Класс

Класс

31 марта 2017 16.30Интервью

Виталий Marshak, поэт: «В журналах печатаются сублимирующие дедки. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы»

О плохой работе, трудностях путешествий и немного о любви рассказал Виталий журналу «Класс».

Виталий Marshak, поэт: «В журналах печатаются сублимирующие дедки. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы»

Унылый — по собственному утверждению и 24-летний — по паспорту — курский поэт отправился в свой первый масштабный тур. Целью стало заработать денег на печать второго сборника стихов «Рифы, рифмы, портвейн 777». Доехал и до Омска. Mаrshak рассказал, каким нужно быть, что читать и почему популярность это «стремненько».

Ты в туре уже практически месяц. Как ощущения?

— Тур проходит очень тяжело. Сложно переезжать туда-сюда. В некоторых городах выступления вообще не удаются. В Перми, например, пришли всего три человека, во Владимире — восемь. Хотя в основном приходит по тридцать-сорок человек — это больше, чем я ожидал. Я очень рад этому. Но все равно тяжело.

После таких городов, как Пермь, не возникает желания все бросить и вернуться домой?

— Да у меня после каждого города такое желание. Это очень утомительно.

Долго принимал решение сорваться в тур такого масштаба?

— Долго об этом думал, в итоге забил. Потом подумал, что нужно заработать, но я ничего не умею. Поэтому за пару часов спланировал и сорвался. Иногда появляются организаторы в других городах, но в основном я сам договариваюсь с заведениями, ищу людей, у которых можно переночевать.

А сборники тоже сам выпускаешь?

— На первый сборник я заработал с помощью краудфандинга на «Бумстартере». Второй сборник я тоже должен был выпустить с помощью сбора средств на платформе Planeta. Но деньги пропали. Сначала они были у меня на руках, потом, как это обычно бывает, растратились. Иногда подписчики переводят деньги. И на сборники, и на жизнь. Хотя на это проживешь. А вот сборники окупаются, пусть заработок и минимальный. Это как очень плохая работа.

Сейчас ведь поэты разделились на два лагеря: поэты из соцсетей и поэты журнальные. Лучше быть каким?

— «Лучше быть поэтом задиристым и бездарным. Громить...» — это из последнего альбома «Макулатуры» строки. А на самом деле лучше вообще не быть поэтом. Знаешь теорему Эскобара? Шо те, шо эти. Журнальные поэты — это в основном дедки, которые сублимируют, выпуская миллионы сборников. Женщины пишут про стволы деревьев, мужчины — про холмы. То есть сублимация. Этим поэтам уже лет за 80, как правило. Они сидят в Домах литераторов.

Есть ребята 70-80-х годов рождения. Они печатаются в журналах, выпускают сборники. Они пишут о лихих 90-х, о том, как разрушился Советский Союз.

В сетях пишут миллениалы, то есть ребятки 90-х годов рождения. Они не видели Советского Союза, они пишут про любовь, про вейпы и гироскутеры.

Я что тех, что тех не очень люблю.

А зачем тогда вообще нужна поэзия?

— Не знаю. Вот я вообще не поэт. И поэзию не люблю. Поэзия у Летова, Хлебникова, Маяковского, Крученых.

То, что я пишу, — это, скорее, зарифмованная проза. Нельзя ведь в поэзии вещи называть своими именами. Поэзия — это метафизика.

Ты тоже о любви пишешь. Что для тебя любовь?

— Хорошее чувство, которое для меня стоит на одном уровне с религией. Вера, любовь и т. д. — это основные чувства, ради которых человек живет, ради которых он еще не вскрылся. Сюда входят даже негативные вещи. Безответная любовь. Или верующий человек, с которым все время случаются плохие вещи. У него дети умирают. А он все равно молится. Он ради этого живет. Это что-то за пределами бытия. То, что дает смысл.

Есть стереотип, что пишущий человек должен быть пьяным и одиноким. Ты такой?

— Один очень известный человек сказал, что искусство не рождается из счастья. Какой веселый человек будет писать о грустной жизни. А какой обычный человек будет читать о том, что все хорошо и прекрасно, это ведь неинтересно как минимум.

Есть, конечно, счастливые люди, которые пишут о грустных вещах. Таких людей называют лжецами. Это, например, «Би-2», да и вообще весь русский рок.

А ты пишешь правду?

Да. Может быть, мы с моим лирических героем похожи не на все сто, но у нас много общего.

Считаешь, что оставишь отпечаток в литературе?

— Да нет. Если только в курской литературе. Я из Курска, кстати. А так никакого новаторства у меня нет. Я же говорю, я даже не поэт. Но меня изучают в Курске. Филологи из Курского государственного университета. Я там учился. Есть предмет для магистрантов «Современные курские литературные процессы». Вот там читают лекции обо мне.

Ты ведь на журналиста учился, по специальности не хочешь работать?

— Я не люблю журналистов. Они лицемерные мрази. Почти все, 95% точно. Хороших журналистов нельзя назвать журналистами, они писатели. Плохих журналистов много (редакция использует синоним к устойчивому выражению. — Прим. «Класс»). Они ничего не делают. У них в работе никакого творчества нет. По шаблону пишут все. Гадкие и порочные.

А есть писатели, на которых ты ориентируешься в творчестве?

— Лет пять назад, может быть, были поэты, у которых я копировал стиль, манеру подачи, какие-то идеи копипастил. Сейчас не скажу. Я вдохновляюсь не только литературой, а всем, что вызывает эмоции. Даже хорошей игрой для компьютера. Я, например, уже месяц не был в кино, а пару дней назад сходил в Тюмени на «Логана». Фильм-то банальный, но я расплакался.

Как бороться с тем, что люди не читают?

— Банальный вопрос. Сейчас люди читают. Читают 17-18-летние девочки, притом серьезную литературу, и гордятся этим: я не пойду на тусовку, потому что читаю Шопенгауэра. Но лучше бы они тусили, а когда постареют, пусть читают.

Я ведь учусь на филфаке и могу сказать, что мои одногруппники в большинстве своем не читающие. Например, одна из них спросила недавно, относится ли Булгаков к поэтам-романтикам.

— Да и слава Богу, что Булгакова не знают. «Мастер и Маргарита» мне вообще не нравится. Балаганная вещь с совершенно неточными библейскими отсылками. Хотя... булгаковская «Белая гвардия» мне в сердце запала.

А что вообще можешь посоветовать прочесть?

— «Идиота» Достоевского, Джозефа Хеллера «Уловка-22», Маркеса «Сто лет одиночества», того же современного классика Кормака Маккарти «Дорога» или «Кровавый меридиан».

Считаешь себя популярным автором?

— Среднячковый такой. В Курске иногда подходят сфотографироваться. Это даже приятно. Но это и стремненько. Как Путин живет? Он в «Пятерочку» не может выйти за хлебом. Это очень сложно.

Это все? А как же вопросы по типу: почему Маршак? Со скольки лет ты начал писать?

У меня, кстати, мама сегодня перед интервью спрашивала. А почему он Marshak? Родственник Маршака?

— Да просто так придумал. Есть такая скрим-группа Marschak. Мне в 2007 году нравилось слушать. Но всем говорю, что мой псевдоним — это что-то очень глубокое, выдумываю всякое.

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.