Класс

Класс

28 февраля 2017 10.00Интервью

Диляра Вагапова, «Мураками»: «Мужчина пахнет бергамотом»

О татарском гостеприимстве, чемоданах таблеток и посылках из Мичуринска — в нашем интервью.

Диляра Вагапова, «Мураками»: «Мужчина пахнет бергамотом»

Александр Румянцев

Поэтесса, участница третьего сезона шоу «Голос», лидер группы «Мураками» и просто хороший человек наконец приехала в Омск и привезла с собой музыку. Диляра Вагапова рассказала «Классу» о лечебной силе сцены, беспредельном совершенстве, своих книгах и отношениях в коллективе.

В прошлом году вы должны были приехать в Омск с презентацией нового альбома, но не получилось из-за работы организаторов. Как публика принимала его в других городах?

— Да отлично принимала. Мы очень любим Сибирь, но в прошлом году было очень тяжело -  в очередной раз прошел вирус гриппа. А единственное, к чему мы никогда не готовы, это болезни. В Томске я вышла на сцену с температурой 38. В Кемерово — с температурой 39. У меня в глазах аж темно было, я пыталась сконцентрироваться, просила детей подальше от сцены убрать. Сейчас у меня полчемодана таблеток. Утром — мед с лимоном натощак, чеснок по вечерам. 

Говорят, что сцена лечит.

— Ну, конечно, обычно люди сколько болеют? Около недели. А мы за три дня встаем. 

В Омске у вас был первый концерт в «Ангаре». Какие воспоминания остались с того выступления?

— Я помню, что этот клуб очень большой. У нас все друзья спрашивают, в чем разница между Омском и Томском. Вечная шутка  — буквой Т. Поэтому хотелось посмотреть сам город. Мы приехали с подругой, с моим администратором. Пытались вкусить и понять, что такое город Омск. Еще у нас была такая акция — мы поехали по России и написали в соцсети: «Кто любит свой родной город, пожалуйста, покажите нам его». А в Омске не нашлось такого человека. Но мы надеемся, что еще поближе с ним познакомимся с городом, посмотрим на людей.

Не страшно было снова соглашаться на концерт в городе?

— А почему нет-то? Мы, наоборот, только за. Важно найти клуб, в котором действительно комфортно.

А комфортнее где? На фестивальных площадках или в барах, как омский OLDMAN PUB?

— Все зависит от настроения и публики. Одно дело, если люди приходят конкретно на тебя - с ними, конечно, комфортнее беседовать. А если выступаешь на фестивале — это совсем другое. Ты понимаешь, что эти люди - частью большой дружной семьи. Они могут быть близки нам в музыке, мировоззрении. Но тем не менее, это разные атмосферы.

Есть амбиции стать стадионной группой?

— Есть амбиции стать стадионной группой, есть амбиции в сидячем зале давать концерты и спектакли, почему нет. Я окончила Российскую академию искусств и считаю, что творчество многогранно. И если ты артист только одного жанра, это уже никому не интересно. Поэтому я стараюсь, скажем так, в разных направлениях идти к собственному совершенству, которого нет. Это и танцы, и театр, и режиссура.

Один сингл «Незнакомы» побудил создать новую программу?

— Нет. Каждый раз, когда мы приезжаем, мы придумываем что-то новое для себя, для публики. Вот в этой программе есть очень старые песни, которые были в первом альбоме, которые я написала в 13 с половиной лет. Есть новые песни, в том числе и «Незнакомы», которая вообще на чужие стихи. Единственная такая. На стихи московского молодого и талантливого поэта Вениамина Борисова. Мы постарались в программе сделать так, чтобы человек, незнакомый с нашим творчеством, отдыхал.

Вообще, мы всегда в поиске и, безусловно, склонны к экспериментам. Даже если посмотреть на сайте нашу историю, это видно. «Новая волна», «Народный артист», «Голос»... Это же внутренний вызов.

Вы рассказывали, что в 13 лет вы написали пьесу. Пишете сейчас?

— Пьесы — нет. Но к 14 февраля мы готовили презентацию книги «53 кг дерзости». А на концертах, бывает, я читаю свои стихотворения.

А что касается книги «Фелиция и страна потерянных вещей»?

— Она лежит дома. Я выпустила для дочери, ей и читаю. Раньше я торопилась: вот-вот, она должна выйти обязательно. Сейчас я считаю, что книга должна прожить свою историю, быть прочитана многими детьми, чтобы я ее выпустила для всех остальных.

Вы знаете, глаз замыливается, должно пройти время, чтобы понять — нужно вырезать какую-то часть. У меня есть глава про Озеро Тоски. Вот сейчас я четко понимаю, что она слишком большая. Это нам, взрослым, в этом озере поплавать нормально, а детям неинтересно.

А сама дочка? Ждет вас дома? С собой не возите?

— Ну, конечно, дома. У нее есть свои дела — детский сад, танцы. Она еще более деловая, чем я.

Ваши песни звучат в фильмах, в обозримом будущем мы услышим что-то в новых лентах?

— В сериале на Первом канале. Киношники сами приходят, если хотят какую-то песню. Как это бывает — режиссер дает сценарий и говорит, что на него нужна песня. Один раз нам даже предложили написать песню к триллеру. В итоге мы почитали сценарий, поняли, что это очень странный сериал. Но песню все-таки сделали.

Вы увлекаетесь режиссурой, сценарии для клипов сами пишите?

— Скоро выйдет клип на песню «Наш страх». Режиссером была не я, а Карина — вокалистка «Мураками», моя старшая сестра. Она же там и снималась. Они сделали такое трешевое видео. У нас получилось очень необычно для группы «Мураками». Так необычно, что директор его держит «в кармане» и не вытаскивает.

Почему не переезжаете из Казани?

— Нам там удобно. Это наш город, мы его любим, там наши корни. Нам и работать легче — родные стены всегда лечат. Мне нравятся наши традиции, культура татарская. Начиная от гостеприимства... И этого не хватает в Питере и Москве.

Я родилась в Ленинграде, но была там всего полтора года. Я ничего не помню. Сейчас я приезжаю в Питер, я там гуляю, у меня там сестра младшая учится. Но вернуться туда... У меня был один момент в 2011 году. Я решила переехать в Питер, прожила там полтора месяца, и меня чуть не засосало это творческое болото. Но я сказала себе: «нет-нет-нет».

На проекте «Голос» вы говорили, что хотите выучить татарский...

— Да это же невозможно. Для этого нужно нырнуть в татарскую деревню месяца на три, пожить там, у меня нет столько времени, к сожалению. Вот вы хорошо какой-нибудь язык знаете? Чтобы выучить английский язык, сколько потребовалось времени? Я учила татарский язык со второго класса. Я понимаю, когда со мной разговаривают на татарском языке, но сказать... Пока остается в планах.

Мы же все равно все по-русски говорим. Конечно, с бабушками, когда ты приезжаешь в аул, тяжело. Но у меня все родственники живут в центре Казани, по деревням мы ездим крайне редко. И тем не менее, в деревне к любой бабушке ты можешь постучаться, сказать: Исәнмесез! Хәлләр ничек? Тебе откроют и сразу же поведут за стол, нальют чай. Такого в России нигде нет.

Я сама из татарской семьи, все это знаю. Как не придешь к родственникам, начинается.

— Ну то есть вы понимаете, что гость для татарина — это почти Бог. Не предложить чай — это очень странно. А когда ты приезжаешь в другой город, уставший с дороги, и тебе не предлагают чай — это вообще для нас удивительно.

Любовь — это главная тема ваших песен?

— Самая. Для любой девушки петь о любви — это нормально. Женщине всегда хочется любви и всегда ее не хватает. Поэтому она выходит на сцену и в этом признается. Порой ты не можешь признать это, когда остаешься наедине с собой. Но когда ты выходишь на сцену, петь о любви, писать о любви — это нормально.

Можно признаться в любви миллионами слов, аллегориями, в которых я вечно тону, и когда мне наш гитарист Раиль говорит: «Давай без бергамота, пожалуйста», я отвечаю: «Ну, Раиль, мужчина пахнет бергамотом». Бывает, что я пишу от мужского лица. Просто хочется быть проще и понятнее. Сейчас я стараюсь быть понятной для всех.

Как устоялся именно этот состав группы?

— Сейчас с нами басист, который рядом уже 13 лет, и даже у него были моменты, когда хотелось все бросить. У каждого бывает. Единственное, что не позволимо в нашем коллективе — это предательство. Если ты хочешь уйти, то нужно сказать заранее — как минимум за месяц, чтобы мы успели найти замену. А не так, как это сделал наш барабанщик: 3 января он сказал, что уходит. В начале февраля начинался тур, времени найти музыканта не было. Слава Богу, у нас играющий директор, теперь он у нас на барабанах. Он когда-то играл у Сюткина и Чичериной. 

Конечно, музыка отвлекает от работы менеджера. Менеджерство отвлекает от работы музыканта. Но для нас он прежде всего музыкант.

Вы уже вместе 13 лет, какие сейчас взаимоотношения в группе?

— Вы же иногда ненавидите своего парня? Вы смотрите на него и думате: «Боже, ну почему ж ты такой тупой, но ты такой родной!» И ты уже знаешь, что он ест, чем он пахнет, что он будет есть с утра, когда он заболеет. Ты все это принимаешь и понимаешь.. Так у всех происходит.

А слушатель за эти 13 лет как-то изменился?

— Конечно, он всегда меняется. По публике в любом городе ты можешь это понять. Иногда ты смотришь и думаешь: «О, это вообще родные ребята». В каждом городе есть свои люди. Есть те, которые и 13 лет нас слушают, есть — 10, есть — 5. Есть те, которые приезжают из других городов. Иногда пишут: «Мы к вам едем, привезем вам тортик». Они уже знают, что мы любим. Кто печеньку, кто соленые помидорки, кто соленую рыбу привезет. Из Мичуринска нам привезли икру кабачковую, пюре. Там это изготавливается для космонавтов. И так приятно.

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

Конспект «Нового Омска»: как перехитрить грипп

В Омской области стартовала прививочная кампания против гриппа. Замминистра здравоохранения Ольга Богданова и начальник отдела эпидемиологического надзора регионального управления Роспотребнадзора Марина Вайтович ...

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.