Класс

Класс

21 апреля 2017 13.18Интервью

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Александр РумянцевМакс Тесли — слева, Феликс Бондарев — справа

Щенки — питерская группа с двухлетней историей — отправилась во всероссийский тур впервые. В минувшую субботу Макс Tesli (ОН ЮН) и Феликс Бондарев (RSAC) добрались до Омска. Неизменно живые, грязные, но такие искренние тексты прозвучали со сцены фолк-бара «Викинг» для весьма узкой аудитории. А перед концертом слегка выпившие музыканты нашли время перекинуться парой слов с корреспондентом «Класса».

Начнем с вопросов по вашему туру, что по динамике?

Макс: Города друг друга быстро сменяют, все на один похожи.

Феликс: Ну ты видишь, вся Россия похожа на один большой город, поэтому иногда ты вообще не понимаешь, где находишься.

Макс: Я сегодня был на могиле Летова, короче, было ох*ительно. Я закрыл свой юношеский гештальт.

Впервые в Омске?

Макс: Я в первый раз приехал.

Феликс: А я шестой раз уже.

На чем передвигаетесь между городами?

Феликс: Самолеты!

Макс: Летаем, ездим на машине. Все виды транспорта.

В каком городе в рамках текущего тура было наибольшее количество зрителей?

Макс: В Томске.

Феликс: В Новосибе вчера.

Макс: А самая маленькая, походу, в Омске.

Почему?

Макс: Да чет у нас тут восемь билетов только продано. Так что, наверное, Омск.

Толпа заводит?

Макс: Мы даже на самый маленький зал работаем на полную. Те люди, что купили билеты, уже заплатили за эмоции. И мы эти эмоции им даем. Да даже если бы они не заплатили, мы бы их им дали. Им бы… Господи, я такой бухой. На самом деле, я приехал уже пьяный.

Макс, у тебя на страничке я видел фотку, где ты прыгаешь в зал прямо со сцены. Ловят?

Макс: Ну...

Феликс: А это точно твой концерт был?

Макс: Да, это ионотечный концерт («Ионотека» — бар в Петербурге, где «отдыхает потусторонняя Россия». Принадлежит продюсеру Александру Ионову. В заведении играют андеграундные группы и проводятся эпатажные вечеринки. — Прим. ред.). Ну мы в Питере в принципе не собираем меньше 200-300 людей. И когда есть возможность и настроение, я прыгаю. Я типа такой — живу, пока не умру.

Как рождаются идеи для песен? Это коллективный брейншторм или вы просто подрались в баре, «обычная драка — пацаны выпускают пар» и записали об этом трек?

Макс: Появляется какой-то материал, я пишу текст, показываю Бондареву, тот говорит «г*внище», мы переделываем. Делаем по-новому, говорит: «норм». И так далее.

Феликс: У него просто очень мало мозгов сделать и куплет, и припев, мы его всегда заставляем припев делать.

Макс: У меня с припевами да, беда.

Феликс: Я такой, старой школы человек, мне нужен припев.

А потом музыку?

Макс: Да, сначала текст, а потом музыку.

О вас говорят: и пост-панк, и хип-хоп...

Феликс: Ну у нас скорее даже пати-панк… Да, пати-панк.

Жанр уникальный?

Феликс: Да нет, не редкий. Сейчас все в пост-панк ушли.

В одной из ваших песен «Грязь» были такие строки: «Дай мне еще кокаина и налей мне немного виски». Вот вы к наркоте как к сценическому атрибуту как относитесь?

Макс: (Скрещивает руки.) Нет, резко негативно! Резко негативно, отрицаем все, ни в коем случае не пропагандируем.

Если публика угашенная будет тоже плохо?

Макс: Да. Это ни в коем случае. Мы антидилеры.

На какого слушателя работаете?

Макс: Мы сами не понимаем, на самом деле, кто нас слушает. Всю музыку в мире слушают 16-летние девочки. От «Металлики» до Гуфа. Но для 16-летних девочек мы слишком пошлые и мрачные. Для людей старше 21 тоже, мол, что за г*вно, на «Щенков» идти. А люди, которым 45 лет, может, и хотели бы, но как они будут смотреться на этом концерте? Поэтому играем мы для всех, а приходят на нас те, кто решится.

Относительно недавно вас «Медуза» включила в десятку перспективных русскоязычных исполнителей. Аудитория там немалая, да и на Motherland, видел, вас постили. Планируете выходить в чистую коммерцию или вам ближе андеграунд?

Макс: О нас еще RollingStone писал, кстати. Где-то два месяца назад. А вообще, как придется. Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах.

На сцене вы с Феликсом антиподы. Это образ такой или в жизни та же тема?

Феликс: Это просто потому, что я с гитарой, а он без.

Хотите что-нибудь передать омичам?

Макс: Ребята. Главное, чтобы всегда был грейпфрут в холодильнике.

Феликс: Грейпфрут — единственное цитрусовое, которое держит в тебе наркотический заряд и даже разгоняет тебя еще больше.

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.