Деловой Омск

Деловой Омск

14 февраля 2014 08.32Статьи

Несчастный сектор

Частный сектор, который занимает сегодня около половины территории Омска, воспринимается как проблема, не имеющая решения. Девелоперы и застройщики уповают на жадность местных жителей или спекулянтов, но сами при этом не торопятся быть более гибкими в подходе к городским территориям. Архитекторы Ефим Фрейдин и Александр Ложкин, в свою очередь, считают строительство таунхаусов единственным выходом из ситуации.

Несчастный сектор

Омский частный сектор, возникший в середине прошлого века, изначально был городской периферией и зачастую представлял собой рабочие поселки при промышленных предприятиях. Со временем изменяющееся городское пространство сместило обширные участки, застроенные одноэтажными, как правило, деревянными одноквартирными жилыми зданиями, в самый центр Омска.

На колонку в центре города

Уровень благоустройства не сильно изменился с момента основания: далеко не везде есть централизованное отопление и канализация, газоснабжение и телефонные коммуникации. Даже в самом сердце города жители могут по-прежнему ходить за водой на ближайшую колонку. Дорожная инфраструктура не то чтобы совсем отсутствует, но асфальтовое покрытие дорог и тротуаров на внутриквартальных проездах — скорее, исключение, чем правило.

Отмыть старых или родить новых

Особых стимулов заниматься масштабным благоустройством у жителей частного сектора нет, ведь они, как правило, живут в режиме ожидания сноса. Действующий генеральный план города отводит абсолютное большинство территорий одноэтажной застройки, за исключением редких «островков» вроде «Казачьей слободы», под многоэтажные и среднеэтажные многоквартирные дома. Однако процесс реновации и регенерации частного сектора идет крайне медленно, что приводит к ухудшению условий жизни, смене социального состава жителей и, как следствие, к «трущобизации» частного сектора.

В работе «От трущоб к процветанию» — исследовании частного сектора Новосибирска в 2009 году — ее авторы, новосибирский и омский архитекторы Александр Ложкин и Ефим Фрейдин, отмечали и игнорирование существующей в городе структуры землепользования при разработке проектов планировки территорий. Анализируя местный опыт реконструкций частного сектора, они обратили внимание, что при разработке проектов архитекторами совершенно не учитывается существующая сетка улиц и структура землепользования, а дальнейшая планировка районов происходит «с чистого листа».

«Архитектор Сергей Ситар сравнил современное российское градостроительство с ситуацией, описанной в анекдоте про цыганских детей: «Старых будем отмывать или новых родим?» В России предпочитают рожать новых — сносить все под корень и строить, как в чистом поле», — проницательно заметил господин Ложкин.

Золотые дома

Игнорирование сложившейся структуры землепользования вступает в противоречие с правом собственности владельцев участков, что в конечном итоге и создает для застройщиков основную проблему при работе с частным сектором. В какой-то момент кто-нибудь из собственников внезапно отказывается продавать свой участок за предлагаемую цену, повышая ее в разы. В результате строительство жилья на всей территории становится попросту невыгодным.

«Предположим, мне нужно выкупить семь участков, чтобы построить на их месте большой дом, — говорит девелопер Виталий Королев, рисуя на бумаге в ряд семь квадратиков, нумеруя их от 1 до 7. — Каждый участок стоит, допустим, миллион. Теперь смотрим, как только я покупаю участки 1 и 3 или 5 и 7, то сразу же владельцы 2 или 6 участков поднимают цену до 5 миллионов. А если остался один участок где-нибудь по середине, то его собственник может сказать: «А давайте-ка мне 20 миллионов!». И все. Именно поэтому у нас так много криминала в этой сфере — начинают сжигать эти дома, потому что не знают, как совладать с человеческой жадностью».

С подобными ситуациями сталкиваются не только при жилом строительстве — знаменитые «золотые» дома, торчащие на дорогах по Орджоникидзе и 10 лет Октября видел, пожалуй, каждый омич. Но в случае с общественными нуждами, к каковым относится строительство автодорог и трубопроводов, на помощь может прийти законодательство, допускающее принудительную конфискацию участка с компенсацией рыночной стоимости. Специальный пакет законов был принят Госдумой в преддверии Олимпиады в Сочи, где были также прописаны процедуры принудительного изъятия. В остальном же возведение микрорайонов коммерческими застройщиками к общественным нуждам не относится.

Как утверждает архитектор Никита Шалмин, речь не обязательно может идти о принудительной конфискации: «Говорит мне собственник, что его участок стоит 50 миллионов? Хорошо, я готов заплатить, но только сначала давай отнесем все документы в налоговую и проверим, платит ли он соответствующие налоги со столь дорогого участка или уклонялся. Это значительно все упростит, и это должно быть закреплено законодательно».

Незавидное будущее

Пока законодательно отношения собственник-застройщик остаются прежними, последние продолжают осваивать незастроенные территории. По мнению архитектора Ефима Фрейдина, на сегодня в городе еще есть свободные площадки и тенденция к расширению границ города, которая практиковалась в советском градостроительстве и российских генпланах, не приводит к дефициту земли.

«После полей и неосвоенных площадок идут промзоны и остатки в городе, куда девелопер идет либо из-за инфраструктуры, либо из-за транспорта, но как видим, они тоже не особо движутся — Сибзавод и Агрегатный завод все еще стоят, Судрем стартовал в этом году после 5 лет простоя, — объясняет Фрейдин. — После этого идут пустыри, которые легко забрать, и заброшенные стройплощадки. Их тоже с трудом развивают — Жукова/Лермонтова стоит лет 10, Жукова/Масленникова тоже, дом там достраивают с прошлого года.

От микрорайона к таунхуасу

Несмотря на казалось бы столь мрачный сценарий развития частного сектора, описанный Фрейдиным, выход есть. По мнению Александра Ложкина и Ефима Фрейдина, нужно отказаться от типологии микрорайона и многоквартирного дома, которые за счет создания большого числа «ничьих» пространств также со временем «трущобизируются», и переходить к блокированному жилью, или таунхаусам, по крайней мере в срединной зоне города.

Это же мнение разделяет и Виталий Королев, застраивающий сейчас малоэтажный поселок «Пушкинъ». Он объясняет причины негибкого поведения большинства городских застройщиков тем, что у жилья, которое строится сейчас, есть понятная структура себестоимости и проверенные технологии, а делать что-то новое — это всегда риски.

Тем не менее при строительстве таунхаусов, по словам Ефима Фрейдина, формируется особое взаимодействие девелопера и собственников, сохраняются характер и структура землепользования территории и почти сохраняется образ жизни (свой дом на земле). Увеличение количества жилых ячеек, уплотнение в показателях площади (примерно в 4 раза) улучшает использование территории и является инвестиционной составляющей. При этом сам тип таунхауса, как отмечали авторы, экономичнее отдельного дома по теплопотерям.

«Одно из достоинств наших старых городов – частный сектор. Его можно рассматривать как огромное поле для усовершенствований… Речь не идет о глобальных преобразованиях. Здесь необходим особый подход – работа «кончиками пальцев». Естественно, такой вариант крупным застройщикам неинтересен, но он несет в себе огромный ресурс для спокойного цивилизованного развития, — цитирует Ложкин известного урбаниста Вячеслава Глазачева. — Наличие своего участка, своей двери, своей калитки – великая цивилизационная мощь, которая либо сохраняется как элемент городской жизни, либо вычеркивается. Пока есть склонность это вычеркивать, как якобы абсолютно устаревшее, говоря: «Все это старье. Никуда не годится. Мы здесь нашлепаем что-нибудь в жанре СУ-155, и наступит счастье».

Но зачем город переделывать? Его можно, совершенствовать поколениями – и получить, что необходимо».

karta33

Частный сектор в Омске (выделен синим цветом)

Павел Акимов

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №05 (009) 11 февраля

 

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.