Класс

Класс

21 октября 2016 12.53Интервью

Max Scotch, вокалист Ocean Jet: «Мы зарабатываем только музыкой и в шутку называем свой стиль диско-декаданс»

Молодая, амбициозная и уже популярная группа Ocean Jet рассказала «Классу», как из песен «Агаты Кристи» и Цоя вырос окупающийся музыкальный проект.

Max Scotch, вокалист Ocean Jet: «Мы зарабатываем только музыкой и в шутку называем свой стиль диско-декаданс»

Александр Румянцев

В среду, 19 октября, Омск накрыла океанская волна электроники, инди и рока. Набирающая популярность группа из Костромы Ocean Jet выступила в нашем городе в рамках своего первого масштабного тура. После саундчека ребята рассказали «Классу», каким видят своего слушателя и как их музыка меняет жизни людей.

Седьмой город из тридцати — только начало пути. Как встретил город? Представляли вообще, куда путь держите?

Максим, Max Scotch, вокалист: Хорошо. Очень даже хорошо. Квартира, в который мы жили, — неплохая, с видом на Иртыш. Нам понравилось все. Мы не особо успели посмотреть город, в целом пока впечатления хорошие.

Иван, Jon Myred, гитарист: У нас раньше продавался сыр «Омичка» (Смеется.)... И у вас есть музей Достоевского.

Слева направо: Николай Дементьев — ударник, Jon Myred (Иван) — гитарист, Max Scotch (Максим) — вокалист.

Да, 4 года Достоевский провел на каторге в Омском остроге.

Максим: Повезло ему. С городом (Смеется.).

Иван: Достоевский писал, что Омск — грязный городишка и развратный.

Максим: Развратный? Ну, пока мы не успели это оценить (Смеется.).

Но все же о вас. Думали ли в детстве, что станете популярными музыкантами?

Максим: Да, в принципе с самого детства я мечтал стать музыкантом. Лет с 11, наверное. С девяти лет я начал увлекаться музыкой, а с 11 я уже решил стать музыкантом.

И отправился получать музыкальное образование?

Максим: У нас ни у кого нет музыкального образования. И это первый наш коллектив, в котором мы можем зарабатывать музыкой и не работать больше нигде. Так что теперь можно сказать, что это профессионально.

А как сложился коллектив, что подтолкнуло?

Иван: Деньги, слава. (Смеется.).

Максим: До этого у нас было очень много разных проектов. Первая группа более менее серьезная появилась лет 13 назад. Мы играли какой-то hard&heavy в Костроме. Потом было еще несколько разных проектов, этому проекту всего тригода, но мы к нему очень долго готовились, наверное, лет пять. Это была такая мечта заниматься музыкой, и я осуществляю ее и по сей день.

А какую музыку слушали в детстве? Может быть, кто-то из вас был заядлым хардкорщиком или же отрывался под «Руки Вверх»?

Максим: Я слушал группу «Агата Кристи», и с нее началось мое знакомство с музыкой, потом — Цоя, а потом как-то резко переключился на западную музыку. Ну, очень много групп, перечислять лучше не буду.

Иван: Я слушал все, что «горит». Все, что было, то и слушал.

Меломан?

Иван: Ну да. У меня папа был меломаном, поэтому у меня с детства крутилось всякое: старенькая рок-классика и прочее.

Сегодня чем подпитываетесь в процессе создания треков, альбомов?

Максим: Личный опыт, в основном, но, чем дальше, тем мы больше стараемся вкладывать в тексты какие-то свои переживания.

В своем творчестве следуете ли вы последним тенденциям?

Максим: Мы, конечно, следим за современными музыкантами, в принципе понимаем тенденции, что куда движется, пытаемся писать актуальную музыку. Однако не равняемся на то, что уже есть.

Как вы можете назвать музыкальный стиль вашей группы?

Максим: Никак, к сожалению. Об этом нас часто спрашивают, но мы сами не понимаем. Шуточно мы называем свой стиль «диско-декаданс». Разные песни ощущаются по-разному, несут разные эмоции и разные личные переживания

Как вы считаете, может ли ваша музыка повлиять на мировоззрение ваших слушателей?

Максим: Я считаю, что да. И я вижу, что уже влияет. Очень многие люди пишут, что наша музыка их вдохновляет, помогает в каких-то трудных ситуациях.

Какая, на ваш взгляд, возрастная категория ваших слушателей?

Максим: Это удивительно, но в основном это молодые девушки в районе 16 лет. Хотя, когда мы создавали этот проект, мы думали, что у нас будет более взрослая аудитория. Получилось так, как получилось.

Ну, не скажите. Моей маме вы очень понравились.

Максим: (Смеется.). Да, взрослые люди, конечно, нас тоже слушают, но в основном это молодежь. Наверное, это связано с тем, что поколение постарше вообще не особо интересуется музыкой, не особо ходят на концерты. Лет 16-18 — это самый такой период, когда музыка для тебя значит многое. Если вы знаете английский язык, будет легко провести параллель между нашими песнями и личной жизнью. По большей части наше творчество очень абстрактное, в песнях каждый может найти что-то свое.

Говорят, творческие люди не от мира сего. Как вы к этому относитесь?

Иван: Относимся. Напрямую. (Смеется.). Но это понимание нормальных людей, а не тех, кто не от мира сего.

Максим: В понимании нормальных людей, я думаю, мы тоже не от мира сего. Ну, будь мы нормальными, мы бы занимались чем-нибудь другим.

Творчество в вашей жизни ограничивается музыкой?

Максим: Я увлечен множеством видов искусства. Я очень люблю кино, Ваня читает много фэнтези.

Ваша популярность сейчас нарастает. Не боитесь заболеть звездной болезнью?

Максим: Она так медленно нарастает, так что, пожалуй, нет. Пока все нормально, тревожных звоночков еще не было.

Если бы у вас появилась уникальная возможность переместиться во времени и пространстве, чтобы дать свой концерт, где бы вы выступили?

Иван: На Вудстоке (Один из знаменитейших рок-фестивалей. Первый раз длился с 15 по 18 августа 1969 года. Состоялся на одной из ферм городка в сельской местности Бетел, США. Событие посетило около 500 тысяч человек. Во время проведения фестиваля умерло три человека: один от передозировки героина, второй был сбит трактором, третий упал с высоких конструкций; произошло два неподтвержденных рождения детей. Затем фестиваль был проведен еще шесть раз. — Прим. ред. ) в 1999-м.

Максим:  Думаю, нас бы никто не понял тогда, но тем не менее. Я бы переместился….. в 3000-е. Все подумают, что мы играем очень древнее г**но, но просто очень интересно, что там будет происходить.

Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.