Класс

Класс

31 марта 2017 16.30Интервью

Виталий Marshak, поэт: «В журналах печатаются сублимирующие дедки. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы»

О плохой работе, трудностях путешествий и немного о любви рассказал Виталий журналу «Класс».

Виталий Marshak, поэт: «В журналах печатаются сублимирующие дедки. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы»

Унылый — по собственному утверждению и 24-летний — по паспорту — курский поэт отправился в свой первый масштабный тур. Целью стало заработать денег на печать второго сборника стихов «Рифы, рифмы, портвейн 777». Доехал и до Омска. Mаrshak рассказал, каким нужно быть, что читать и почему популярность это «стремненько».

Ты в туре уже практически месяц. Как ощущения?

— Тур проходит очень тяжело. Сложно переезжать туда-сюда. В некоторых городах выступления вообще не удаются. В Перми, например, пришли всего три человека, во Владимире — восемь. Хотя в основном приходит по тридцать-сорок человек — это больше, чем я ожидал. Я очень рад этому. Но все равно тяжело.

После таких городов, как Пермь, не возникает желания все бросить и вернуться домой?

— Да у меня после каждого города такое желание. Это очень утомительно.

Долго принимал решение сорваться в тур такого масштаба?

— Долго об этом думал, в итоге забил. Потом подумал, что нужно заработать, но я ничего не умею. Поэтому за пару часов спланировал и сорвался. Иногда появляются организаторы в других городах, но в основном я сам договариваюсь с заведениями, ищу людей, у которых можно переночевать.

А сборники тоже сам выпускаешь?

— На первый сборник я заработал с помощью краудфандинга на «Бумстартере». Второй сборник я тоже должен был выпустить с помощью сбора средств на платформе Planeta. Но деньги пропали. Сначала они были у меня на руках, потом, как это обычно бывает, растратились. Иногда подписчики переводят деньги. И на сборники, и на жизнь. Хотя на это проживешь. А вот сборники окупаются, пусть заработок и минимальный. Это как очень плохая работа.

Сейчас ведь поэты разделились на два лагеря: поэты из соцсетей и поэты журнальные. Лучше быть каким?

— «Лучше быть поэтом задиристым и бездарным. Громить...» — это из последнего альбома «Макулатуры» строки. А на самом деле лучше вообще не быть поэтом. Знаешь теорему Эскобара? Шо те, шо эти. Журнальные поэты — это в основном дедки, которые сублимируют, выпуская миллионы сборников. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы. То есть сублимация. Этим поэтам уже лет за 80, как правило. Они сидят в Домах литераторов.

Есть ребята 70-80-х годов рождения. Они печатаются в журналах, выпускают сборники. Они пишут о лихих 90-х, о том, как разрушился Советский Союз.

В сетях пишут миллениалы, то есть ребятки 90-х годов рождения. Они не видели Советского Союза, они пишут про любовь, про вейпы и гироскутеры.

Я что тех, что тех не очень люблю.

А зачем тогда вообще нужна поэзия?

— Не знаю. Вот я вообще не поэт. И поэзию не люблю. Поэзия у Летова, Хлебникова, Маяковского, Крученых.

То, что я пишу, — это, скорее, зарифмованная проза. Нельзя ведь в поэзии вещи называть своими именами. Поэзия — это метафизика.

Ты тоже о любви пишешь. Что для тебя любовь?

— Хорошее чувство, которое для меня стоит на одном уровне с религией. Вера, любовь и т. д. — это основные чувства, ради которых человек живет, ради которых он еще не вскрылся. Сюда входят даже негативные вещи. Безответная любовь. Или верующий человек, с которым все время случаются плохие вещи. У него дети умирают. А он все равно молится. Он ради этого живет. Это что-то за пределами бытия. То, что дает смысл.

Есть стереотип, что пишущий человек должен быть пьяным и одиноким. Ты такой?

— Один очень известный человек сказал, что искусство не рождается из счастья. Какой веселый человек будет писать о грустной жизни. А какой обычный человек будет читать о том, что все хорошо и прекрасно, это ведь неинтересно как минимум.

Есть, конечно, счастливые люди, которые пишут о грустных вещах. Таких людей называют лжецами. Это, например, «Би-2», да и вообще весь русский рок.

А ты пишешь правду?

Да. Может быть, мы с моим лирических героем похожи не на все сто, но у нас много общего.

Считаешь, что оставишь отпечаток в литературе?

— Да нет. Если только в курской литературе. Я из Курска, кстати. А так никакого новаторства у меня нет. Я же говорю, я даже не поэт. Но меня изучают в Курске. Филологи из Курского государственного университета. Я там учился. Есть предмет для магистрантов «Современные курские литературные процессы». Вот там читают лекции обо мне.

Ты ведь на журналиста учился, по специальности не хочешь работать?

— Я не люблю журналистов. Они лицемерные мрази. Почти все, 95% точно. Хороших журналистов нельзя назвать журналистами, они писатели. Плохих журналистов много (редакция использует синоним к устойчивому выражению. — Прим. «Класс»). Они ничего не делают. У них в работе никакого творчества нет. По шаблону пишут все. Гадкие и порочные.

А есть писатели, на которых ты ориентируешься в творчестве?

— Лет пять назад, может быть, были поэты, у которых я копировал стиль, манеру подачи, какие-то идеи копипастил. Сейчас не скажу. Я вдохновляюсь не только литературой, а всем, что вызывает эмоции. Даже хорошей игрой для компьютера. Я, например, уже месяц не был в кино, а пару дней назад сходил в Тюмени на «Логана». Фильм-то банальный, но я расплакался.

Как бороться с тем, что люди не читают?

— Банальный вопрос. Сейчас люди читают. Читают 17-18-летние девочки, притом серьезную литературу, и гордятся этим: я не пойду на тусовку, потому что читаю Шопенгауэра. Но лучше бы они тусили, а когда постареют, пусть читают.

Я ведь учусь на филфаке и могу сказать, что мои одногруппники в большинстве своем не читающие. Например, одна из них спросила недавно, относится ли Булгаков к поэтам-романтикам.

— Да и слава Богу, что Булгакова не знают. «Мастер и Маргарита» мне вообще не нравится. Балаганная вещь с совершенно неточными библейскими отсылками. Хотя... булгаковская «Белая гвардия» мне в сердце запала.

А что вообще можешь посоветовать прочесть?

— «Идиота» Достоевского, Джозефа Хеллера «Уловка-22», Маркеса «Сто лет одиночества», того же современного классика Кормака Маккарти «Дорога» или «Кровавый меридиан».

Считаешь себя популярным автором?

— Среднячковый такой. В Курске иногда подходят сфотографироваться. Это даже приятно. Но это и стремненько. Как Путин живет? Он в «Пятерочку» не может выйти за хлебом. Это очень сложно.

Это все? А как же вопросы по типу: почему Маршак? Со скольки лет ты начал писать?

У меня, кстати, мама сегодня перед интервью спрашивала. А почему он Marshak? Родственник Маршака?

— Да просто так придумал. Есть такая скрим-группа Marschak. Мне в 2007 году нравилось слушать. Но всем говорю, что мой псевдоним — это что-то очень глубокое, выдумываю всякое.

Добавить комментарий
Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»Видео

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»

О том, каким был третий open-air Омской филармонии — в нашем репортаже.

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

С 22 по 27 сентября в нашем городе состоится международный фестиваль « В гостях у Арлекина».

Омская предпринимательница Марина Хариби спорила с Тарасом Бульбой, а Виктору Скуратову понравился только первый день в школеФото

Омская предпринимательница Марина Хариби спорила с Тарасом Бульбой, а Виктору Скуратову понравился только первый день в школе

Представители бизнеса и власти поделились воспоминаниями о своих школьных годах и провели сегодняшний день в компании первоклассников.

Как я провел лето: омские ВИПы сели за парты «Класса»

Как я провел лето: омские ВИПы сели за парты «Класса»

Сочинения Малькевича, Сумарокова, Деменского и Семикиной оценил учитель русского языка.