Ваш Ореол

Ваш Ореол

27 апреля 2017 14.26Судебные хроники

Жители Азово набрали кредитов на 5 млн рублей для родственницы главы села

Репортаж с заседания суда.

Жители Азово набрали кредитов на 5 млн рублей для родственницы главы села

Фото: vk.com

Об этой истории «Ваш ОРЕОЛ» писал ещё несколько лет назад. Отчаявшиеся селяне обратились в газету, чтобы рассказать о хитроумной схеме, которую провернула с ними дочь главы местного поселения Валентина Тимошенко (в девичестве Штекляин). Поддавшись личному обаянию девушки и понадеявшись на высокую должность её папы, жители Азово набрали для Валентины миллионные займы. Состава преступления в её действиях правоохранительные органы долгое время не замечали в упор. Уголовное дело против Тимошенко возбудили только после многочисленных пикетов и жалоб в Генеральную прокуратуру.

Прикрывалась папой

В зал заседаний Кировского районного суда высокая, статная и красивая 25-летняя Валентина входит гордой поступью царицы. Она одета как на молодёжную вечеринку: модные узкие джинсы от щиколотки до бедра расшиты бисером и стразами, верх - атласная кофточка в тон. На потерпевших Тимошенко смотрит высокомерно. Когда они дают показания, Валентина открыто потешается над их наивностью. От её былого обаяния, на которое когда-то клюнули люди, не осталось и следа.

- Она к каждому умела найти подход, - рассказывает одна из потерпевших, жительница Азово Наталья Линдигрин. - Лично меня тронула своим участием: когда заболела мама - обещала помочь с лекарствами, когда были трудности с работой, сулила, что трудоустроит в администрацию. А ещё всё время прикрывалась своим папой. Говорила: ну вы же понимаете, раз отец занимает такой пост, я не смогу вас подвести. Вот так и получилось, что я взяла для неё в банке более ста тысяч рублей, оформив кредит на своё имя. Валентина сказала мне, что ей нужны деньги на развитие бизнеса.

Для Анны Вакиловой и её мужа Евгения Валентина Тимошенко, несмотря на приличную разницу в возрасте (супругам далеко за тридцать) стала чуть ли не членом семьи - даже ночевать в их доме оставалась. Евгений занимался в Азово частным извозом и часто подвозил дочку местного главы до города, часами ожидая её у банка. Валентина говорила ему, что работает там помощником управляющего, хвалила таксиста за аккуратную езду, вежливость и исполнительность, не скупилась на чаевые, а однажды попросила познакомить с женой - мол, семья мне ваша очень понравилась. Вакиловым Тимошенко сказала, будто деньги, пять миллионов рублей, понадобились ей для покупки элитной квартиры в Омске.

- Валя объяснила нам, что такую крупную сумму ей не даст ни один банк, но деньги можно собрать частями. Попросила, чтобы мы с мужем оформили на себя кредиты и передали деньги ей, - говорит Анна Вакилова. - Обещала, что платить по долгам будет сама: мол, в случае чего мне и папа поможет - у него заправка и племенные лошади. Рассчитаться за всё она обещала в течение года. А в знак благодарности Валентина пообещала устроить моего мужа личным водителем своего отца.

Отец был в курсе?

За несколько дней объездив три банка, Анна Вакилова, чья зарплата на тот момент составляла всего 12 тысяч рублей, набрала кредитов на 800 тысяч. Говорит, что деньги и кредитные договоры разве что в руках подержала и сразу же отдала всё Валентине. Та взамен оставляла ей расписки, обязавшись погасить долги в течение года и пообещав каждый месяц исправно вносить платежи в банк. По аналогичной схеме набрал кредитов для Вали и муж Анны Евгений. В суде он заявил: прежде чем ввязаться в авантюру, советовался с главой Азовского поселения Иваном Штекляином.

- Перед тем как взять кредит, я два-три раза его подвозил, - заявил Евгений Вакилов в суде. - То из города забирал, то из Сосновского ОПХ Таврического района. Как-то сказал ему, что Валя просит взять для неё кредит. Он ответил: «Если просит, значит, берите, дочь не обижу, помогу».

Разговор с главой поселения о кредитах дочери состоялся и у пенсионерки Валентины Червенко. С Тимошенко её познакомил сын, который, как и Вакилов, работал в Азово таксистом и часто возил дочку Штекляина по делам. Кредит для Валечки, как в то время ласково называла её пожилая женщина, она взяла тайком от мужа. В знак благодарности Тимошенко пообещала помочь провести в дом стариков водопровод - чтобы пенсионерка не мучилась, на старости лет стирая на руках бельё. По долгам Тимошенко платила три месяца.

- А потом мне начали названивать коллекторы, угрожать, оказалась, что банкам никто ничего не платит, - хватаясь за сердце рассказывает потерпевшая. - Муж едва не ушёл из дома из-за всего этого, а я от стресса заболела. Записалась на приём к Штекляину, всё ему рассказала. Он сказал, что для него это как снег на голову. Валентина наругала меня, что я нажаловалась, но долги перед банками так никто и не погасил.

От бывших друзей Валентина начала скрываться.

- Когда мы нашли её на съёмной квартире в Омске, она чуть ли не смеялась нам в лицо! - рассказывает Анна Вакилова. - Заявила: «Прежде чем брать кредиты, нужно было узнать, способна ли я их оплачивать, а теперь это ваши проблемы, я вам ничего не должна».

Когда потерпевшие пригрозили обращением в суд и в правоохранительные органы, Валентина стращала: «Вы ничего не добьётесь, кто папа, а кто вы». Странным было и поведение самого Ивана Штекляина. Когда обманутые люди вышли на пикеты, в интервью сайту «СуперОмск» глава заявил, что якобы всё это происки политических конкурентов: «Моя дочь все долги выплачивает, а этих людей, пришедших на пикет, я первый раз вижу».

Перевод на 40 рублей

На самом же деле выплачивать долги Тимошенко начала только после возбуждения уголовного дела, да и то сущие копейки, которые иначе как издёвкой не назовешь. К примеру, на имя Анны Вакиловой стали приходить почтовые переводы в размере 20-40 рублей, в то время как ежемесячный платёж семьи по кредитам составлял около 40 тысяч.

- На самом деле ей нечем было оплачивать набранные кредиты, - говорит гособвинитель Виктория Насейкина. - Тимошенко нигде не работала, не училась, а полученные от селян деньги растратила на рестораны, покупку машины для своего будущего мужа и дорогую одежду. Свою вину на предварительном следствии она не признала, заявив что это гражданско-правовое дело, а не уголовное.

Погашать ущерб, нанесённый потерпевшим, Валентина не торопится и сейчас. К минувшему судебному заседанию для 11 человек, занявших ей 5 млн, у неё нашлось только 30 тысяч. Молодая женщина сидит дома с двумя детьми и нигде не работает. Правда, на платных адвокатов деньги у неё нашлись - интересы обвиняемой в суде представляют аж трое защитников.

За мошенничество в особо крупном размере Тимошенко грозит до десяти лет лишения свободы. «Ваш ОРЕОЛ» следит за процессом.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 17(954) от 26 апреля 2017 г.

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.