Новый Омск

12 июня 2017 17.16Культура

Сергей Шнуров: «Сибирь в моем сознании — это нечто мифическое»

Новосибирская журналистка пообещала лидеру группы «Ленинград» Сергею Шнурову показать сиськи за эксклюзив, а редактор «Нового Омска» поблагодарил его за популяризацию старого имени Стас.

Сергей Шнуров: «Сибирь в моем сознании — это нечто мифическое»

На минувшей неделе в соседнем Новосибирске состоялся концерт группировки «Ленинград». Партнер тура — компания «Мегафон» — дала возможность группе сибирских журналистов пообщаться с Сергеем Шнуровым перед концертом. Коллективное творчество мы оформили в виде интервью.

Сергей, группировка «Ленинград» отмечает 20-летие. Что вы думаете по этому поводу?

— Я стараюсь об этом не думать. Это как девушка, собирающаяся на свидание... Даже если ей пока 53, вряд ли она себе будет говорить: «Мне 53, мне 53...» Так никакое б... свидание не удастся. Поэтому я стараюсь не думать, сколько нам лет, сколько мы уже топчем эту сцену. Мы стараемся как в последний раз...

Вы в своих интервью неоднократно называли народ, среди которого тысячи ваших поклонников, говном...

— Ни разу не называл народ говном...

Было-было...

— Не было. Не приписывайте мне слова, не надо.

Хорошо... называли нехорошими людьми...

— Нехорошими людьми тоже не называл... Я вообще не могу по лицам определить, хороший человек или нехороший. Вот почему я не люблю и не исполняю песню «Выборы выборы, кандидаты п...» Тем более текст написал не я, а Алексей Кортнев... А потому что там есть некое обобщение и натяжка. Все это вообще не про меня. Я не могу так взять какую-то социальную группу и сказать, мол, все они — такие...

То есть вы отрицаете, что в программе Познера называли народ говном?

— Познер называл, я — нет. Говно фигурировало в программе, но звучало не из моих уст.

Сергей, в Москве открылась выставка ваших экспонатов, чему они посвящены?

— Если бы я хотел написать текст о том, чему посвящена выставка, я бы его написал, а не стал бы писать картины. Если ты можешь о картине рассказать по телефону, зачем ее писать?

Какой город вам больше всего нравится в России? Скажем, как относитесь к Новосибирску?

— Новосибирск — прекрасный город, мы здесь появлялись в самом начале существования нашего коллектива, играли в баре «Голодный койот». Там происходили всякие классные события... Странно, что мы ничем не заразились... Но вообще мне Петербург нравится. Меня все время тянет домой, там я чувствую себя как корюшка в Неве.

Никогда не рассматривали в этом контексте Москву?

— С коммерческой точки зрения, типа успешности бизнеса, присутствия в медиапространстве, конечно, удобнее жить в Москве, потому что там находятся все источники выхода к деньгам. Но между деньгами, славой и Петербургом я пока выбираю Петербург.

У меня не вопрос... я хочу получить эксклюзивное интервью. Мне сказали, что для этого я должна вас удивить. Так вот, если надо показать сиськи, я покажу, если надо встать на голову, я встану... Серега, мне нужно эксклюзивное интервью после этой встречи на десять минут...

— (Озадачено.) Ну... хорошо. Но про сиськи вы сами сказали.

Юухххуууу...

(Крики коллег: «Показывай»).

Только наедине....

(Как позже рассказала корреспондентка, все обошлось — грудь оголять не потребовалось).

Слоган тура «20 лет на радость»... А вспомните себя 20 лет назад и сравните с сегодняшним — какие три отличия? И в дополнение, вот есть «ленинградость», а есть ли антоним этого слова?

— Конечно, есть.  «Рокогрусть». Вообще основной пакет русского рока он грустный.

Что касается отличий, по сути, кроме возраста, ничего и не изменилось...

А в плане творчества?

— Конечно, допустим, человек в 24 года прочитал 200 книг... И если в 44 года его культурный багаж составляет те же 200 книжек — он идиот.

Есть артисты, которых как-то в одночасье становилось слишком много, например, Николай Басков... В какой-то момент он надоел. Боитесь ли вы надоесть?

— Такого рода опасений у меня нет. Я сам регулятор этого процесса. Если почувствую, что сам себе надоел, то прерву этот процесс, как делал неоднократно. Я же тоже являюсь публикой — смотрю клипы группы «Ленинград», слушаю песни, кстати, чаще чем остальные... Ну а Басков прекрасно себя чувствует, он по-прежнему играет корпоративки за очень дорого... Так что не переживайте за него.

Вопрос о ваших клипах. Мне кажется , что-то похожее в свое время делала Алла Пугачева или даже Милен Фармер...

— (Удивленно.) Ну, у Милен Фармер не было особого сюжета, у нее песни не разделялись. У нее песня являлась основным посылом, все остальное лишь видеосопровождение. А у нас все смешано. Неизвестно, что является приоритетом — песня или видеосюжет.

Мне кажется, вы можете обойтись без этого...

— Кто так думает, тот и не группа «Ленинград». (Смеется.) Если можно было бы обойтись, я бы обошелся. Я вообще не люблю тратить деньги...

Есть мнение, что Шнурова позвали на телевидение вести передачу, потому что Первому каналу больше нечем удивлять телезрителя. Удалось ли Шнурову удивить телезрителя?

— Я не могу говорить от лица Первого канала... У них большая структура, совет директоров... Много разных голов, и эти разные головы думают по-разному. Единого мнения там нет, уверяю вас. Удалось ли удивить? В принципе, если бы я был в совете директоров Первого канала, я бы из этого чувачка по кличке Шнур выжил бы больше.

Прочитал в одном из интервью, что вы свою жену называете ласково Бабка. А как она вас называет?

— У нас много разных прозвищ в зависимости от ситуации. Бабка — это такое игровое... Мы таким образом смеемся над нашим довольно пожилым возрастом, мне — 44, ей — 31. Ирония, понимаете ли.

За 20 лет много ли было написано в стол?

— Много. Есть какие-то вещи неудачные, есть недоделанные, есть несильные... Вообще, если вы знакомы с практикой работы художника, они делают очень много набросков, лишь для того чтобы набивать руку... И вот таких набросков у меня ...дцать и тьма.. Понятно, что сейчас какие-то наброски, скажем, Рембрандта даже выставляются в музее, но не думаю, что он писал их для этого.

Вот вы сейчас при нас курите, чтобы сделать все наперекор или просто не можете потерпеть?

— Я просто курю. Все намного проще. Нет в этом никакой позиции. Просто курю.

А как к здоровому образу жизни относитесь?

— Я прекрасно отношусь. (Смеется.) Это молодой зарождающийся и обреченный умереть миф.

В Новосибирске вас очень любят православные активисты, а любите ли их вы? Помните, они хотели вас даже оштрафовать за курение и матерки.

— С активистами я предпочитаю общаться с помощью своих юристов. Если активист, то рифмуется юрист. У меня есть бригада очень мощных юристов, пусть они с ними и общаются.

Как вы относитесь к похвалам и критике?

— Семантическая синусоида в данном смысле примерно одинаковая. И большой разницы в высказываниях типа «Шнур — гений» или «Пошел ты н..., дебил» я не вижу. Информационно эти посылы — одно и то же. Просто плюс и минус.

(Вопрос от «Нового Омска»). Спасибо за популяризацию имени Стас... красивое старое имя...

— Космическое, хе...

В Омске во время прошлых выборов у одного партийного чиновника прямо на встрече с народом и кандидатами зазвонил рингтон «Выборы, выборы — кандидаты...» И все это было воспринято как шутка, типа Серега же наш, мейнстримовый первоканальный парень... Не было желания уйти в оппозиционность, чтобы чиновникам стало страшно и стыдно ставить ваши рингтоны на телефон?

— Вы плохо знаете этих людей. Им стыдно не будет.

Вы являетесь футбольным болельщиком?

— Я ходил на футбольные матчи, пока в телефонах не придумали камеры. Сейчас лобой мой приход на стадион превращается в большую фотосессию, а большого желания фотографироваться лишний раз у меня нет. Телевизора у меня дома тоже нет, поэтому я уже не подхожу под классический канон болельщика. Но я могу посмотреть футбол...

А однажды вы устраивали прямой эфир в инстаграме с футболистом Александром Кержаковым...

— Кержаков приехал на нашу пьянку чисто случайно... Ну приехал и приехал. Будет следующая пьянка, может, Месси заглянет. Как Бог даст, это к вопросу о православных активистах...

Интернет активно развивается. Стал ли наш народ любить за эти 20 лет еще больше говна, как вы говорили?

— Это же цитата Егора Летова — «любит наш народ всякое говно...» И фраза эта не так проста, как кажется, многие считают, что у этого слова есть отрицательная коннотация... Но я помню, что Россия все-таки преимущественно страна сельскохозяйственная, поэтому к говну отношусь несколько иначе... Как к удобрению.

Группировка «Ленинград» ездит только по большим городам... А как затянуть вас в маленький город? А то у нас на День города привозят только Стаса Михайлова...

— В День города мы не можем выступать, поскольку в нашем творчестве присутствует так называемая ненормативная лексика. А там дети... И нельзя ж этого делать. Поэтому довольствуйтесь Стасом Михайловым.

В прошлый ваш приезд не только православные активисты выступали против вашего концерта, но даже мэр публично обратился, попросил не курить, не материться. Вы прислушаетесь к этой просьбе в этот раз?

— У меня есть очень близкий человек... Это моя жена, она мне гораздо ближе, чем мэр... И вот она иногда меня просит не пить... А я имею наглость ослушиваться.

Недавно последователи пастафарианской церкви признали вас святым, как вы к этому относитесь?

— Ну вы видите, я даже внешне немного поменялся... Просветлел. (Смех.)

А что для вас вообще святое?

— Ууууу, я стараюсь не впадать в такие экзальтированные состояния... Святое — это то, что не поддается анализу. Я человек рациональный, предпочитаю думать. Если ты выбрал себе что-то святое — стул, женщину, богов, — ты перестаешь анализировать. Ты выключаешь мозг. А я за мозг.

Я недавно общался с Бутусовым, он сказал, что мечтает сыграть в сказке, а у вас какие мечты?

— Сыграть в сказке? Меня крайне удивляет, что человек... Сколько ему лет? За 50, и он б... мечтает сыграть в сказке. Нет у меня такой мечты.

Что скажете о Сибири?

— Сибирь в моем сознании — это нечто такое мифическое. Я плохо знаю этот край. Мне здесь нужно пожить подольше... Но я не призываю власти сослать меня в Сибирь. (Смеется.) Если бы мне нужно было реконструировать это понятие, я бы поехал сюда, конечно, пожил. Ведь почему я столько пишу о Питере? Потому что я его чувствую, я его знаю. И я предпочитаю делать то, что я знаю.

Ваши песни переводили на иностранные языки?

— Ээээ, да! В Германии сняли фильм, который называется «Рашн Диско», и там заглавной песней стала «Супергуд», тем более что ее даже переводить толком не надо было...

Недавно общался со службой судебных приставов, они очень благодарили вас за фрагмент в клипе «Экстаз», мол, заплати все долги и лети спокойно... А какие проблемы, на ваш взгляд, еще нуждаются в социальной рекламе?

— Ребята, не надо воспринимать искусство как рекламу. Это же не пропаганда. Мы являемся только тем кривым зеркалом, которое отражает социальные и не только социальные процессы. Реально магическое влияние экрана у нас сильно преувеличено. Я когда бываю в разных городах, мне часто говорят, что вот у нас такие плохие дороги, напишите песню об этом... Я говорю, б... а вы просто дороги отремонтировать не хотите? Нет, песня не исправит дороги!

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 1):

Гость
[Комментарий удален]
Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Календарь

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезонаФото

Время зонтов в Омске: поэтический опен-эйр к открытию театрального сезона

Лицейский театр открыл 24-й сезон лаундж-проектом «Раскроем зонт — откроем сезон».

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

«Алые паруса» под Deep Purple: премьера спектакля в Омске

13 сентября в «Арлекине» омскому зрителю представили спектакль по пьесе современного драматурга из Красноярска Александра Хромова.

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Омск прогрессивный: 10 креативных идей от коммунальщиков и дорожников

Потому что столбы посреди дороги и снег, который кочует с дорог на тротуары и обратно, — это не работа спустя рукава, это нововведения.

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

Преображение: как Марина Хариби и Андрей Маслов попали в руки секс-символа 50-х

О красе ногтей, ветре в волосах, мужских руках и омской Монро.