Деловой Омск

Деловой Омск

12 февраля 2014 08.29Статьи

Иван Кухаренко. Закон «до лампочки»

В конце прошлого года Госдума РФ одобрила поправки, внесенные в закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности». Однако исполнительный директор СРО НП «Энергоаудиторы Сибири» Иван Кухаренко считает, что понимания выгоды от инвестиций в энергоэффективность у бизнеса по-прежнему нет.

Иван Кухаренко. Закон «до лампочки»

 Закон об энергоэффективности обязывает все предприятия провести энергоаудит. У вас, наверняка, нет отбоя от заказчиков.

— Совсем нет. По данным Минэнерго России, на сегодняшний день обязательный энергоаудит прошли всего 30 процентов предприятий, хотя срок был определен законом до конца 2012 года. В основном это бюджетные организации: деньги заложены. Из полутора тысяч энергоемких котельных Омской области обратились к нам пока единицы. Понимания того, что мероприятия по энергосбережению нужны самим предприятиям, нет. Административный ресурс тоже не работает. Штраф за отсутствие энергетического паспорта по закону составляет до 250 тысяч рублей. На деле Ростехнадзор назначает раз в пять меньше, причем я пока не слышал о наказаниях за «липовые» паспорта.

И много «липовых» паспортов?

— Многие хотят получить паспорт, только чтобы не платить штраф. Сегодня масса контор предлагают сделать его за 10-15 тысяч рублей, хотя минимальная стоимость работ — 100-300 тысяч. Прежняя администрация Омска за 18 миллионов рублей заказала энергоаудит муниципальных организаций почему-то московской фирме. Мы пытались предупредить мэрию, нас не услышали. Это же должна быть не просто группа товарищей, которая штампует документы, это специалисты, которые выезжают на каждое предприятие, выполняют сложные, иногда длительные обследования с использованием дорогих приборов, наблюдают, анализируют, рассчитывают… В прошлом году, когда город решил войти в проект Европейского банка реконструкции и развития, его специалисты пришли к выводу, что аудит формальный.

Что, только омская мэрия заказывает фиктивный аудит?

— Нет, конечно. К примеру, руководитель одного из крупных хозяйств рассказывает, как сделал энергопаспорт предприятия всего за 70 тысяч рублей: студентов нанял, 20 тысяч им на пиво, 50 — в свой карман. Или звонят нам из правительства Башкирии: мол, разработайте программу республики по энергосбережению, есть два миллиона рублей и два месяца. Мы отказались, а они все же сделали — и быстрее, и дешевле. Но для чего это делать? Экономии энергии добиться можно просто — лампочки выкрутить, отопление отключить, руки перестать мыть в конце концов. Энергоэффективность сложнее: нужно снижать потребление энергоресурсов за счет выявления собственных резервов, использования менее энергоемкого оборудования. Например, треть затрат крупных предприятий, имеющих тепловые или водопроводные сети, таких, к примеру, как «ОмскВодоканал» и «Омскоблводопровод», приходится на электроэнергию. Ложатся они, как правило, на плечи потребителей. Сейчас эти предприятия, наконец, начали устанавливать частотно-регулируемые насосы, сокращающие затраты почти на 70%.

Получается, потребитель оплачивает неэффективную работу предприятий, которые закладывают расходы на энергию в себестоимость товаров и услуг.

— Да, экономика России отличается высокой энергоемкостью, наши товары не всегда конкурентоспособны. И чем дальше, тем будет хуже. При этом, только по официальным данным, пятая часть энергии выбрасывается в атмосферу и канализацию, это примерно 2,5 триллиона рублей. Хуже того, на втором Международном форуме по энергоэффективности и энергосбережению ENES-2013, который состоялся в Москве в конце ноября, с высокой трибуны заявлено, что источники энергии скудеют: нефти в России осталось на 22 года. А мы сырьевая страна, доходы складываются в основном от продажи как раз невозобновляемых энергоресурсов. К тому же случилось то, чего не ждали — изменилась структура потребления. Российский природный газ скоро будет не нужен. В Китае разрабатывают сланцевые месторождения, экспортером стала Америка. Придется природный газ перерабатывать в сжиженный, чтобы найти рынок сбыта в Азии и Японии, где на нем строится экономика. Но переход на новые технологии — это затраты денег и времени. Правительство полагается на нефтегазовые доходы, которые позволяют тратить какие-то деньги на социальные нужды. Но, по оценке консалтинговой компании Macro Advisory, чтобы сбалансировать бюджеты на ближайшие несколько лет, нужны будут цены на нефть, превышающие 108 долларов за баррель. То есть выше, чем сейчас. А цена не растет. К тому же что стоит США после Олимпиады сбить ее хотя бы на время? У нее запасов хватает, Европа только выиграет, Саудовская Аравия перебьется. А рубль рухнет  — вместе с социальной политикой.

Развитие альтернативных источников энергии также ставит Россию в невыгодные конкурентные условия?
— Запад все активнее использует возобновляемые источники энергии — солн-це, ветер. В Европе недавно построили геотермальную станцию у подножия вулкана, тепло добывают из магмы. Согласно Декларации Европейского Союза, западные страны к 2020 году должны снизить потребление энергоресурсов на 20%, на столько же уменьшить выбросы вредных веществ, причем 20% всей энергии вырабатывать на альтернативных источниках. У нас с этим пока трудно. Хотя Сибирь — клад альтернативной энергии. Снизу — «геотермальное море», сверху — солнце, как в Сочи, а есть еще ветер и холод, которые тоже можно использовать. У соседей, в Томской области, разработана программа по использованию возобновляемых источников энергии и местных ресурсов — торфа, щепы. Проведен серьезный технический анализ, подключены исследовательские институты. Уже, как рассказывал на форуме губернатор Сергей Жвачкин, есть детский сад и школа, работающие на тепловых насосах, берущих горячую воду в недрах земли.

В Омске таких примеров нет?

— Есть. К примеру, две омские компании разработали оборудование для котельных, работающих на щепе, которая обычно идет в отходы. Стоимость гигакалории в два раза снижается, во столько же повышается энергоэффективность.

Как известно, при областном министерстве экономики создан Фонд энергосбережения. Чем он занимается?

— Предполагается, как я понимаю, что он будет проводить через себя все инвестиционные проекты, которые должен рассматривать с точки зрения энергоэффективности. На мой взгляд, для этого надо создавать целый институт. Федерация на эти программы выделяет средства на условиях софинансирования — в прошлом году область получила 52,5 млн рублей, в этом ограничила до 45-ти. Немаленькие деньги, но куда идут, не видно.

Чем такое недофинансирование может обернуться?

— Стоимость альтернативной энергии, в отличие от всего мира, у нас пока выше, чем обычной. А тарифы обычной не обоснованы экономически и повышаются вместе с уровнем инфляции. Тем не менее та же электроэнергия в Западной Европе стоит в 5-7 раз дороже. Влившись в международное экономическое сообщество, придется держать цены энергоресурсов в соответствии с мировым уровнем. Пока государство их сдерживает, но предполагается, что в 2017 году они будут отпущены. Так что искать альтернативу вынудит сама жизнь. Но надо, чтобы работа была комплексной — построишь котельную с новым оборудованием, а трубы текут. Где тут эффективность выявишь? Понятно, что денег в муниципалитетах нет.

В чем выход?

— Энергосервисные контракты, например, популярные на Западе. Свои деньги не нужны — энергосервисная компания вложит собственные или привлеченные. При этом процентную ставку должно погашать государство. Многие банки уже участвуют в этой программе — президент Сбербанка РФ Герман Греф на конференции заявил, что готов выделять для этой цели триллион рублей ежегодно. Но и банкам, и инвесторам нужна гарантия возврата средств. Мы предлагаем гарантом выступать государству, а на время контракта заморозить тарифы. Всем выгодно. К сожалению, российские законодатели пока не хотят регулировать этот вопрос. Да и у предприятий порой нет желания заниматься энергоэффективностью. Уменьшатся затраты — увеличатся налоги. И, не дай бог, сверхприбыль возникнет!

Введение налоговых льгот за энергоэффективность решило бы проблему?

— Конечно. Можно, к примеру, установить норму потребления ресурсов, исходя из энергетического паспорта, постепенно ее снижать. С нормы налоги не брать, дать возможность продавать сэкономленные ресурсы по поощрительным сертификатам. Существует много отработанных механизмов, которыми у нас не пользуются. Но, похоже, последние поправки в закон об энергосбережении нацелены исключительно на сбор информации, не особенно и нужной. Зато ужесточены требования к СРО, которые теперь обанкротить ничего не стоит, — суды вряд ли компетентны в вопросах энергосбережения. А фирмы, штампующие паспорта, непрофессионалы, называющие себя энергоаудиторами, по-прежнему могут жить спокойно. Такое ощущение, что закон «до лампочки» не только омичам.


Наталья Яковлева 


Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №05 (009) 11 февраля

 

Добавить комментарий
Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

О том, чем похожи Огурцов и Якубович, почему актер — это не про «звездность», и немного про Омск — в нашем мини-интервью.

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»Фото

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»

Рецензия на спектакль петербургского режиссера по пьесе Ивана Вырыпаева.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.