Ваш Ореол

Ваш Ореол

29 октября 2016 10.00Статьи

«Отстань от нас, дура, поняла?»

Грубые слова словно ударили её прямо по лицу.

«Отстань от нас, дура, поняла?»

Коллаж Геннадия Пономарева

Каждую осень Анжела ложилась в клинику дней на десять, чтобы пройти необходимый курс поддержки здоровья. Нет, ничего смертельно опасного для её жизни не было, но как раз потому, что она тщательно и неуклонно выполняла все рекомендации врачей: с сердцем шутить не стоит. В шестиместной чистенькой палате, где предстояло провести полторы недели, ей отвели кровать у окна, и Анжела забеспокоилась, не дует ли, ведь на улице чуть не всякий день шёл снег.

- Да тепло у нас, тепло, - сказала старушка с угловой койки, а её соседка, такой же божий одуванчик, энергично закивала головой.

- Ну и хорошо, - она приветливо улыбнулась им, разложила в тумбочке прихваченное из дома то да сё и наконец огляделась. Бабули, видимо, провели здесь достаточно времени, чтобы и подружиться, и подустать друг от друга, и с интересом глазели на новенькую. Две кровати были пусты, на третьей, укрывшись почти полностью, спала, судя по очертаниям, очень полная женщина.

- А эту завтра выпишут вроде, - заметив её взгляд, охотно пояснила всё та же старушка. - И слава богу, а то мы её прямо боимся: то сама с собой чего-то бормочет, то поёт…

- Поёт? - удивилась Анжела. - Артистка, что ли?

- Да ну, какая артистка, - махнула рукой бабушка. - На рынке мясом торгует. Всё про эту калину в поле у ручья как затеяла, так остановиться не может...

Анжела тоже легла и чуть приуныла. Чтобы дни в клинике, где ты привязана к одному и тому же месту, не тянулись тоскливо, нужна хорошая компания. Пока такой не наблюдалось. С бабками о чём говорить? Может, составить дуэт с «народной певицей» - и по палатам с концертом? Она тихонько засмеялась и тут же пристыдила себя: нельзя вот так походя о человеке плохо думать. Правда, услышать песню не довелось. Женщина, наконец проснувшись, коротко кивнула ей, а потом достала из-под подушки книгу в отвратительно пёстрой обложке и читала до самого отбоя.

На следующее утро, едва открыв глаза, Анжела увидела, что пустовавшая кровать рядом с её занята. Крепко же спала, если даже не услышала, когда поступила эта девушка. Наверное, по скорой привезли. Новая соседка ещё спала, выпростав из-под одеяла тонкие руки. А бледная какая, аж с зеленцой! Что-то серьёзное случилось? Но тут вошла медсестра, объявила подъём, начались ранние процедуры, все зашевелились, бабульки завздыхали. Девушка тоже попробовала встать, но медсестра по-хозяйски скомандовала:

- Лежите! Я вам ещё укольчики не поставила.

- Помочь? - спросила Анжела, когда в палате стало тихо. - Ходить можешь? Тебя как зовут?

- Нина. Могу… - внимание явно её смущало: она даже порозовела.

Но Анжела всё-таки слегка придерживала её под руку по пути в столовую на завтрак.

- Ночью плохо стало, пришлось вызывать врача, прямо неудобно, - сказала Нина за столом.

- Здрасьте! - удивилась Анжела. - И правильно сделала. Жизнь-то одна. Ешь, ешь, а то худышка такая - смотреть страшно.

- Да я всегда такая была. В моей семье все худые - и мама, и сёстры. Они в районе живут.

Вернувшись, Нина опять легла, и пальцы беспокойно затеребили край простыни.

- Рассказывай, - мягко сказала Анжела, присев рядом. - Легче станет, вот увидишь.

- Да я за Славку волнуюсь. Сын, пять лет ему. Проснулся, а мамы нет. Витя его к своей матери на это время, пока я здесь, увезёт...

- И что? Это плохо?

- Да как сказать... Свекровь меня терпит еле-еле, бледной молью в глаза называет и Славку, по-моему, не любит: твоё, говорит, отродье, как будто я его сама собой родила. А у вас... - Нина заметила протестующий жест и поправила себя: - У тебя дети есть?

- Тоже сын, представь. Игорёк. Почти ровесник твоему, на год старше.

- С мужем остался?

- К маме в пригород отправила. А мужа у меня нет. Точнее, был, но я его вытурила в шею.

- Как же так? И одна теперь? - Нина с состраданием погладила Анжелу по руке.

- Изменил, подлец, с моей же подругой, - она усмехнулась.

- Ой, я бы её убила! - с чувством воскликнула Нина. - Такое натворить!

- А я спасибо сказала, - Анжела серьёзно посмотрела на неё. - Не веришь? За то, что помогла его нутро с гнильцой раскрыть. Всё равно, значит, изменил бы, не с ней, так с другой. Надеюсь, твой Витя любит только тебя.

- Любит, - согласилась Нина. - После работы - домой. Со Славкой много занимается. По выходным иногда к друзьям уходит, но чтоб налево - это ни-ни.

- Хороший муж. Не обижает?

-Ну, как не обижает... - она погрустнела. - Сухой Витя какой-то, не обнимет лишний раз, не скажет что-нибудь доброе. А так хочется... Я один раз спросила, почему он так со мной, до свадьбы ведь по-другому было. А он: с бабой строго надо, а то возомнит о себе. Ему, мол, отец так говорил. Кричит, когда не нравится, какой обед приготовила.

- Но хоть не бьёт? - осторожно спросила Анжела.

- Было... - Нине очень не хотелось признаваться в этом, но раз уж пошёл разговор, так что теперь скрывать?

- Может, ты и сюда из-за него попала?

- Он задержался на работе, устал, разозлился, что ужин не разогрет, хлеба свежего нет, начал орать с порога, Славка испугался и расплакался, я туда-сюда мечусь... Потом вроде успокоился, а как спать ложиться, опять началось. Всё припомнил! Я молчу, думаю, наверное, на работе неприятности, вот на мне и срывается. В общем, толкнул так, что через всю комнату пролетела, ударилась затылком о батарею, сознание потеряла. Очнулась - он трясётся: не зашиб ли до смерти? А мне плохо, с сердцем что-то. Вызвал скорую...

- И что ты врачу сказала?

- Про Витю ничего, - Нина затрясла головой.

- Как же ты всё это терпишь?

- Не знаю. Иногда прямо плачу... А что поделаешь? Сама замуж за него вышла.

Сон никак не шёл. Анжела думала о Нине, возмущалась её покорностью, но больше всё-таки жалела. И впрямь, квартира не её - куда ей с мальчонкой податься? Назад в деревню? Там ни работы, ни шанса найти другого мужа. Да и как её встретят - тоже вопрос. Вот чем ей помочь? А помочь надо. Каким вырастет Славка рядом с таким папашей? Нет, нужно обязательно что-то предпринять.

Нину выписали раньше, и Анжела попросила у неё, расставаясь, номер телефона. Та удивилась, но продиктовала, не зная, что у новой знакомой уже готов план по её спасению. Едва оказавшись дома, Анжела тут же позвонила.

- Привет, Нинусь! Как поживаешь?

- Ну, в общем, ничего. Всё по-прежнему. Витя? Дня два тихий был, а вчера опять бушевал. Сам наследил в коридоре, а я вовремя с тряпкой не бросилась. Орал, что совсем разленилась в больнице, наотдыхалась...

- Нин, а давай ты вместе со Славкой переберёшься ко мне. Может, твой муж поймёт, что тебя есть кому защитить, и задумается. Вообще, я считаю, ты должна ради сына уйти от него навсегда. Поживёшь у меня, а там посмотрим. И не бойся! Я тебя не оставлю. Запиши адрес, на всякий случай.

- Не могу пока ничего сказать, - судя по тону, Нина растерялась. - Спасибо, конечно.

- Ты подумай, ладно? Я тебя не тороплю. Буду ждать звонка.

Но Нина не позвонила. «Стесняется, скорее всего», - решила Анжела и сама снова набрала номер. Никто не ответил. Она упорно нажимала на вызов, уже всерьёз встревожившись, и наконец услышала почти шёпот:

- Я не могу разговаривать. Витя дома. Я ему сказала о тебе. Что, если он будет...

И тут вмешался грубый бас:

- Это она звонит? Дай сюда трубку! Эй, ты кто такая? Тебе чего надо? Отстань от нас, дура, поняла?

Анжела похолодела, как от удара по лицу, но мгновенно собралась:

- Виктор или как вас там! - сказала ледяным голосом. - За слова придётся отвечать. Разговор записывается на встроенный диктофон.

- И что с того? - чувствовалось, что он ухмыльнулся.

- Мой отец - полковник полиции. Завтра же у вас начнутся крупные неприятности, - сама поразилась, как уверенно соврала и ни разу не запнулась.

- Пошли вы все...

А спустя часа полтора в её прихожую вошли заплаканная Нина и мальчик с испуганными глазами.

- Выгнал он нас, сказал, не нужны ему больше...

- Только не плачь, - засуетилась Анжела. - Сейчас чайку попьём, всё обсудим, ладно? Игорь у бабушки.

Позже, когда Славку уложили спать, они сели на кухне. Нина молча слушала, как они заживут наконец спокойно и счастливо, потом сказала, что очень устала.

- Я утром рано убегу, вы тут привыкайте потихоньку, ладно? Вот тебе ключ, если захочешь выйти.

Но вечером квартира оказалась пуста. На столе лежала записка: «Мы уехали домой. Спасибо за всё. Ключ привезу завтра».

«И кто же всё-таки дура?» - Анжела бросила скомканный листок в пакет с мусором…

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 43 (928) от 26 октября 2016 г.

Добавить комментарий
«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.