Ваш Ореол

Ваш Ореол

14 октября 2016 19.20Спецпроекты

«Попроси её отпустить меня...»

Кирилл в нетерпении умоляюще сложил ладони.

«Попроси её отпустить меня...»

Коллаж Геннадий Пономарев

Перед сном Любовь Петровна, как всегда, смотрела очередную серию очередного сериала по телевизору. Фильмы затягивали даже порой малоправдоподобными событиями, и она искренне переживала за героев, даже, бывало, всплакивала. И, с напряжением следя за ловко закрученным действием на экране, не услышала, как в двери повернулся ключ. Вздрогнула от неожиданности, когда за спиной раздался голос:

- Мама, привет! Извини, что помешал. У меня к тебе очень серьёзное дело.

Кирилл? Случилось что? Любовь Петровна тут же забыла про кино, встала с дивана, снова села, с тревогой глядя на сына:

- Ты куртку-то сними.

- А, да… - он вернулся в прихожую, со стуком сбросил ботинки.

Нервничает. Не дай бог, на работе неприятности, сейчас это опасно. Потеряешь место - попробуй найди потом другое, а у него семья.

Кирилл как-то боком вошёл в комнату, молча опустился в кресло напротив. Любовь Петровна не стала торопить его, ждала, хотя сердце застучало, кажется, быстрее, и она попыталась вспомнить, на всякий случай, осталась ли в бутылёчке валерьянка.

Сын у нее был один - и она, конечно же, каждой своей клеточкой болела за него. Крепкий вырос, красивый и сильный. Скоро ему исполнится тридцать два, поверить трудно. Давно ли был мальчиком?

- В общем, так, мама, - он поднял на неё глаза, - я развожусь с Настей.

- Почему?! - Любовь Петровна даже подалась к нему. - Кирюша, что ты такое говоришь?

- Всякое бывает, мама, - он, видимо, скрепился и сказал это спокойнее. - У меня... другая женщина.

- У тебя жена и ребёнок! - вскрикнула Любовь Петровна. - Какая ещё может быть женщина?

- Послушай, мама, - Кирилл усмехнулся как-то недобро. - Мой отец тоже ушёл от нас. И ничего страшного не произошло, правда? Никто не умер.

Это было жестоко. Вот так взять и легко напомнить о том, что далось ей пережить с мучительной и долгой болью - предательство любимого человека. Думала, что хорошо знает сына, а Кирюша вон какой стороной вдруг повернулся. Впрочем, сейчас важнее не она со своим застарелым рубцом.

- Настя не соглашается на развод, - с деловитой ноткой, неприятно резанувшей слух матери, сказал Кирилл. - Мне нужна твоя помощь.

- Помощь?

- Ну, убеди её отпустить меня, понимаешь? Толку-то держать... Моя тёща... будущая тёща... требует, чтобы я был свободен. Поговори с Настей, ладно? Только не тяни. Вот прямо завтра, ага?

- Куда это ты так заторопился, сынок? - Любовь Петровна сдержала усилием воли подступившие слёзы. - А что будет с Настей и Антоном, ты подумал? Как они будут жить без тебя? Тебе вот хорошо было без отца?

- Ну... - он поморщился, - обо мне не стоит, всё в прошлом. Конечно, подумал. От съёмной квартиры придётся отказаться. Настя оплачивать не сможет сама, да и я тоже, мне деньги на другое понадобятся. Я им подыщу комнату в коммуналке. Нет-нет, не в зачуханной. Сейчас есть вполне нормальные коммуналки. Буду давать кое-какие средства на Антошку. Да ничего, выплывут...

Как у него всё просто. Выплывут... В такой-то жизни, когда не знаешь, чего ждать.

- И что тебе ответила Настя? Ты сегодня ей сказал?

- Да. Так и ответила, что никакого развода не будет. Глупо!

- Кирюша, ты ведь так её любил...

- Мама, - он вскочил, - и ты туда же! Вон свои киношки смотришь, - кивнул на телевизор, - прямо там про любовь до гроба, да?

Любовь Петровна расстроенно вздохнула. Она видела, что Кирилл не отступит.

- И кто же эта твоя новая?

- Аллочка, - он оживился, - она тебе понравится, я уверен. Она такая, такая... В общем, не опишешь словами. И машину лихо водит. А машина у неё - с ума сойти. Мать подарила. Она богатая. У неё то ли три, то ли четыре магазина. Суровая тётка, - с уважением сказал Кирилл. - На таких мир держится.

Посмотрел блестящими глазами на Любовь Петровну и смутился:

- Нет, ты не обижайся, я ничего в виду не имел...

Конечно, не имел. Он, кажется, совсем потерял из виду свою маму, которая была сначала обычной работницей швейной фабрики, а теперь, когда фабрика закрылась, сидела в маленькой мастерской по мелкому ремонту одежды. Заказы были: люди снова принялись чинить вещи, а не выбрасывать, как ещё не так давно, на помойку.

- И ещё, мам, - Кирилл немного помялся. - Они, Аллочка и Эмма Андреевна, хотят с тобой познакомиться. В гости приглашают в субботу. У тебя, надеюсь, выходной?

- Выходной. Я подумаю. Что-то не хочется.

- Надо, мама! Ради меня, - он умоляюще сложил ладони. - Мне пора. Так ты поговори с Настей!

Куда вот сорвался? К автомобилистке своей? Любовь Петровна выпила всё-таки капли, собралась с духом и взяла мобильник.

- Настенька? Ко мне приезжал Кирюша...

- Догадываюсь зачем, - у Насти был голос человека, только что сильно плакавшего.

- Я просто не знаю, что и делать.

- Мама Люба, я сейчас не смогу поговорить, тяжело, давайте потом, - она всхлипнула. - Завтра. Вы не бросите меня?

- Да что ты, что ты! Я...

Но Настя уже отключила телефон. Плачет опять, наверное. Бедная девочка. Любовь Петровна сокрушённо покачала головой. У неё ведь ни одной родной души в городе. Мама умерла от болезни, когда Насте было семь лет. Отец больше не женился, сам вырастил её и старшего сына. А сын отдыхал как-то у товарища по армии в Краснодарском крае, полюбил там девушку и остался. Хорошо, видно, устроился и всех решил перевезти. Отец согласился, а Настя отказалась. Она как раз училась на последнем курсе на фармацевта. Сказала: мол, закончу, тогда и посмотрю. А что смотреть-то, если тогда в её жизни уже появился Кирилл?! Любовь Петровна, едва впервые увидела её, сразу почувствовала, как сиротливо у этой худенькой девчушки на душе. И в глазах было столько надежды найти хоть какое-нибудь подобие мамы в чужой пока женщине. Ну, как было не полюбить её, доверчивую и благодарную за любое доброе слово.

- Что готовить умеешь? - с улыбкой спросила Любовь Петровна.

- Всё, - засмеялась Настя. - Никто не жаловался.

Первое время после скромной свадьбы жили вместе, квартира двухкомнатная, но потом Кирилл настоял на разъезде: мы должны учиться быть самостоятельными. Подыскал небольшую квартирку с мебелью. Его зарплаты хватало, да и Настя вышла на работу. А какая радость была для всех, когда родился Антошка - крепенький, как гриб-боровичок. Прошлым летом его, уже шестилетнего, свозили на юг к дедушке. Вернулся счастливый, кинулся на руки:

- Бабуля, я в море купался, папа меня плавать научил! Я тебе ракушку на берегу откопал в песке!

И что? Всё теперь прахом? Эх, Кирюша-Кирюша, где ж ты голову-то потерял?

Настя не приехала. Позвонила:

- Вы извините, мне надо побыть немного одной.

- Антошка знает?

- Нет пока, мама Люба. Я не могу ему сказать, а Кирилл дома не бывает, - голос у неё дрогнул.

- Я с тобой, доченька, помни это.

В субботу Кирилл нарисовался с утра, взволнованный и какой-то дёрганый.

- Мамуль, собирайся. Оденься понаряднее. Это будет вроде торжественного обеда.

- Да не лежит у меня душа. Может, обойдёмся?

- Нет. Прошу тебя!

Эмма Андреевна цепко оглядела будущую родственницу и сделала соответствующие выводы: церемониться особо нечего. Аллочка, видимо, старательно кормленная пышненькая «девушка на выданье» - голубые глаза, светлые волосы ниже плеч - поздоровалась равнодушно, с явной натугой поинтересовалась здоровьем. Любовь Петровна неожиданно для себя даже повеселела и расслабилась. Эти люди просто хотят соблюсти приличия, которые требуют знакомства. А значит, и она - тоже из приличия - посидит полчасика и сбежит. Стол, конечно, накрыли красиво. А вот говорить было не о чем. Кирилл от неловкости с преувеличенным рвением пытался ухаживать за всеми дамами одновременно, чуть не уронил тарелку, покраснел. Эмма Андреевна похвалила тёплую осень, свой дачный урожай и сказала:

- У вас... э-э... Любовь Петровна, очень умный сын, возьму его к себе в бизнес. После развода.

- Желаю успеха, спасибо, было очень вкусно, - Любовь Петровна поднялась. - Мне надо по делам.

- Жаль, - Эмма Андреевна пожала плечами.

Кирилл, скрывая досаду, вышел следом.

- Тебя проводить?

- До лифта.

На лестничной площадке он укорил её:

- Могла бы и посидеть ещё. Они ведь готовились.

- Ты вот чего, Кирюш, - Любовь Петровна словно и не услышала. - Не ищи Насте комнату. Я их с Антошкой к себе заберу.

- Мама, это неправильно! - крикнул Кирилл.

Но Любовь Петровна уже шагнула в кабину и нажала кнопку.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 41 (926) от 12 октября 2016 г.

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.