о первых шагах в КВН

«Класс» узнал, с чего сегодня начинается путь из Омска на Первый канал.

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

Руль и семь нолей: Топ-10 самых дорогих авто на вторичном рынке в Омске

«Новый Омск» прошерстил профильные сайты и обнаружил, что есть еще роскошь в гаражах — даже перед столицей не стыдно.

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

Константин Кулясов, группа «АнимациЯ»: «Политика тоже шоу-бизнес. Выключите телевизор, и жить станет легче»

О фестивале «Нашествие», многокилометровом трипе по России и уничтоженных черновиках — в нашем интервью.