Ваш Ореол

Ваш Ореол

07 сентября 2016 15.12Общество

Родственники погибших омских рожениц: «Нам дают понять, что девчонки сами виноваты, что умерли!»

В нашем городе продолжается суд по резонансному «делу врачей».

Родственники погибших омских рожениц: «Нам дают понять, что девчонки сами виноваты, что умерли!»

Фото: pixabay.com

Чужому горю не сочувствуют

О начале резонансного процесса в Советском районном суде «Ваш ОРЕОЛ» писал несколько месяцев назад. В качестве подсудимых - пять человек. Хирурга выездной бригады БСМП Валерия Чикишева, его жену, бывшую заведующую отделением патологии беременности роддома № 2 Светлану Чикишеву, заведующую акушерским отделением Наталью Анисимову, врача акушера-гинеколога Оксану Тищенко - медиков из того же роддома и акушера-гинеколога ГКБ № 1 Пелагею Артеменкову обвиняют в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. По версии следствия, они виноваты в гибели двух рожениц - Оксаны Морозовой и Елены Гайсиной. Своей вины медики не признали, а на первом судебном заседании, даже не стесняясь присутствия прессы, вели себя вызывающе.

Так же держатся они и сейчас. Во многом из-за этого на последние заседания родственники погибших молодых девчонок приходят в слезах. Оксане и Елене было всего по тридцать. Люди, объединённые общим горем, держатся вместе, как одна большая семья.

- Мы не видим у врачей ни капли раскаяния! - плачет мама Оксаны Морозовой Нина Иванова. - Нам дают понять: мы, мол, сделали всё возможное, а девчонки сами виноваты, что умерли! На прошлом судебном заседании Светлана Чикишева вообще самовольно покинула зал, не предупредив судью. Её супругу стало плохо, ему вызвали скорую, и она уехала вместе с ним. На вопрос суда, какая была необходимость его сопровождать, Чикишева ответила: мол, была угроза жизни мужа, счёт шёл на минуты, и я не могла его оставить. Это такой цинизм! Ведь когда умирали наши девчонки, к ним никто не торопился! Моя дочь несколько дней жаловалась мне на сильные боли в животе, плакала, говорила, что к ней никто не подходит! А теперь врачи на голубом глазу говорят: жалоб у пациентки не было!

- Другие подсудимые хотя бы осознают серьёзность ситуации, - говорит мама Елены Гайсиной Наталья Флеминг. - А вот супруги Чикишевы в суде улыбаются и рисуют в тетрадке домики и цветочки!

Чехарда в гинекологии

Впрочем, сейчас Светлана Чикишева на редкость серьёзна. Сегодня её допрашивают по эпизоду с Оксаной Морозовой. По версии следствия, уже при поступлении в роддом у беременной женщины были плохие анализы. Ранее Оксана перенесла операцию на яичнике, потом развились спайки, возникло воспаление. Однако Чикишева решила - пациентка должна рожать сама. По результатам судебно-медицинской экспертизы, заведующая отделением патологии беременности неправильно оценила состояние Морозовой, не назначила ей адекватного лечения. 7 мая 2014 года Оксана родила здоровую девочку. А дальше начались праздники. Судя по всему, врачи, несмотря на явное ухудшения здоровья роженицы, махнули на неё рукой. Решение о срочной операции Светлана Чикишева приняла лишь 11 мая, когда заступила на дежурство. Операция, по мнению экспертов, была проведена не в полном объёме - пациентке удалили сальник и придатки, буквально приросшие к кишечнику, но оставили матку. Потом Оксану перевели в БСМП, где снова положили под нож. Но там спасти молодую маму уже не смогли.

Свою вину Светлана Чикишева не признаёт ни в чём.

- При поступлении анализы у Оксаны были хорошими, - настаивает она. - А наличие спаечной болезни диагностировать мы не могли: в роддоме нет рентгенаппарата. А УЗИ-диагност роддома разбирается только в гинекологии.

По словам Чикишевой, за 23 года её медицинской деятельности случай с Оксаной - самый сложный. Но к летальному исходу привело даже не это - пациентка, мол, не предала врачам полной информации о своём здоровье.

- Уже после смерти Оксаны я узнала, что до беременности она болела отитом, трахеитом и другими инфекционными заболеваниями, - говорит Чикишева. - Болела тяжело, с назначением одного-двух антибиотиков. Это говорит о том, что иммунная система расшатана. Если бы я знала об этом раньше, то сразу же после родов назначила бы Оксане сильный антибиотик широкого спектра действия. Но, когда я собирала анамнез, Оксана ничего об этом не говорила. Сказала только, что болела простудными заболеваниями.

В понимании людей, далёких от медицины, «простудные заболевания» и всё то, что перечислила Чикишева, - одно и то же. Но бывшей заведующей отделением патологии беременности это как будто невдомёк.

- На операции, которую проводил хирург Чикишев, я ассистировала, и она была проведена в необходимом на тот момент объёме, - настаивает подсудимая. - Это раньше хирург принимал решения, ориентируясь на свой опыт. Сейчас мы обязаны действовать в соответствии с протоколами лечения, разработанными в минздраве. Показаний для удаления матки у Оксаны не было - орган был совершенно здоров, и мы не имели права его трогать. Нас бы потом засудили! С принятием этих протоколов в акушерстве началась полная чехарда, многие из них противоречат друг другу. Но если врач выполнил стандарт - он молодец! Его личное мнение никого не интересует.

Сваливают вину друг на друга

Круговая порука в медицине давно стала притчей во языцех. Но в этом процессе медики, спасая себя, сменили этот постулат на другой принцип: «каждый сам за себя». По словам Чикишевой входило, что в смерти Оксаны виновны кто угодно, но только не она. Врачи, проводившие молодой девушке операцию на яичнике, залили брюшную полость кровью - и после банального оперативного вмешательства развилась спаечная болезнь. А коллеги из роддома прокараулили момент, когда пациентку ещё можно было спасти.

- В праздничные дни за её состояние отвечали дежурные врачи, - говорит Чикишева. - Я вышла на работу 11 мая и сразу же приняла неотложные меры. Но первый приступ у Оксаны случился за пять часов до моего прихода. Со слов родных я узнала, что в 4 часа утра Оксана потеряла сознание. Это говорит о том, что в организме уже тогда произошла какая-то катастрофа, шок. Пациентку нужно было сразу класть на операционный стол.

А в подтверждение своей правоты Светлана Чикишева представила суду сенсационный документ - бланк с результатами анализов Оксаны Морозовой от 9 мая. Уровень лейкоцитов в крови, свидетельствующий о наличии воспаления в организме, там зашкаливает. Но в историю болезни Оксаны вклеен совсем другой документ, где на 9 мая все показатели в норме.

На вопрос суда о том, откуда взялся этот бланк и почему подсудимая решилась обнародовать его только сейчас, Чикишева отвечает не таясь.

- Бланк в помощь мне передал мой однокурсник, бывший главврач роддома. Документы Морозовой ксерокопировались у него в кабинете перед отправкой в БСМП. А почему не говорила раньше? Пока я проходила свидетелем, не хотела впутывать в это других врачей.

Выходит, что перед тем, как передать медкарту Оксаны в другое учреждение, врачи, спасая себя, нарисовали в ней совсем другие цифры. Какой из этих двух документов подлинный, предстоит решить суду. Однако уже сейчас ясно - подделка документов для медиков роддома № 2 не в новинку. Так же поступили врачи и с медицинской документацией второй погибшей, Елены Гайсиной. Пытаясь доказать, что она якобы сама отказывалась от кесарева сечения, медики подделывали подписи. А листы, с уличающими врачей записями, были попросту вырваны из медкарты.

«Ваш ОРЕОЛ» следит за процессом.

Мнение

Почему в роддоме № 2 умирают женщины?

Сейчас против врачей этого медучреждения передаётся в суд ещё одно дело - год назад здесь погибли и роженица, и ребёнок. На этот раз на скамье подсудимых окажутся заместитель главного врача Наталья Новосельцева и врач-гинеколог Сергей Хитрин. Их обвиняют в гибели 36-летней Елены Гаврилиной и её малыша. Почему именно в этом роддоме год за годом гибнут роженицы? В мае 2014 года - Оксана Морозова, в сентябре того же года - Елена Гайсина и уже в августе 2015-го - Елена Гаврилина? Минздрав, комментируя эти случаи, никакой вины медиков не видит и списывает всё на трагическую случайность. У родственников погибших своя версия.

- Преступления порождает безнаказанность, - уверена мама Оксаны Нина Иванова. - После того как в нашей семье случилась беда, расследование шло ни шатко ни валко. Мы, потеряв единственную дочь, безуспешно обивали пороги. Региональный минздрав покрывал своих, и следователи не торопились предъявлять обвинение. Но о какой объективности может идти речь, когда один и тот же человек из министерства сначала участвовал в лечебном консилиуме по Оксане, а потом был в составе комиссии по расследованию причин её смерти? Активные действия начались только после того, как семья Елены Гайсиной съездила на «Пусть говорят». А вот если бы медиков наказали сразу, хотя бы на уровне министерства здравоохранения, кто знает, может, остальные роженицы остались бы живы.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 36 (921) от 7 сентября 2016 г.

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Константин
[Комментарий удален]
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.