Новый Омск

01 февраля 2017 08.00Интервью

Досье Бацева Ольга Анатольевна Родилась в 1972 году в Омске. В 1994 окончила экономический факультет Омского технологического института бытового обслуживания (Омский университет дизайна и технологий). С 1993 года работала бухгалтером в инвестиционной компании «Сибирский капитал». В 2001 году назначена ее генеральным директором. С 2006 года — заместитель генерального директора по корпоративному управлению одной из региональных энергетических сетевых компаний. С первых дней создания в 2013 году Корпорации развития Омской области работала заместителем генерального директора. С 2016 года по настоящее время — руководитель Главного управления контрактной системы Омской области. Замужем. Два сына.

Ольга Бацева: «Нам никто не дал времени на раскачку, а дали аукционы на ремонт дорог»

Начальник Главного управления контрактной системы Омской области в эксклюзивном интервью «Новому Омску» рассказала о первом годе работы ведомства: нехватке кадров, дорожном картеле и профессиональных жалобщиках.

Ольга Бацева: «Нам никто не дал времени на раскачку, а дали аукционы на ремонт дорог»

Александр Румянцев

1 февраля исполняется ровно год, как Главное управление контрактной системы (ГУКС) Омской области приступило к работе. Что удалось сделать за это время?

— ГУКС было создано указом губернатора № 8 от 19 января 2016 года, но он вступил в силу с 1 февраля. До этого каждый из 640 государственных заказчиков и 2000 муниципальных заказчиков в основном определял поставщиков (подрядчиков, исполнителей услуг) самостоятельно, а уполномоченным органом в сфере государственных закупок выступало министерство экономики Омской области. Оно утратило эти функции только 1 апреля, и те сотрудники, которые захотели, перешли на работу к нам. В связи с организационными мероприятиями с 1 февраля по 1 апреля закупки мы не проводили.

Если вернуться к истокам, почему вообще понадобился новый орган исполнительной власти, то одной из задач субъектов, согласно федеральному закону 44-ФЗ «О контрактной системе...», является централизация закупок. В Сибирском федеральном округе мы создали уполномоченный орган в сфере закупок самыми последними. Даже в администрации Омска департамент контрактной системы существует более четырех лет.

Сегодня ГУКС определяет поставщиков, подрядчиков, исполнителей для государственных заказчиков по основному перечню продукции стоимостью от 500 тыс. рублей, за исключением лекарственных средств, медицинского оборудования, кредитования и услуг в области образования. Кроме того, мы проводим торги для муниципальных заказчиков в сфере строительства стоимостью от 1 млн рублей, если условием предоставления межбюджетных трансфертов является централизация закупок. Да, мы забрали эти полномочия у муниципалитетов. Но ведь цель была упорядочить работу. К тому же именно они допускали больше всего нарушений.

И сколько закупок для нужд Омской области было проведено вами в 2016 году и сколько заключено контрактов?

— Опубликовано около 700 извещений с начальной ценой более 9 млрд рублей, заключено 574 контракта на сумму порядка 8 млрд рублей. Удалось сэкономить свыше 360 млн рублей. Эффективность в результате снижения максимальной цены контракта составила 4,5%. Такой скромный, казалось бы, показатель можно объяснить тем, что основную долю закупок составляют строительные работы, цена контракта по которым рассчитана проектно-сметным методом, и значительное ее снижение невозможно без ухудшения качества или использования недобросовестных схем. Нужно понимать специфику отрасли. Снижения на 40-50% просто не может быть.

Тогда в каких сферах больше всего снижают цену, где самая большая конкуренция?

— В основном это небольшие по цене закупки. Например, на ремонт техники или помещений. Помню, на один из таких аукционов заявились сразу 28 участников. Хотя на торги вышли от силы 10. Остальные пытались таким образом демпинговать.

Кстати, а как выявили дорожный картель? Главное управление контрактной системы же выступало организатором торгов на ремонт дорог.

— Часть аукционов проводило ГУКС, часть — департамент контрактной системы городской администрации. Пока факт сговора еще не доказан, следующее заседание пройдет 8 февраля. Я участвовала в первом, и одим из доводов, который приводило УФАС, был такой, что заявки этих компаний-участников отправлялись с одного IP-адреса.

Можно ли было выявить сговор еще на этапе проведения аукционов?

— Мы не могли этого знать. Поясню, как происходит наша работа. Планированием занимается заказчик, например, управление дорожного хозяйства и благоустройства Омска, он направляет нам заявку на закупку, ГУКС разрабатывает документацию, проект контракта, проводит торги, определяет подрядчика и предлагает заключить контракт с победителем. Мы ни одного подрядчика не знаем, не видим в лицо, нам их фамилии, названия компаний ничего не говорят. Некоторые дорожные аукционы, которые проводились в апреле-мае, не состоялись, потому что мы отклонили все заявки — поданные документы были составлены неправильно или представлены не в полном объеме.

Я еще удивилась тому, что «Стройсервис» во главе с опытным дорожником Яковом Вагнером не прошел.

— Причина была банальна. Мы понимали, что опыта достаточно, но с юридической точки зрения компания представила не все документы в его подтверждение. Ничего личного.

И цена дорожных контрактов в ходе торгов практически не менялась.

— Снижение было, но небольшое. Оправдания со стороны подрядчиков были такие, что каждый аукцион предполагает наличие денежных средств или банковской гарантии в обеспечение контракта, а поскольку они одну дорогу уже выиграли, в другом аукционе, хоть и заявились, участвовать не стали —финансовых ресурсов уже не было. Факт сговора участников должно установить УФАС. Это сложно, но определенные методики существуют.

В этом году на дороги выделяется не меньше средств и есть опасения, что ситуация повторится. Что можно сделать, чтобы этого не произошло?

— Единственное, что мы можем сделать, это как можно лучше составить документацию. Не то чтобы мы не хотим, просто это не в наших полномочиях. По закону мы не можем вести разъяснительную работу с потенциальными участниками. УФАС же как контролирующий орган работает в основном по факту жалобы.

К слову, в прошлом году мы столкнулись с профессиональными жалобщиками — компаниями, которые работают для того, чтобы писать жалобы на заказчиков. Они выбирают в Единой информационной системе в сфере закупок, как мы поняли, тендеры в сфере строительства с начальной максимальной ценой свыше 10 млн рублей и в последний день приема заявок отправляют стандартную жалобу в антимонопольную службу. УФАС приостанавливает процедуру заключения контракта и начинает рассматривать жалобу, что затягивает сроки. А всем известно, что у строителей, особенно дорожников, каждый день на счету. Параллельно эти компании звонят заказчику и за определенную сумму, от 100 тыс. рублей, как рассказывали коллеги, потому что к нам они не обращались, предлагают отозвать жалобу. Мы насчитали в Омской области больше 20 таких жалоб. Возможно, с появлением института «профессиональных жалобщиков» будет введена плата за подачу жалобы.

Такие жалобы в основном признаются необоснованными, но контролирующий орган все равно обязан провести проверку и может выявить другие нарушения. А любое нарушение, если оно будет признано существенным, чревато административным штрафом. Например, за утверждение документации с ошибками меня могут оштрафовать минимум на 3 тыс. рублей. И такие случаи были, хотя в основном ошибки больше чисто технические.

Например, какие?

— Начнем с того, что сам официальный сайт Единой информационной системы в сфере закупок (ЕИС) работает плохо, нередко бывают сбои. В 2017 году государственные заказчики по всей стране столкнулись с колоссальной проблемой: мы не можем разместить ни одного документа на сайте без ошибок, поскольку отсутствует интеграция региональных систем с федеральной.

А что случилось?

— Это связано со вступлением в силу нового законодательства, к которому сайт оказался не готов. Введена система двухуровневого планирования закупок. Раньше заказчики составляли только план-график, а теперь помимо него должны разрабатывать трехлетний план закупок и размещать его в ЕИС. Еще одно новшество — контроль за установленными лимитами в ЕИС на всех этапах закупки со стороны финансового органа, у нас это министерство финансов Омской области. Надеюсь, что в феврале все наладится. Решение проблемы курирует Федеральное казначейство, Минэкономразвития РФ. Но у всех заказчиков возникает один и тот же вопрос — неужели нельзя было подготовиться к новым функциям ЕИС? А если знали, что не готовы, то почему не перенесли обновления на более поздний срок?

С 1 января 2017 года вступили в силу не только эти изменения. Унитарные предприятия перешли на закупки по 44-ФЗ. Для чего?

— Для того чтобы можно было контролировать расходование ими бюджетных средств, использовать эти деньги более эффективно. Если сравнивать 44-ФЗ и 223-ФЗ, то последний позволял им много вольностей. Унитарные предприятия сами для себя разрабатывали положения о закупках, не было лимитов по количеству и сумме закупок у единственного поставщика. То есть можно было обходить конкурентные процедуры и заключать контракты напрямую.

Изменилась и норма об общественном обсуждении. Законодательно закреплено, что по его итогам можно вносить изменения в планы закупок, в планы-графики, в закупочную документацию или вообще отменить закупку. Хотя ценовой порог закупок, которые обязательно должны выноситься на общественное обсуждение, не изменился. Но у регионов есть право снижать эту планку, и некоторые так и поступили.

В прошлом году, когда проходил конкурс на разработку АПК «Безопасный город» стоимостью без малого 1 млрд рублей, Общероссийский народный фронт в Омской области предложил снизить минимальный ценовой порог закупок, подлежащих общественному обсуждению, до 500 млн рублей.

— Напрямую ОНФ в ГУКС не обращался, но я знаю, что обращался к губернатору. Моя позиция такая, что обсуждать крупные государственные закупки можно и нужно, ведь они направлены на улучшение качества жизни жителей региона, так почему бы не узнать их мнение. Есть и обратная сторона медали. Процедура общественного обсуждения довольно длинная. В основном такие закупки касаются сферы строительства, а, как я уже говорила, затягивание сроков здесь критично.

Как я себе представляю общественное обсуждение. Собираются люди и говорят: зачем нам реконструировать Омскую крепость, давайте лучше детский садик построим.

— Поскольку почти все региональные крупные закупки проводятся на условиях софинансирования, в том числе федерального, надо помнить, что эти средства целевые. Если их выделили на Омскую крепость, построить садик на них нельзя. Но если дать людям больше информации, может быть и таких вопросов не возникало бы, и некоторое напряжение бы снялось. Сейчас вопрос о снижении ценового порога на уровне Омской области опять открыт.

Как вообще складываются отношения с общественниками — ОНФ, «Опорой России»? Нет ощущения, что их претензии к вам не обоснованы?

— Опять же, к нам они не обращаются. Идут сразу либо к губернатору, либо в УФАС. О том, что их что-то не устраивает, я узнаю из СМИ. При ГУКСе создан общественный совет, и туда входят представители «Опоры России» и других общественных организаций, председатель совета — Евгений Иванович Белов. В совет можно обратиться с любым вопросом, и мы его рассмотрим.

Насколько полезен этот орган?

— Например, на одном из последних заседаний обсуждался вопрос о повышении качества социального питания в школьных, дошкольных и медицинских учреждениях. Один из членов общественного совета Борис Сватков, президент Союза организаций торговли Омской области, дал свои рекомендации по условиям проведения конкурентных процедур, по приемке товара. Пришли к выводу, что надо повышать квалификацию специалистов по закупкам заказчиков и проводить для них бесплатные семинары с привлечением производителей, представителей Роспотребнадзора, Россельхознадзора. Один из вопросов, который также поднимался на общественном совете, по закупке на разработку АПК «Безопасный город». Она была сложная даже в плане понимания самого предмета, мы только документацию для нее месяц разрабатывали. Мы же больше юристы, а нужно было вдаваться в технические подробности. По итогам обсуждения на общественном совете подготовили письмо на имя начальника Главного управления региональной безопасности Омской области Геннадия Привалова с рекомендациями привлечь к приемке результатов работы специалистов местных институтов.

Вы затронули тему квалификации специалистов, которые работают с закупками. Но на сложность участия в них жалуются и сами потенциальные поставщики, в основном — субъекты малого предпринимательства, социально ориентированные некоммерческие организации. Это даже входит в тройку самых распространенных административных барьеров в регионе.

— Однако около 16% централизованных закупок в 2016 году было размещено с предоставлением преимуществ для СМП и СОНКО, заключено государственных контрактов на сумму порядка 4 млрд рублей. При этом средняя цена контракта составила 3,4 млн рублей. Но сложности действительно есть. Компаниям тяжело получить банковскую гарантию, особенно если они недавно созданы, допускаются ошибки в документах, из-за чего заявки отклоняются. Хотя те же электронные торговые площадки им во многом помогают, обучают. И если что-то не понятно, участник закупки имеет право сделать запрос на разъяснение, и заказчик обязан в двухдневный срок на него ответить.

Какие ошибки чаще всего допускают?

— Не указывают конкретные показатели, предоставляют не полный пакет документов. Но с опытом это проходит.

А на что чаще всего жалуются?

— Либо на документацию, либо на действия комиссии. Что установили преференции, задали параметры, которые ограничивают конкуренцию. Вообще количество обоснованных жалоб в 2016 году в регионе снизилось почти на 30%. Мы считаем, что отчасти это наша заслуга, так как часть закупок размещается через ГУКС. Также консультируем заказчиков и предотвращаем ошибки. Кроме того, мы создали рабочую группу по содействию в реализации 44-ФЗ, в которую пригласили представителей крупных заказчиков, департамента контрактной системы, контролирующих органов, чтобы обсуждать проблемные вопросы. Если мы не понимаем, как применять ту или иную норму закона, можем направить запрос в антимонопольную службу или в Минэкономразвития.

И при такой нагрузке у вас по-прежнему всего один заместитель.

— Да, конкурс на второго пока не объявляли. Штат ГУКС рассчитан на 50 человек, работает всего 38. Дело в том, что зарплаты в органах власти не очень высокие, средняя зарплата специалиста — 25 тыс. рублей, а ответственность высокая. За одно нарушение персональные административные штрафы составляют от 5 тыс. до 50 тыс. рублей. Так что желающих работать у нас не так уж и много.

В апреле прошлого года губернатор поручил сократить сроки проведения конкурсных процедур на ремонт дорог в Омске. На тот момент у нас было десять специалистов, и мы сидели до 12 часов ночи, а то и дольше. Просто потому, что надо. Город нам потом сказал, что в первый раз ремонт дорог в Омске начался в мае. До этого в лучшем случае в конце июня. Я считаю, в этом есть заслуга и сотрудников ГУКС. Они фанаты закупок. Некоторые не верили, что вновь созданный орган сразу начнет работать, говорили, что мы еще полгода будем раскачиваться. Но нам эти полгода никто не дал, а дали задание размещать аукционы на ремонт дорог в Омске.

Я изучила судебную практику с участием ГУКС. Она не очень большая, но есть интересное дело. Вы оспаривали предупреждение омского УФАС, касающееся размещения всех заказов на одной площадке из пяти существующих на тот момент.

— Мы считаем, что можем выбирать ту площадку, на которой нам удобнее всего работать. Законодательно не установлено, сколько именно площадок мы должны использовать. Кроме того, УФАС выдало предписание устранить нарушение, но не указало, каким образом. Допустим, мы с ним согласились, но как его исполнять — размещаться на двух, на пяти площадках, в какой пропорции? Нам не ответили, и мы пошли в суд, чтобы уточнить.

У вас есть и ведомственная программа, на исполнение которой заложено 134,5 млн рублей. А в чем ее глобальная цель?

— Цели нашей ведомственной программы, рассчитанной до 2020 года, — эффективное использование бюджетных средств, снижение нарушений в сфере госзакупок, коррупции и т. д. В целом расходы ГУКСа — это заработная плата сотрудников.

Добавить комментарий
Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Самостоятельные походы по Омской области: лайфхаки от Анны Статвы

Турист с 20-летним стажем Анна Статва рассказала, какими маршрутами омичи могут пройти без посторонней помощи и что стоит взять с собой в мини-приключение.

Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.