Деловой Омск

Деловой Омск

06 октября 2016 12.00Статьи

Сколько омичей освободили от долгов: год закону о физическом банкротстве

Прошел год с момента вступления в силу закона о физическом банкротстве. «ДО» подводит итоги. За этот период банкротами были признаны 253 человека. 51 человека суд освободил от долгов на сумму более чем 375 млн рублей. В целом же, по данным исследований, в Омской области количество потенциальных банкротов среди физических лиц составляет более 10,6 тыс. человек.

Сколько омичей освободили от долгов: год закону о физическом банкротстве

Фото: Андрей Дресвянин

В минувшую субботу в России своего рода первый день рождения отметил закон о банкротстве физических лиц. По данным портала «ЕслиБанкрот.рф», с 1 октября 2015 года по 28 сентября 2016 года в арбитражные суды России поступило свыше 32,5 тыс. заявлений от граждан о признании их банкротами. «ДО» решил разобраться, как в Омской области решаются вопросы несостоятельности жителей региона.

В числе антилидеров

В первые же дни официального действия закона омичи, как и жители других субъектов, решили воспользоваться новой возможностью списания долгов. На данный момент в арбитраж в общей сложности было подано 678 заявлений.

Постепенно наплыв желающих обанкротиться поубавился, но при этом омичи находятся в верхней строчке своеобразного рейтинга среди субъектов по количеству дел о банкротстве.

Лидерами среди регионов, вполне естественно, являются Москва, Московская область и Санкт-Петербург, следует из данных портала Finzdor.ru на 1 сентября. По данным их же специалистов, Омская область находится лишь на 11-м месте, но если брать из расчета количества дел на 1 млн жителей, то столица Прииртышья уступает только Вологодской, Новосибирской и Рязанской областям, а также Республике Карелия.

Из общего числа поданных в омский арбитраж заявлений в начальной стадии банкротства — реструктуризации долгов гражданина — сейчас находятся 88 человек. Непосредственно банкротами были признаны 253 человека.

Вместе с тем арбитраж возвратил еще 138 заявлений. Среди основных причин — неполный комплект документов. Завершить реализацию имущества на сегодняшний день в Омской области смог 51 человек, которым списали более 375 млн рублей. Минимальная сумма составила порядка 80 тыс. рублей, максимальная — 55 млн рублей.

Сколько должны

Напомним, по действующему закону на собственное банкротство может подать любой гражданин с долгом выше 500 тыс. рублей, если предполагает, что не сможет его обслуживать. В суд он должен предоставить списки своих кредиторов и должников с указанием сумм задолженности, список всего имущества, справки о наличии счетов, вкладов, доходах и уплаченных налогах за три года. Также человек обязан отчитаться о всех совершенных за последние три года сделках с недвижимостью и прочим имуществом дороже 300 тыс. рублей.

По сведениям Национального бюро кредитных историй, в России под действие закона о банкротстве граждан подпадает свыше 622 тыс. человек. В Омской области потенциальными банкротами могут стать 10,6 тыс. жителей региона. В общей сложности они имеют просроченные долги по займам и кредитам на сумму свыше 15,5 млрд рублей, следует из данных статистики ЦБ РФ на 1 августа 2016 года.

Фоторобот среднестатистического омича-банкрота

В НКБИ рассчитали, что средний возраст россиян-банкротов составляет около 38 лет.

В омском офисе «Единой городской службы юридической защиты» рассказали, что средний возраст омичей, подавших заявление на свое банкротство, составляет около 40 лет. Как правило, это в основном мужчины. Размер заработной платы у них — около 15 тыс. рублей в месяц, а ежемесячный платеж по кредитам составляет 17-20 тыс. рублей. В большинстве своем они имеют по несколько кредитов, полученных в банках и микрофинансовых организациях.

Согласно данным картотеки арбитражных дел, основную массу (более 90%) заявлений и признаний банкротами подают сами должники. Реже это делают другие физические лица. Еще меньше, буквально единичные случаи, когда инициируют банкротство банки.

В основном преобладают долги до 1 млн рублей. Но есть должники, у которых задолженности тянут на десятки миллионов рублей. Как правило, это предприниматели и бизнесмены. Имена и фамилии части из них на слуху, и они являются достаточно известными в Омской области: строители Евгений и Петр Цементы, брат экс-министра сельского хозяйства Андрей Эрлих, экс-владелица аптечной сети «Здрава» Елена Богдашина, бывший нефтетрейдер Геннадий Звягинцев, Алексей Саяпин, Владимир Измоденов, Анатолий Драир, Вячеслав Меньков, Владислав и Вячеслав Авдошины.

Местные особенности

Среди подавших в Омской области заявление о банкротстве есть несколько семей, которые включают мужа и жену, а также других близких родственников. Так случилось с семьями Алексея Саяпина и Владимира Непомнящего.

Несколько семейных пар подавали одно заявление о признании их банкротами. Но пока омский суд возвращает подобные заявления. Хотя в России есть пример, когда супругов признали банкротами. Так, в соседней Новосибирской области в ноябре 2015 года арбитражный суд признал банкротами супругов Алексея и Марину Кузьминых с общим долгом 775 тыс. рублей.

Есть в Омске и местные рекордсмены. Так, неким Андрею и Ларисе Вилисон омский арбитраж уже четыре раза возвращал заявление. Пара не предоставила суду пакет необходимых документов. На прошлой неделе супруги сделали очередную, пятую попытку.

Также в Омске может появиться первое уголовное дело, связанное с банкротством граждан. Так, кредиторы известного местного предпринимателя Вячеслава Менькова намереваются обратиться с заявлением в правоохранительные органы о привлечении Менькова к уголовной ответственности по статье 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве»).

Кто банкротит и за сколько

На сегодняшний день, помимо отдельных юристов, весь комплекс юридических услуг, связанных с банкротством граждан, в Омской области предоставляют 68 компаний. Помимо обязательных 25 тыс. рублей, которые необходимо внести на депозит суда для финансирования деятельности арбитражного управляющего, а также 6 тыс. рублей госпошлины, процедура банкротства в Омске обойдется в среднем в 100-150 тыс. рублей. Как отмечают местные арбитражные управляющие, в Центральной России, а именно в Москве и Санкт-Петербурге, банкротство жителям двух столиц обходится не менее чем в 180 тыс. рублей.

Местные арбитражные управляющие не очень активны на этом рынке и поэтому пока не берут сразу много дел о банкротстве физлиц. Объясняют они это многочисленными рисками. К ним они в большей степени относят риски, связанные с затратами. Зачастую никто им не может гарантировать финансирование процедур.

На сегодняшний день больше всего дел о банкротстве у арбитражных управляющих Олега Кратько (56), Николая Соколова (36), Татьяны Кузьминой (24).

Комментарии

Саяпин АлексейСаяпин Алексей,предприниматель-банкротУчитывая, что у меня банкротство вот уже почти как год длится, то могу сказать, что оно не что-то дает, а в какой-то степени даже, наоборот, унижает человека. Особенно это тяжело, когда эту процедуру инициирует кредитор. Банкротство физического лица придумывалось как некая реабилитирующая функция. Когда человек не может платить по своим счетам, он подает на банкротство и с помощью этого он избавляется от долгов. Для многих людей это действительно единственный выход из тяжелой ситуации и возможность жить заново. Но главный вопрос в том, как это используют кредиторы. Они могут удлинять процедуру, терроризировать должника. В этом, на мой взгляд, власть дала дополнительный инструмент унижения.
Виноградов ВладимирВиноградов Владимир,арбитражный управляющийНа мой взгляд, сейчас проблема одна: у людей совершенно нет понимания, что такое банкротство. Недавно увеличили сумму вознаграждения арбитражного управляющего за процедуру банкротства с 10 тыс. рублей до 25 тыс. рублей. А заниматься процедурой надо как минимум четыре месяца. При этом расходы намного больше. Например, каждая дача объявления обходится в 8 тыс. рублей. Но люди думают, что они внесли на депозит суда 25 тыс. рублей и все. За эту сумму мы должны принести им на блюдечке завершение процедуры банкротства. Когда им начинаешь объяснять, они смотрят с недоумением. У меня есть процедуры, где меня назначили, а там люди просто потерялись. Видимо, они считают, что, спрятавшись, процедура сама собой завершится. Я написал заявление, и процедура была прекращена, т. е. те траты, которые человек понес, он их просто потерял.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №39 (142) от 4 октября 2016

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.