Деловой Омск

Деловой Омск

10 сентября 2016 07.00Спецпроекты

История стартапа: лисы и совы как проклятье

Слово, ответить за которое стало делом чести, помогло уроженке саянских гор Кире Кулламе и омичу Тимофею Еременко начать свое дело. С тех пор в их доме пахнет кедром и краской, а лисы и совы стали личным проклятьем.

История стартапа: лисы и совы как проклятье

Александр Румянцев

Путешественница, журналистка и спортсменка приехала в Омск около двух лет назад. Кира устроилась работать в УФМС и, по ее словам, именно там «одумалась» — работа в офисе не для нее. В это время ее партнер Тимофей также примерял на себя множество ролей: от продавца джинсов до работника кукольного театра. Найти работу по душе не получалось.

Цена лжи

Пока Кира томилась на госслужбе, Тимофей отправился устраиваться бариста. Во время собеседования молодой человек обмолвился, что делает украшения. Работодатель предложил выставляться, а потому пришлось оправдывать ожидания.

«Денег не было, обошел все вакансии. И когда пришел на очередное место предполагаемой работы, говорил все, что придет в голову. Я давно хотел работать с деревом, а этот мини-обман стал толчком начать свое дело», — рассказал мастер.

Первый опыт резьбы по дереву Тимофей получил в школе, тогда он сделал на заказ кулон, идентичный украшению из «Гарри Поттера». Руки тянулись к подобной работе всегда и, услышав от Киры фразу «сказал — делай», а также получив рекомендации по современным тенденциям, Тимофей изготовил первую партию из тридцати кулонов, серег и браслетов. Все разошлось на ура.

Украшали свои изделия ребята абстракциями и ломаными линиями. А затем решили делать фигурки лис и сов. «И с тех пор это наш кошмар, — смеется пара. — Люди рвутся к зверям».

В дальнейшем за резак взялась и девушка: «Быть официантом или менеджером... Стыдно самой себе признаться, но после всего, что ты прошел, не хочется оставаться на этом уровне. А офис — нет».

Так, отказавшись от другой работы, Кира наработала свой пул заказчиков.

Люди считают, что мы староверы, веганы и придерживаемся всех модных эконаправлений. Но все не так. Мы просто делаем то, что нам нравится, и получаем от этого прибыль. Что может быть лучше?

История гор

На родину Киры, к Саянам, Тимофей хотел попасть давно. Это место и стало для пары судьбоносным. Во-первых, здесь было решено работать с кедром. Материал дорогой, но податливый и хорошо впитывает краску. Во-вторых, удалось наладить поставки древесины в Омск.

«У нас были долгие переговоры. Все-таки дерево уникальное, в Омске с ним не работают», — рассказывает Тимофей.

Около 15 кг обработанного кедра обходится ребятам в 20 тыс. рублей. Поскольку сама продукция мелкокалиберная, хватает такого объема в среднем на полгода. Инструменты для работы также были куплены в Саянах. Часть изготовил старый мастер-плотник, часть этот же зодчий смог найти специально для ребят.

«Конкретных названий для всех инструментов мастер не дал. В процессе работы мы называем их «штука с круглым или штука с прямым лезвием». Но точно знаю, что есть среди них богородский нож. Также мы работаем с лобзиками, всевозможными выжигателями, маленькими рубаночками, бормашиной и целой растяжкой наждачек», — поясняет Тимофей.

В среднем на омском рынке общая стоимость статичного оборудования для мастера составляет около 12 тыс. рублей. На постоянно обновляемые инструменты — кисти, лаки, фурнитуру, пилки, наждачки, краски — ребята тратят от 2 тыс. рублей ежемесячно.

Буду сам по себе

Несмотря на спрос, терять деньги на аренду не хотелось, и потому было решено продавать изделия под собственным брендом.

«ВКонтакте» куча групп. Все они кричат: я делаю классные штуки. Затеряться среди них очень просто. А потому мы перелопатили сотни эмблем, логотипов и занялись разработкой собственного брендбука», — рассказывает Тимофей.

Название искали долго, перебирали самые невероятные варианты, в итоге было решено остановиться на SKWO. Древние индейцы так звали гордых женщин, знающих себе цену. Еще раз оценив предлагаемый продукт, мастера решили, что к индейской культуре имеют отношение хотя бы из-за используемых цветов и ломаных линий.

Тем временем люди уже начали обращаться к мастерам напрямую. Как бы то ни было, продажа украшений в уже раскрученном месте дала серьезный толчок — о ребятах заговорили. Впрочем, в первый месяц свободного плавания пара заработала 2 тыс. рублей. Высокую ценовую планку за украшения ставить они не могли и радовались любым заказам.

Ближе к Европе

Как SKWO домашняя мастерская существует пять месяцев. Финансовый прирост небольшой, но стабильный. На сегодняшний день взята планка в 18 тыс. рублей чистого дохода. Поскольку в России ручной труд ценится ниже, чем в Европе и Америке, а первые заказы из-за рубежа уже появились, у ребят большие планы. Плюс заказы в другие страны — крупные. Так покупатель экономит на доставке.

«Мы ищем подходы, методы. Вещи ручной работы в Европе идут на ура. Отношение иное. Люди видят уникальное, оценивают. А у омичей, например, встают вопросы: «Почему так дорого?» Сложно объяснить, что время, потраченное на работу, чего-то стоит», — рассказывает Кира.

Создавать украшения ручной работы на экспорт — уже тенденция. А поток продукции SKWO сразу разлетелся по России. Сейчас основные заказчики ребят живут в Москве, Петербурге, Новосибирске и Томске.

«Наше дело — это не только прибыль с продаж, но и возможность развития собственного мастерства. Сейчас хендмейдом занимаются многие, но рынок украшений ограничен. Часто человек не может подобрать именно то, что хочется. Поэтому мы сделали акцент на идивидуальном подходе. Вещицы зачастую придумываются самим клиентом и являются для заказчика ценной и даже сокровенной вещью. Нас радует, что мы можем воплощать отражение внутреннего мира человека», — поясняет Тимофей.

Покупают продукцию представители обоих полов, но чаще это делают, конечно, женщины, причем в возрасте 35-40 лет. Поскольку ребята путешествуют, открывать свой магазин они не планируют. Продажи будут вестись через интернет. А вот появление мастерской маячит на горизонте. Правда, расположится ли она непременно в Омске, вопрос открытый.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №35 (138) от 6 сентября 2016

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Yulia
[Комментарий удален]
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.