Деловой Омск

Деловой Омск

01 декабря 2016 07.00Интервью

Захар Прилепин, настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин. Родился 7 июля 1975 года в Рязанской области. После службы в армии учился в школе милиции, служил в ОМОНе. Параллельно со службой учился на филфаке НГУ им. Лобачевского. Работал журналистом, был главным редактором газеты, в том числе издания нацболов. В 2003 году впервые опубликовал свои произведения. С 1996 года — сторонник коалиции «Другая Россия», в 2007 году стал соучредителем национал-демократического движения «Народ». С декабря 2015 года работает советником главы ДНР Александра Захарченко. Женат. Четверо детей.

Захар Прилепин: «Он кинул всю российскую элиту»

Писатель Захар Прилепин пообщался с редактором «ДО» и рассказал о совместных утрах с Сурковым, расхождениях с Навальным и о том, как Путин «кинул» российскую элиту.

Захар Прилепин: «Он кинул всю российскую элиту»

Александр Румянцев

Как вас дети называют — папа Женя или папа Захар?

— Просто папа и все.

А если кто окрикнет?

— Если Захар — обернусь. А если Женя — могу и не обернуться. Даже мои старые друзья по ОМОНу теперь при встрече называют меня Захаром... Они забыли, что когда-то я был Евгением. В последнее время меня даже Захаром Николаевичем называют. Сам виноват. Придумал себе псевдоним.

Давайте начнем с вашего коллеги — поэта Улюкаева. В свое время он критиковал слияние «Роснефти» и «Башнефти», а потом вдруг стал одобрять... Где-то тут, по сообщениям СМИ, и всплыли эти 2 млн долларов. Я, конечно, ни на что не намекаю, но вы в разное время тоже очень по-разному оценивали путинскую реальность. Что способствовало изменению взглядов? Возраст?

— Никакого отношения к возрасту это не имеет. Я всегда был империалистом и ратовал за восстановление Российской империи или Советского Союза в той или иной форме. Поэтому присоединение Крыма сняло треть вопросов к нынешней власти, а знание того, что действительно происходит на Донбассе, сняло еще треть. Остался только экономический блок… Но и там есть надежда, что будет происходить то, о чем я мечтал.

Если нынешний Захар встретится с тем, образца 2008-2012 годов... Что он ему скажет?

— Ничего особенного. Я понимаю его, а он понимает меня. Никакого перерождения не произошло. Все остается на своих местах, вся моя публицистика того периода переиздается. Никаких правок я не вношу… Если завтра будет сдан Крым или Донбасс, мои взгляды вернутся в прежнее состояние.

Более того, я убежден, хотя это и самонадеянно, что отдельные мысли, которые я произносил, через воздух, через атмосферные осадки попадают к людям во власти. Есть определенный интерес к моим взглядам в коридорах Кремля. Есть чиновники, которые читают все мои тексты, передают друг другу. И эти же самые люди в итоге не читают текстов братьев Якименко, разогнали организации «Идущие вместе», «Наши»… Они это сделали именно потому, что я об этом писал. Так что не я сдал свои позиции, это они подошли к месту, где я стоял. Это пускай Владимир Владимирович Путин с собой образца 2001 года поспорит, когда он «уронил» станцию «Мир» и сдал базы в Лурдесе (Куба) и Камране (Вьетнам).

А вам интересно было бы пообщаться с Путиным?

— Мы общались несколько раз… Но формат «поэт и царь», который был раньше, здесь уже не подходит. Мы не сядем за столом, ну типа, скажи, Захар, скажи, Владимир Владимирович… Более того, я не чувствую себя в том статусе, чтобы давать ему советы.

У меня есть другой человек — Александр Захарченко (глава ДНР. — «ДО».). Мы сидим за одним столом, в одном окопе, в одной бане... И там я могу высказать свое мнение, если меня спросят. Сам не лезу с советами.

Когда погиб Моторола, я забанил всех, кто писал гадости об этом.У меня погиб товарищ, близкий друг, которого я любил…Даже если бы убили Яроша (лидер «Правого сектора» — деятельность организации запрещена на территории России решением Верховного суда), я бы не стал ничего писать.

Какие у вас сейчас отношения с Алексеем Навальным?

— Сейчас никаких. Раньше были нормальные отношения, товарищеские. Но даже на тот момент, когда мы пытались о чем-то договариваться, у него были его взгляды, а у меня — свои. Я как-то его спросил году в 2012: «Леш, ну давай, скажи, если будет восстание на Юго-Востоке Украины, будем поддерживать?» Он замялся: «Это же суверенная страна, Захар, давай не надо…» «Не понял, — говорю. — Ты же русский националист. В чем дело?»

Тогда я впервые заметил, что мы как-то не сходимся. Хотя в тот период этот вопрос был совершенно не актуальным. Мы реально не ожидали, что все это произойдет. И хотя я написал пару текстов на эту тему и сейчас порой могу прихвастнуть, что я предвидел… Нет, на самом деле, не предвидел.

А что касается других тем — да, конечно, нас обоих раздражала коррупция… Но понятно, что сейчас, когда Путин посадил 8 губернаторов за два года, когда голова летит за головой, борьба Навального с коррупцией выглядит уже не столь убедительно.

А то, что сейчас происходит в стране, на ваш взгляд, это реальная антикоррупционная политика или «пыль в глаза»?

— А антикоррупционная политика Навального разве иная? Все то же самое. Есть истории, которые решаются сегодня, есть истории, которые надо попридержать — сейчас нельзя, можно будет годика через три. Есть истории, которые вообще замалчиваются. Алексей точно так же действует: кого-то трогает, кого-то — нет, за кого-то попросили… Это большая политика, она только так и работает.

Действующего министра федерального правительства взяли впервые, это сигнал?

— Да, сигнал. Но не того, что будет 37-й год… Дело в том, что Путин вошел во власть, имея определенный круг обязательств перед элитами. Он постепенно гасил эти обязательства и сейчас выходит на тот уровень, когда он больше никому ничего не должен. Теперь все только по гамбургскому счету. И, кстати, он доказал это не сегодня с Улюкаевым, а когда присоединяли Крым…

Когда он сидел за большим квадратным столом и спрашивал: «Ну что, ребята, присоединяем?» И ведь «ребята» сказали: «Нет, не присоединяем». А он: «Спасибо, я вас услышал, присоединяем». Он таким образом «кинул» всю российскую элиту, потому что мы же понимаем, у всех дети, жены, заграничные вклады… Все попали под санкции. Но он сказал: «А я вам не предлагал там ничего иметь, это ваш выбор». Более того, он и самого себя «кинул»... Вот тогда я все понял: это мой император, и я с ним работаю. Он пересел в мою лодку, и я сказал ему: «Здравствуй, император, рад тебя видеть!»

Простите за нескромный вопрос, а когда император пересел в вашу лодку, выиграли ли вы от этого финансово?

— Мое финансовое благосостояние не улучшилось и не ухудшилось за последние 10 лет. Я как зарабатывал на своих книгах, так и зарабатываю. Пишу книги, снимаюсь в кино, веду телепрограммы. У меня появилось оптимистическое, духоподъемное представление о будущем России, о том, что мы мировой геополитический игрок, который пытается «отвечать за базар». Я очень счастлив, что живу именно в это время. Рад, что меня не убили в 1999 году. Я бы тогда ушел на тот свет в совсем плохом состоянии...

А писательских гонораров вообще хватает на нормальную жизнь?

— Если бы я жил один, то хватало бы, но у меня четверо детей, некоторое количество нянь, собак и жена, поэтому я еще веду две телепрограммы, возглавляю два СМИ. У меня много разных источников дохода.

Что касается ваших провидческих талантов… Помните ваш очерк для газеты «Коммерсантъ» — вымышленные мемуары Владислава Суркова. У вас он заканчивает в Рязанской области в минус 40 с ледорубом в руках...

— (Смеется.) Тут они меня обыграли, повели себя иначе. Видимо, прочитали эту колонку и сделали по-другому.

А вообще, какие у вас с Сурковым отношения? Пишут, что вы чуть ли не родственники.

— У людей, имеющих отношение к власти, есть некоторые хорошие черты. Допустим, Путин и Сурков не обидчивые люди.

Не обидчивые?

— По отношению к литераторам — да. Иначе бы они давно затаили злобу и всем головы поотвинтили. Все, что о них понаписали я, Лимонов, Проханов, Быков, Акунин, Улицкая… До этого им нет совершенно никакого дела. Ну пишут и пишут… Хотя Сурков очень начитанный человек. Все наши писатели совершенно свободно каждый год толпой (и я в их числе) ездят на все международные семинары. Никаких препятствий, препон на границе...

Да, у властей есть негативные черты, но точно не в отношении писателей.

Как вы объясните феномен Суркова, который и талантливую книгу «Околоноля» написал, и создал движение «Наши»?

— Да, он очень неплохой писатель — сильный, разумный, профессиональный, можно сказать... Мы однажды встречались, я ему сказал, что его молодежная политика была ошибкой, она обанкротилась. Не помню, что он ответил, но по реакции было видно, что он скорее согласен. Мы говорили про Донбасс, и я сказал, что никого из этих молодежных движений там не видел, потому что это лишь сборище конформистов. Что же касается этих разговоров про родственные связи: да, мы действительно выросли в одном городе Скопине, в Рязанской области. И когда-то моя сестра была замужем за его двоюродным братом. Сейчас они в разводе. Но я никогда до этого Суркова не видел, и даже его двоюродный брат тоже с ним не общался. Впервые мы увиделись в Кремле.

После того как опубликовали якобы его электронную почту, мне позвонили из BBC, спросили, правда ли Сурков следит за моей новой книгой о Донбассе. «Конечно, — говорю. — Мы же родня, каждое утро ее обсуждаем». Я дурака валял, а они вырвали из контекста эту фразу, все остальное вырезали — жулики, короче.

Ваше нашумевшее письмо Сталину заканчивается словами: «Мы все тебе обязаны, будь ты проклят». «Усатая сука», «оспяной урод» — откуда вот это все? Голый стеб?

— Да, в чистом виде. Такая запоздалая реакция на 90-е годы и весь этот квазилиберальный шабаш — миллионы слов по поводу Сталина, Ленина… Что Сталин ничего не построил, был плохим управленцем, все пьяные ходили… Те, кто пользовались трудами советского народа под его управлением и успешно выводили деньги за границу, теперь вдруг сильно распереживались о жертвах сталинизма. Меня все это заколебало, и я решил этот парадокс выразить в такой поэтической форме. Понятно, что Сталин там — нереальный, чисто мифологический персонаж. Это письмо всех очень рассмешило. Я в один день получил примерно 200 факсов. Какие-то казачьи атаманы предлагали мне охрану, мол, иначе меня порвут на части. А не слишком чистоплотные персонажи, типа Шендеровича и Ганапольского, восприняли письмо как антисемитское. Хотя я вообще не по этой части. Я скорее юдофил.

А у вас есть свой «список нерукопожатных»? Или вы не мстительный?

— Я злопамятный, но не мстительный. Когда погиб Моторола (Арсен Павлов, ополченец ДНР. — «ДО».), я забанил всех, кто писал гадости об этом — Дмитрия Быкова, Максима Кантора…

У меня погиб товарищ, близкий друг, которого я любил… Это не по-русски, не по-христиански. Даже если бы убили Яроша (лидер «Правого сектора» — деятельность организации запрещена на территории России решением Верховного суда), я бы не стал ничего писать.

Вас называют главным писателем современности. Бывает ли, что порой от гордости и подбоченитесь?

— Лет 10 назад мог и подбочениться. А сейчас… Никак к этому не отношусь. Люди говорят — ну мне приятно. В разные годы, я думаю, и ваш земляк Роберт Рождественский подбоченивался, и Евгений Евтушенко подбоченивался... Они были уверены, что всегда будут на первом плане. Но нет. Вышло, что это второй или третий эшелон российской поэзии. А на первый вышли Иосиф Бродский, Юрий Кузнецов, Борис Рыжий. Если ты при жизни попал во все учебники, это еще ничего не гарантирует.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №47 (150) от 29 ноября 2016

Добавить комментарий
Арсений Попов, актер шоу «Импровизация»: «Уезжать из Омска было тяжело. Но иначе вы бы не брали у меня интервью»

Арсений Попов, актер шоу «Импровизация»: «Уезжать из Омска было тяжело. Но иначе вы бы не брали у меня интервью»

Участник популярного шоу на ТНТ рассказал «Классу» об омской театральной школе, хейтерах и шутках под разрядом тока.

Оля Слово, основатель школы стилистов Self Made Studio: «Мода современна — стиль вечен»Фото

Оля Слово, основатель школы стилистов Self Made Studio: «Мода современна — стиль вечен»

Оля побывала в Омске в рамках образовательного проекта GTOUR-2017 и рассказала, как создала школу стилистов и персональных шоперов, а затем запустила альтернативное печатное издание о моде и культуре.

Вес_имеем: Дневники худеющих

Вес_имеем: Дневники худеющих

О мотивации, правильных привычках и о том, каково это — ходить в гости к Шлеменко по утрам.

Георгий Яшин, создатель бренда Ziq & Yoni и первой сникер-химчистки: «Мы не хотели работать на дядь, мы сами стали дядями»

Георгий Яшин, создатель бренда Ziq & Yoni и первой сникер-химчистки: «Мы не хотели работать на дядь, мы сами стали дядями»

Москвич без высшего образования, но с двумя работающими бизнес-проектами рассказал, как искать, находить и реализовывать идеи для организации и раскрутки своего дела.

Бикини по весне: в Омске прошел кубок по бодибилдингу и фитнесу

Бикини по весне: в Омске прошел кубок по бодибилдингу и фитнесу

18 марта в «Химике» состоялись соревнования по бодибилдингу, бодифитнесу, фитнесу и фитнес-бикини. Жители Омска, Новосибирска, Екатеринбурга, Тюмени, Красноярска выступили в 13 номинациях, а ...

Тест:  Вы гопник или нет?

Тест: Вы гопник или нет?

Приближается весна, которая выведет на улицы Омска не только женщин в миниюбках и любителей субботников, но и истосковавшихся за зиму по свежему воздуху представителей гоп-культуры.

«Обрехтить» Ремарка: «Три товарища» на омской сцене

«Обрехтить» Ремарка: «Три товарища» на омской сцене

В омском драмтеатре состоялась премьера спектакля по культовому произведению Эриха Марии Ремарка.

Из Америки в Омск: Велоtrip 19 века

Из Америки в Омск: Велоtrip 19 века

Какой увидел Сибирь путешественник Томас Ален.

Омские реликвии: 10 самых дорогих коллекционных вещей на продажу

Омские реликвии: 10 самых дорогих коллекционных вещей на продажу

«Класс» узнал, что и за какие деньги выставляют местные коллекционеры.

Кристина Соловьева, модельер: «Магазин одежды для кукол имел оглушительный успех»

Кристина Соловьева, модельер: «Магазин одежды для кукол имел оглушительный успех»

О коллекционных моделях, модных коллекциях и хобби, переросшем в бизнес - в нашем интервью.

#ВЕС_ИМЕЕМ: Grandиозный Fitness

#ВЕС_ИМЕЕМ: Grandиозный Fitness

Кирилл Хариби, Сюзанна Егиян и Евгений Долганев на пути к идеальному телу.

Регина Тодоренко, «Орел и Решка»: «Вижу своего парня трижды в месяц»

Регина Тодоренко, «Орел и Решка»: «Вижу своего парня трижды в месяц»

Ведущая и путешественница рассказала «Классу», чему удивляться, когда объездил целый мир.

Похудение под прицелом

Похудение под прицелом

Жизнь замечательных людей, или Каково худеть под пристальными взорами любопытствующих. Часть первая.

Евгения Деник, автор проекта WEDDING FAST DATING: «Мы приглашаем на свидания уже помолвленные пары»

Евгения Деник, автор проекта WEDDING FAST DATING: «Мы приглашаем на свидания уже помолвленные пары»

Об уникальном для Омска мероприятии «Классу» рассказали свадебный организатор Евгения Деник и ведущий Алексей Куликов.

Пять курсов, полезных для карьеры

Пять курсов, полезных для карьеры

Новые навыки и знания помогают не только в поиске работы, но и дают возможность стать еще более ценным специалистом. Хотим поделиться с вами полезными онлайн-курсами «Академии» HeadHunter для разных ...