Класс

Класс

24 января 2017 15.42Интервью

Александр Красовицкий, фронтмент «Animal ДжаZ»: «Женщины — очень высокая материя. Не заблуждайтесь»

О жизни независимых музыкантов, ненависти к пафосным приемам и детях, зачатых под «Animal ДжаZ», — в нашем интервью с бессменным лидером группы.

Александр Красовицкий, фронтмент «Animal ДжаZ»: «Женщины — очень высокая материя. Не заблуждайтесь»

Главное фото: Юлия Рванцева

В конце далекого 2000-го в Северной столице родилась группа «Animal ДжаZ». В 2016-м коллектив отпраздновал свое 16-летие, а за год до этого их альбом стал лучшим рок-творением в России по версии iTunes и премии «Чартова дюжина». Новый отрезок в 365 дней группа начинает с большого гастрольного тура, в рамках которого посетит и наш город.

18 марта, в 19:00, «Animal ДжаZ» выступит в омском ANGARе. В преддверии концерта лидер группы Александр Красовицкий рассказал «Классу», как твердо стоять на двух ногах, если ты часть независимого музыкального коллектива, нужно ли возвращать 2007-й и о том, кто такие женщины.

Фото: Михаил Митюшин

В Омске настроения «верни мне мой 2007-й» сегодня, кажется, как никогда актуальны. Видимо, цифра «10» подстегивает. А это возврат слушателей к истории об «1:0 в пользу осени», «Три полоски..», «Шаг Вдох»... Публика взрослеет, ностальгирует. И, естественно, считает, что вот тогда «Animal ДжаZ» был тот. Посмеиваетесь про себя над подобными закономерными тенденциями?

— Воспринимаю это как обычное дело. Для других людей ты — это то, что ты сделал. Для себя самого ты — это то, что ты делаешь сейчас. Люди держатся за свою молодость, воспоминания. Если твоя музыка — важная часть их прошлого, можно только порадоваться. Но я-то иду дальше, для меня это важнее наследия.

Если смотреть на музыкальное развитие группы изнутри — как сами оцениваете, серьезно ли сменился вектор вашего творчества за последние десять лет?

— Живем эмоциями и сегодняшним днем — это неизменно. Больше понимаем и разбираемся в том, что делаем — это факт. Но, скорее, в технической стороне музыкальных вопросов. В этом мы стали глубже. А, скажем, как и откуда рождается музыка — это все такая же тайна и удивление.

Когда-то озвученные характеристики вашего творчества «красиво, мощно, романтично» все еще актуальны?

— Надеюсь, все три упомянутые. Мы да группа «Сплин» — последние немертвые романтики из тех групп, кому больше десяти лет.

Насколько сегодня ваша публика молода? Лица первокурсников все еще в первых рядах на концертах?

— Именно так. Радует, что в среднем состав за все 16 лет не изменился. Первые ряды — 15-18-летние, а сзади стоят те, кому за. Ну и в ВИПах народ с детьми, иногда зачатыми под Animal ДжаZ. Это лучший из вариантов публики, на мой взгляд.

За 16 лет пути группа оставила внушительный след во всех сферах медиа. Саундтреки, клипы, радиоэфиры. В 2014 году вы сыграли в полнометражном художественном фильме. Как вышло, что человек, который не раз говорил, что является интровертом, становится актером? Расскажите про этот опыт?

— Фильм до сих пор не вышел, говорить не о чем. С тех пор я еще пару раз был на пробах в кино на главные роли. Могу сказать, что пробы — это жесть, а профессиональных актеров в этом смысле мне жалко. Потому-то 90% проб заканчиваются отказом. Мне-то было прикольно, я, скорее, развлекался и получал новый опыт. А вот жить с этим постоянно…

Фото: Юлия Рванцева

Планируете ли вновь попробовать себя на актерском поприще?

— Вообще, мне это интересно. Надеть чужую шкуру, личность. Это страшно. Потому и интересно, наверное.

Вообще, многочисленные премии, награды… Посещаете ли церемонии награждения, музыкальные тусовки, благотворительные вечера?

— Ненавижу искренне все подобное, кроме благотворительности. Да и в ней мы участвуем чаще всего как музыканты на сцене. А просто ходить с бокалом в руке и изображать радость от вида малознакомых тебе людей — увольте.

Вы выкладываете композиции на «Айтюнс», насколько это прибыльно в мире, где правит пиратский контент? И боритесь ли вы с неправомерным распространением копий ваших композиций.

— На нашем уровне популярности деньги оттуда приходят смешные. Но «Айтюнс» — это единственный честный хит-парад в России. Это имиджевое дело, за что мы его и ценим. Когда ты становишься номером один, обойдя такие группы, как Linkin Park или The Prodigy, пусть и на российском рынке, — это круто.

Бороться с пиратством у нас нет ни времени, ни возможностей. Да и люди становятся все цивилизованнее, сами понимают, что качать бесплатно песни андеграундных групп — это свинство в квадрате. Мы и так не сильно прибыльный проект.

Если я не ошибаюсь, вы трижды обращались к краудфандинговым платформам. И каждый раз весьма успешно. Необходимость объясняется отсутствием музыкального лейбла?

— Именно так. Если бы мне предложили, как раньше, определенную сумму и сняли бы с меня все заботы по дальнейшему продвижению альбома, я был бы только рад. Но это в прошлом. Зато теперь мы держим руку на фанатском пульсе и знаем многих из них в лицо.

Каково вообще быть независимой музыкальной группой в России? Означает ли это, что и деньги на клипы также приходится выискивать самостоятельно? Получается ли уверенно стоять на двух ногах, зарабатывая музыкой?

— Все делаешь сам. Очень многое делается на энтузиазме со стороны увлеченных твоим творчеством людей. Клипов это касается в первую очередь. Режиссеры понимают, что имеют дело с андеграундным проектом со всеми бюджетными вытекающими. И часто снимают за идею.

На ногах мы стоим уверенно, но благодаря большому числу концертов. Так что нам нельзя сильно болеть. Не будет концертов — и ты уже на краю финансового краха. В этом — адреналин.

Фото: Кирилл Беляев

Концертная программа в рамках тура #электроакустика анонсирована как наиболее впечатляющая в истории «Animal ДжаZ». Приоткройте завесу тайны. Чего ждать вашим фанатам в 23 городах России и ближнего зарубежья?

— Новую программу, где найдется место и электрогитарам, и роялю. Смешаем два последних наших диска: AZXV: The Best и «AZXV: Акустика». Программа уникальная.

Как вы передвигаетесь между городами? Недавно в Омск приезжал Константин Кулясов с «Анимацией», они на этот раз выбрали автотрип. Насколько тяжело даются масштабные концертные туры?

— Никаких автобусов, если расстояние больше 300 км. Это Россия, а мы не панки. Лично я при любой возможности летаю, потому как даже поезда мне не подходят. То там кондиционеры сумасшедшие, то пыль. В туре у тебя связки постоянно разогреты — малейшее дуновение, и ты заболел. Только авиа, там тоже не идеально, но хотя бы не надо 8 часов трястись и дышать черти чем.

Вы выступали на разогреве у Linkin Park. Расскажите, каким образом звезды сложились именно так? Удалось ли пообщаться с группой? Как впечатления от ребят, публики, концерта?

— Эти парни закрытые, у нас гримерки были в разных концах Олимпийского и Петровского. Выбрали нас организаторы концертов, менеджеры группы одобрили. Обычная практика. А вот Red Hot Chili Peppers или Garbage сами предварительно нас прослушали. И за сценой они вели себя попроще. Наш гитарист общался и с Киддисом, и с Ширли Мэнсон.

Когда пишете новый материал, ориентируетесь ли на то, что ныне считается популярным?

— Мы ориентируемся на две вещи. На то, что чувствуем и чем живем сейчас, — это первое. И второе — на то, что мы сделали раньше. Не хочется одинаковости. А актуальность поддерживается тем, что мы смотрим вокруг и вдыхаем все, что пролетает мимо. Но уж точно ни за чем не следим.

Фото: Александр Титов

В одном из интервью вы говорили, что планирует заниматься вокалом настолько долго, насколько это будет возможным. На сегодняшний день сцена остается наркотиком? Или есть мысли заниматься музыкой, как композитор, автор текстов, продюсер для других коллективов?

— Пение доставляет мне главную радость в жизни. Остальное побочно. Но я никогда ни от чего по-настоящему интересного не отказывался и не откажусь. Недавно делали музыку для сериала с Александром Заранкиным, например. Года два назад озвучили 20-минутный мультфильм. Это все интересно, но главное — петь и писать себе песни.

До сих пор не корректируете зрение во время выступления? (У Александра серьезный минус. — Прим. ред.)

— И не собираюсь. Это фишка для меня самого. Внутренний прикол и повод для самоиронии.

Конечно, при написании текстов необходима муза, но для вас это и работа. Приходилось ли усаживать себя насильно, заставлять что-либо писать?

— Я бы сказал, что моя муза всю жизнь мой друг и соавтор. Когда мне действительно надо, она все время оказывается рядом. Без насилия. Просто льется музыка, и все. Не сглазить бы.

До сегодняшнего дня источником вдохновения остаются женщины? Или сегодня вектор направлен на более высокие материи?

— Женщины — это очень высокая материя. Не заблуждайтесь.

Фото: Александр Титов

Добавить комментарий
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.