Деловой Омск

Деловой Омск

30 марта 2017 07.00Интервью

Николай Кащеев родился 28 октября 1964 года в Москве. Окончил Российский университет дружбы народов по специальности «филолог, переводчик с испанского и английского языков», а также Московский институт международного бизнеса при Академии внешней торговли РФ по специальности «экономика международного бизнеса». До прихода в Промсвязьбанк Кащеев работал аналитиком, экономистом, начальником аналитических отделов в крупнейших российских банках, таких как ИБ «Траст», МДМ Банк, ВТБ, Сбербанк-России. В 2012 году Николай Кащеев получил одну из трех номинаций в категории «Лучший аналитик по макроэкономике» по версии Cbonds. В 2013 году был назначен директором аналитического департамента Промсвязьбанка.

Экономист Николай Кащеев: «Нашей экономике нужен 92-й год»

Известный российский экономист, директор по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Николай Кащеев провел бизнес-завтрак с омскими предпринимателями на тему «Экономика в поворотной точке». А после рассказал «ДО», в чем регионы должны быть похожи на китайские провинции, есть ли будущее у локальных банков и почему большинство бизнес-тренингов — это мошенничество.

Экономист Николай Кащеев: «Нашей экономике нужен 92-й год»

Николай Игоревич, на каком витке находится сегодняшняя экономика в России? Чего нам ждать — расцвета или сложностей?

— Экономика всегда сталкивается со сложностями: иногда они приятные, а иногда нет. Бурное развитие экономики, например, тоже сложность, оно чревато перепроизводством.

Сейчас мы находимся в состоянии неопределенности, что является большой сложностью. Нужен как минимум год, чтобы определиться с направлениями дальнейшего движения. А в следующем году уже придется что-то делать. Цена ошибки очень высока. Нет уверенности, что мы ведем на эту тему качественную дискуссию, что люди нацелены на то, чтобы выработать реальный, возможно, даже радикальный план действий. Требуется что-то сродни 92-му году, когда Гайдар решился и, недолго думая, освободил цены. При всех отрицательных и позитивных процессах это был прорыв, разворот в открытом море!

Политические циклы, связанные с выборами президента в 2018 году, способствуют развитию экономической дискуссии, о которой вы говорите? Или, наоборот, это негативный фактор, и все сольется в демагогию?

— Сложный вопрос. Вроде бы Кудрин со своей группой далеко продвинулся. Столыпинский клуб срочно догоняет. Процесс стимулирован. Но есть серьезные расхождения в цифрах между минэкономики, минфином и Центробанком. С одной стороны, пусть расцветают сто цветов и думают три головы — это неплохо. Но от них нужны совместные действия.

А из предыдущего падения рубля были сделаны выводы, на ваш взгляд? Сейчас адекватно воспринимаются причины, которые привели к этому?

— Ничего нового нет — это падение цен на нефть, которое мы не контролируем. И выводы пока не сделаны, потому что нет новых стратегий. Стратегия «2020», над которой трудились тысяча человек, канула в небытие. Нужны конкретные методы.

Сегодня много говорят о макроэкономике и влиянии на экономические процессы со стороны государства. Интересна ваша позиция по поводу региональных министерств экономики. Если судить по нашему региону, то не совсем понятно, чем эти ведомства занимаются.

— Я сторонник реального федерализма и высокого уровня самостоятельности регионов. Мне кажется, что гибкая структура всегда лучше. Но зачастую регионы ожидают от центра направления движения. Я бы не стал их винить, это соответствие сложившейся системе, она ставит в пассивную позицию региональные власти. Есть примеры активных местных властей, но их единицы: Калужская область, Ленинградская... Саму систему хорошо бы реформировать.

А насколько корректны рейтинги регионов, которые проводит Агентство стратегических инициатив? Местные власти всегда недовольны результатами, методологией.

— Наше отношение к этим цифрам утилитарное. Мы смотрим долговую нагрузку, экономическую динамику. Регионы всегда будут недовольны рейтингами. Но самыми главными показателями регионов должны быть, как в китайских провинциях, рост ВВП и рост инвестиций. И уровень жизни населения должен расти. Эти показатели дают объективную оценку. Тогда региональные власти не смогут сказать, что нас, мол, неправильно оценили, центр к нам несправедлив.

Благоприятное ли сейчас время для начала и развития бизнеса?

— Мне всегда хочется сказать, что да. Но прямо сейчас я не могу этого утверждать. Да, появилась масса возможностей, которых не было 10 лет назад. Можно написать программу для смартфона, и это уже будет бизнес. Можно заниматься интернет-торговлей. Но назвать сегодняшний период суперблагоприятным для открытия нового бизнеса в России, я не могу. Сейчас распутье. Это время для людей со стальными подбородками и глубоким пониманием ситуации.

Что ждет банки? Прекратится ли отзыв лицензий?

— Этого никто не может сказать. Мы продолжаем вскрывать нарывы, потому что банки прятали немало подводных мин разного масштаба. Никто не знает, сколько еще их, носителей «скелетов в шкафу», работает. Лицензии почти не выдаются, только отзываются, в 2016 году выдана всего одна лицензия.

Насколько конкурентоспособны региональные банки? Есть ли у них будущее? Или все идет к всеобщей глобализации с поглощением мелких структур?

— Я убежден, что абсолютно любой банк может найти свою нишу. Тиньков из ничего создал целую империю, с высоким риском, но пока плавающую. Русский стандарт выкупил захудалый банк, сидящий в трех комнатках, и развил розничное кредитование, которое стало их изюминкой. Может быть, и в других региональных банках зреет что-то подобное.

Из плюсов региональных банков — они знают местные особенности. Было время, когда локальные банки занимались непосредственной работой банковской системы — превращали сбережения в инвестиции.

Инвестиционные бутики сейчас актуальны?

— Это очень крутая тема. Глобальная экономика развивается в сторону элитарности. Для того чтобы быть богатым человеком, нужно обладать суперспособностями и талантами, поэтому в США инвестиционные банкиры, технологические гуру поднимаются над всеми прочими. Когда ваша работа начинает автоматизироваться, вам будет сложно соревноваться с роботами. Это глобальная проблема. Но это как раз время для инвестиционных бутиков. Чтобы бороться с роботами, которые торгуют бумагами лучше, и находить нечто, на что робот не способен.

А в России есть запрос на консультационный бизнес? Немало бизнес-гуру ездят по стране с тренингами.

— На мой взгляд, 80% тренингов — это мошенничество. Вам продается идея «Как хорошо быть хорошим и как плохо быть плохим». Это информация не стоит ни копейки. Сейчас плодятся и финансовые конторы по торговле на рынке, которые обещают за неделю сделать вас новым Соросом. В большинстве случаев это профанация.

А мотивационный заряд, который дают тренинги?

— Кашпировский и Чумак тоже обещали заряд. Чумак был моим соседом по дачному кооперативу, я помню, как к нему везли целые бочки с водой заряжать. Жалко было людей. Примерно такое же отношение у меня к этим мотивационным ударам.

Один раз попал на тренинг Хакамады в каком-то сибирском городе, когда она суровым мужикам, тертым местной администрацией и силовыми структурами, рассказывала, как круто устроен бизнес в Mail.ru с сотрудниками-хипстерами в кедах. «Работать надо с кайфом!» — взяла особую хипстерскую интонацию она. Кто-то из этих мужиков не выдержал и выразил общий скепсис: «Мы как с другой планеты».

И за что деньги заплачены? А если на эти тренинги приходят неискушенные люди, которые после двух тренингов решают, что теперь они смогут стать миллиардерами? Это просто нечестно.

Записала Светлана Бронникова

 Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 12 (166) от 28 марта 2017

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 2):

Sieger
Конечно, все они хотят 92-й год - не все успели хапнуть кусок на залоговых аукционах.
08 апреля, 01:51 | Ответить
Арсен Пономарев
Согласен, экономике нужна перезагрузка. Необходимо избавить её от излишних регулирующих пут, отменить 80% законов, ограничивающих экономическую свободу. А вот насчет тренингов не согласен — не 80%, а 99% тренингов — шарлатанство. Иное, скорее, исключение.
06 апреля, 15:06 | Ответить
Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.